Наталья Уварова. ПАСХАЛЬНЫЙ ЛЕС

ГОРОД, ГОРОД…

Солнце выползет, щурясь пьяно,
Да закусит углом бетонным.
Просыпается город рано,
Утро плещется под балконом.

Город, город, как ты недужен,
Сер, неряшлив, неважно скроен:
На асфальте — бычки и лужи,
Под асфальтом — пески и море.

Всяк здесь узнан и перемолот:
Пересуды да разговоры.
Отпусти к горизонту, город,
Отпусти меня город в горы.

Или сделай меня как прежде,
Город, дай мне не крыши — крылья.
Натянуть бы твои одежды,
Ненавистные и родные.

Чтоб не картой легли, а кожей
тротуары, дома, больницы.
Город, город, мы так похожи,
Город, город, давай мириться.

Город, город течет по венам,
Нервным пульсом у шеи бьется.
Переулки, заборы, стены…
А за стенами — солнце, солнце.

ДЕЛО ТВОЕ — СЛОВА

Что выбираешь — плит
надгробных тяжесть, неверность роз?
Каждый, кто пишет, — мнит
Поэтом себя всерьез.

Что есть поэта чин?
Сми-и-ирно — словесная рать!
Каждое слово — сын –
в службу как отдавать?

Вот и расти сынов
да береги от простуд,
а подрастут — крысолов
всех их заманит в пруд.

Контрабандист и пират
жаждут нейтральных вод.
Слово мое — клад,
блудного чрева плод.

Не победит вода
каменный парапет,
так на мое — да?
глыбой гранитной — нет!

В недрах каких глубин
погребена суть?
Что есть поэта — чин?
Каждое слово — путь.

Поле — чертополох,
двор — лебеда да сныть.
Слово мое — вздох,
слово мое — жить.

Лживое письмецо
вырву из жадных рук.
Эй, выходи на крыльцо
хоть на один звук

В чем родила мать,
наг и простоволос.
Слово мое — знать,
слово мое — скользь.

Часто ль в глуши лесов
прятался словно тать?
Много ль найдется слов,
ежели — отвечать?

Слово — редчайший металл –
каждое вычисти, взвесь,
помни — как входишь в зал —
здравствуйте, ваша честь!

Не хорохорься, не спорь,
прячь за зубами язык.
Вот был ввечеру — хорь,
стал поутру воротник.

Нет бы на каждый упрек
смело, во весь свой рост!
Слово мое — впрок,
слово мое — внахлест!

Так разом бесплодную сушь
вдруг накрывает волной,
так открывает суть
всякий язык иной.

Слово — и над и ниц,
слово — живи в веках!
Слово — пустых страниц
вечный поэта страх.

Как донести хоть слог —
всем потерявшим слух?
Было ж вначале — Бог,
слово из трех букв.

Здравствуй, товарищ Бог,
пламенный шлю привет,
слово мне дай — одно,
но чтоб от всех бед.

Слово вложи в горсть –
то, что не говорят.
Слово — голгофский гвоздь –
ключ ото всех врат

Слово — перевернет
всю твою душу враз!
Испепеляет гнет
вещий  небесный глас!

Страхи все вмиг отпустив,
Чувствуй душевную дрожь!
Думаешь новый стих
пишешь? Ты воду льешь
попусту. Жернова
тяжкие — ни гу-гу.
Дело твое — слова,
их для тебя — берегу!

* * *
Основная наша профессия — не роптать.
Все дороги, куда бы ни шел, — приведут домой.
Заруби на носу, завяжи узелок, запиши в тетрадь,
Перед тем, как отправиться завтра в последний бой.

Не сорваться, с ума не сойти — вот уже благодать,
Не участвовать в гнусной кадрили карикатур.
Основная наша профессия — фильтровать
Все, что льется из черных безжалостных амбразур.

Отчего без разбору торопимся пожирать,
что ни кинут нам, будто нынче и глад, и мор?
Основная наша профессия — понимать,
Что они начеку, даже если выключен монитор.

Как они наступают — за стаей стая, за пядью пядь,
Их плацдармы — твое нехитрое бытие.
Основная наша профессия — рассказать –
Их Освенцим — в твоей измученной голове.

Не роптать — даже если сцена твоя — эшафот,
Перед тем как затихнуть навеки, сронить словцо.
Видишь, солнце лучами вонзается в мой живот.
Видишь, радуга упирается мне в крыльцо?

Основная наша профессия — не роптать.
Все дороги, куда бы ни шел, — приведут домой.

* * *
Мне приснилось, что муж мой покончил с войной,
Он вернулся и худ, и сед.
И сказал мне: скорее пойдем домой.
Я сказала, что дома нет.

Муж вернулся с войны, он был худ и хром.
Май звенел. Зеленели поля.
Он сказал: не беда, мы построим дом.
Милый, это не наша земля.

Муж сказал, что отныне покончил с войной.
Где была она — та война?
Он спросил, но ведь ты навсегда со мной?
Милый, я не твоя жена.

Мы сидели долго — спина к спине.
В чистом поле костер догорал.
Мне приснилось, что муж мой был на войне
И не понял, за что воевал.

ЛЕС ПАСХАЛЬНЫЙ

Вот вчера — безмолвье, а нынче — гам.
Как трепещет сердце и ждет чудес.
Затаив дыханье, как входят в храм,
Ты войди неспешно в весенний лес.

Так останься с лесом наедине –
Без айфона, пива и сигарет.
Берега-стволы, ты на самом дне,
Над тобою колышется тусклый свет.

Отрекись от города хоть на час —
Город сковывал тысячью обручей.
И смотри, как смотрят в последний раз –
Вот растет трава, вот бежит ручей.

Возжелай душою и сердцем всем
Этот лес, волнуясь и трепеща.
Как желают сущие во гробех
Прикоснуться к краю Его плаща.

Опубликовано в Бельские просторы №5, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то приобретите премиум-подписку.

Уварова Наталья

Наталья Павловна Уварова родилась 21 июля 1982 года. Публиковалась в журналах «Нижний Новгород», «Столица Нижний», «Моя Надежда», Bellissimо, «Ковчег», «Союз писателей», «Земляки», «Невский альманах», «МЫ»; в альманахах и коллективных сборниках: «25 июня», «Дзержинск литературный», «45 параллель», «А можно мне с тобой поговорить...» (2014, Н. Новгород), «Образ» (2014, 2015, Москва), «Настоящие. Нижегородское собрание сочинений» (Нижний Новгород, 2015), «Музыка души». Автор книг «Голуби и крысы» и «Бабочка». Лауреат и финалист ряда областных и всероссийских поэтических конкурсов и фестивалей авторской песни. Живёт в Дзержинске Нижегородской области.

Регистрация

Сбросить пароль