Марина Черноскутова. СЕНЯ. ПРОСТО ТАК

Сеня

На ферме был Сеня. Надёжа и опора. Загуляет кто из скотников – Сеня всегда заменит. И поэтому зарплата у него всегда к сотне. А после Нового года так и больше сотни. Жена рада: “Вот вам и Сеня! Кормилец!”

А тут – бац! – ровнёхонько сотня вышла. И выдала кассирша Сене новенькую сотку! Пусть порадуется.

Пусть похвалится. Ведь не каждый день на такую купюру посмотришь. Полтинники и то редко дают. Четвертаки – изредка. Самые уважаемые – рыженькие десятки, а привычные в ходу – пятаки, рубли да трёшники.

Вышел Сеня на крыльцо, сел на ступеньку и заплакал. Посмотрит на сотню – и всхлипывает в голос, грязным рукавом фуфайки утирается. Усалакался, как чушка.

Бригадир Сенин увидел:

– Ты чего, Сень? Обидел кто?

– Так ить… – Сеня аж выговорить не может. – Работал же! Денежку одну дали. Как так-то? – показывает сотню и с надеждой смотрит на бугра. – Я же всё делал, как ты велел. Как так-то, Карлосич?

Карл Иосифович, сдерживает улыбку, нахмуривает брови, берёт сотню и качает головой:

– Неправильно это. Ошиблась, наверное, Надежда Демьяновна. Пойдём.

Сеня подскочил, засуетился, улыбается:

– Ошиблась она. Неправильно.

Раздвигая очередь, театрально и громогласно повторяя: “Нет, Сеня, это надо разобраться!” – бригадир подходит к окошечку кассы. Очередь расступается в ожидании спектакля. Покашливают. Прячут улыбки. Может, и сразу по ходу обсуждали бы да хихикали, но знают, что бугор цыкнет: «Неча над божьим человеком хыриться».

– Надежда Демьяновна! Что-то не так с зарплатой-то Сениной.

Надежда Демьяновна, не видевшая из своей амбразуры зачина, начинает сходу защищаться:

– Чё не так-то? Вот, глянь ведомость…

Карл Иосифович ей подмигивает:

– Ну? Работал мужик, а ты ему одну бумажку. Не должно бы. Может чего спутала?

Надежда Демьяновна сообразила. Подыгрывает:

– Ой, Карл Иосифович, так я не ту ведомость посмотрела. Арсений Семёнович, подойдите, пожалуйста.

Бригадир отдаёт кассирше сотню и уступает Сене место у окошка. И Надежда Демьяновна – опять удача! – выдаёт Сене пачку рублей.

Сеня принимает кирпичик. С интересом рассматривает. Трогает банковскую ленточку. Не поймёт чего делать.

– Вот заработал, так заработал! – подбадривает тракторист Коля. – Ты ж миллионер, Сеня!

Сеня улыбается:

– Сеня работал!

– Ты сам-то, Сень, не рви упаковку, – преувеличенно душевно советует телятница Тамара. – Деньжищ-то вон сколько! Вдруг выскользнет какая… А так донесёшь. Пусть Клава сама вскроет.

– А гостинцы? – тут же Сенина улыбка меняется на обиду и растерянность.

Сеня всегда с получки идёт в магазин, на одну денежку гостинцев покупает.

Коля поворачивает к себе Сеню и, глядя ему в глаза, заговорщицки шепчет, чтобы все слышали:

– С такими деньгами, Сеня, нельзя в магазин.

Сеня пугается:

– Почему?

– Сильно много. Дуй сначала домой. Клава тебе одну денежку даст, тогда пойдёшь за гостинцем.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Кольчугинская осень 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Черноскутова Марина

Родилась в 1968 году. Выпускница филологического факультета КемГУ. «Король поэтов» в Красноярске (2014), участник Международного фестиваля поэзии на Байкале (2017). Публиковалась в журналах «После 12», «Огни Кузбасса», альманахе «Иркутское время». Автор книг стихов: «Джинсовый монах» (1996), «Святые гвозди» (2014). Живёт в посёлке Кузедеево Кемеровской области, учитель шахмат в Доме творчества.

Регистрация

Сбросить пароль