Вячеслав Емшанов. КОМАНДИРОВКА В ЧЕРНОБЫЛЬ

О взрыве на Чернобыльской атомной станции я узнал спустя несколько часов. В десять часов утра в воскресенье 27 апреля 1986 года мы ехали на аэродром, в автобусе Юра Наумов задумчиво сообщил о том, что западные голоса передали по радио о взрыве на Украине атомной электростанции.
Помнится, я не поверил (мало ли чего эти голоса брешут). Со временем все подтвердилось, мы узнали и про радиацию, и про гибель людей.
До Магдагач «волна» дошла в конце августа. Мы сидели в ленинской комнате (помещение в казарме тех времен, где стояли столы и стулья и солдаты могли почитать, написать кому-нибудь письмо, а также в этой комнате замполит проводил пропаганду), занимались полетной документацией.
Вдруг, командир эскадрильи подполковник Нелипович поднял голову: «Да, чуть не забыл, ты, ты и ты с экипажами идите к командиру полка получать задачу». Я поинтересовался, мол, куда летим? Командир, как бы извиняясь:
«Вы, ребята, в учениях не участвуете, полетите в Чернобыль, комполка всё расскажет».
Командир полка подполковник Белов коротко поставил задачу: несколько экипажей нашего полка выделяются для работы по ликвидации аварии на ЧАЭС, получить деньги, документы, взять всё необходимое для полетов, через два дня нас отвезут на аэродром «Украинка», туда за нами придет самолёт.
Ребята мы были уже опытные, так что сразу получили деньги и командировочные документы. На другой день не спеша сходил в союзпечать, выписал газеты, журналы (мы очень много всего этого читали). В 12 часов прибегает капитан Кукушкин с приказом немедленно собираться — в 16.00 назначен отлет. Сбегал, оповестил своего летчика — штурмана Игнатьева (жили мы все рядом, в шести пятиэтажных домах), долго не могли найти борттехника Алика Рониса, он ушел в поселок к тёще.
Наконец к 16 часам собрались возле березовой рощицы у штаба полка с вещами. Ждём прихода командира полка, должен нас напутствовать. Тут же летчики и техники нашей эскадрильи ждут построения. Выходит из штаба подполковник Белов. Мы построились, капитан Сопрыкин пошел докладывать. А стоим мы все в повседневной форме, поверх кителей демисезонные летные куртки (прохладно, а шинели, конечно, с собой никто брать не стал — мы не идиоты). Видимо, командира полка кто-то разозлил, он забыл, зачем пришел, в ярости «отлаял» нас за нарушение формы одежды, повернулся и исчез в недрах штаба. Обескураженно чешем в затылках, хорошо напутствовал отец-командир. Комэска Нелипович всё видел, построил эскадрилью и очень сердечно пожелал нам успехов и от себя, и от командира полка.
Погрузились в вертолёт, Наумов вырулил на перемычку, вдруг убирает коррекцию (перевёл движки на малый газ). Спрашиваю — в чём дело? Отвечает — Косогоров летит. Через пять минут рядом с нашим садится вертолёт, из него выбегает находящийся уже две недели в командировке борттехник Косогоров, обнимает подбежавшую жену, берет принесенный ею чемодан и пересаживается в наш вертолёт. После этого Наумов везет нас в «Украинку». Больше во всём полку борттехника для Чернобыля не нашлось. Забегая вперёд, скажу, что Сапрыкину с Косогоровым в Чернобыле не хватило вертолёта, и они занимались тем, что ездили каждый день в Чернигов за водкой для всего нашего коллектива.
Прилетели в «Украинку». Нас уже ждёт военный Ту-154, грузимся по почти отвесной стремянке (никаких трапов). Внутри уже сидят наши коллеги с Приморья. По пути в Москву садились в Чите и Свердловске, заправлялись и брали ещё экипажи. В Москву на Чкаловский аэродром прибыли в три часа ночи. Сели в зале ожидания. Цивилизация. В туалете из крана течет горячая вода. От растерянности я тут же вымыл голову (дома-то не успели). Утром нас до Киева (Борисполь) довёз на своём Ту-134 генерал-полковник, начальник химвойск страны. В Борисполе нас проинструктировал и затем отвёз в Чернигов Герой Советского Союза, генерал-майор Антошкин (он отличился в первые дни аварии). В Чернигове нас уже ждали два вертолёта и через пятнадцать минут привезли в Гончаровск, к месту базирования. Доставили через всю страну меньше чем за сутки.
Разместили в гостинице, командиров экипажей — в отдельных комнатах, в столовой кормили очень хорошо, ложка в тарелке буквально стояла (мяса не жалели).
Утром 31 августа начали входить в курс дела. Старшим в ОАГ (объединённой авиагруппе) был назначен полковник Воробьев. Очень опытный лётчик. Он был начальником армейской авиации в одной из армий на Украине.
В Чернобыле за четыре месяца второй раз. Допуск по погоде имел 30 на 300 (я летчиков с такими допусками больше не встречал). Он взлетал и садился в тумане. Для начала полковник Воробьев Валерий Александрович выступил перед нами примерно с такой речью:
«Ребята, Чернобыль — наша народная беда, нам предстоит участвовать в ликвидации последствий этой аварии.
Да, возможно, кто-то из нас заболеет, возможно, кто-то умрет, но ни американцы, ни японцы не прилетят сюда за нас это делать, так что проникнитесь и работайте!» И мы прониклись.
Изучили район полетов. От нашей базы в Гончаровске каждое утро вертолеты перелетали на импровизированный аэродром подскока Кубок-1. Это было большое, заросшее травой поле на северной окраине города Чернобыль, в семнадцати километрах от АЭС.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Бельские просторы №4, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Емшанов Вячеслав

Родился в 1960 году в городе Сарань Карагандинской обл. В 1981 г. окончил Сызранское высшее военное авиационное училище лётчиков, военный лётчик первого класса. В Афганистане был дважды: первый раз — в Кандагаре (1984–1985), второй раз — в Джелалабаде (1987–1988), согласно лётной книжке всего совершил семьсот девяносто восемь боевых вылетов. В 1991 г. перевёлся в Караганду, в 154-ю отдельную поисковую эскадрилью (поиск и эвакуация приземлившихся космонавтов). В 1998 г. служил в Новосибирске, в эскадрилье МВД С 2000 г. — пенсионер. Награды: ордена «Красное Знамя», «Красная Звезда», «За службу Родине в ВС СССР 3-й степени». Воинское звание — майор.

Регистрация

Сбросить пароль