Ирина Надирова. СТИХИ В АЛЬМАНАХЕ “ОБРАЗ” №2, 2020

Хочется

Косо свет режет сумрак … сверкающей полосой…
Тряпку смочи в воде…. подними подол…
хочется по грязному, по немытому, да босой…

Но чисто начисто вытираешь голубой тряпицею
грязный пол,
Будто спрашивая у мамы:
– Ну мама, как?
Жаловаться не стоит, пустяк вопрос.
не окончила ни школу, ни вуз, ни филфак…

Я удобрение в городе, я навоз…
Мчалась к нему, родному, на парусах…
Робко стучала в сердце – не отворил…
Но если сегодня любовь на моих весах…
То завтра – молчание, ненависть и тротил…

Где горизонт?

Где горизонт, за который уходит осень?
Листья – тела сухие горят, и дым
Будет еще стоять долго цифрой восемь.
Где горизонт, за который уходим мы?
Осень в оправе золота расцветает.
Город дождем исхлестан в немой тиши.
Мне иногда до судорог не хватает
Веры твоей, что слова наши будут жить.
Где горизонт, за который уходят птицы?
Гроздья рябины набрали свой нужный цвет.
Дайте и мне взойти и воды напиться.
Осень в оправе золота – горицвет.

Зимой

Зимой рябины нет.
Стоят деревья голы.
Поэтому поэт- скала
Рубцует сколы.

Не говори о том, о чем давно забыто.
Рябина не горчит.
Она уже напиток.
Где анемична ночь.
Где никаких свидетельств.
Зима – послушный зодчий.
Архитектура петель…
И смотрит на меня
Глазами, что навыкат.
Не понимай меня…
Я декабрист и мытарь.

Миры

Миры Рэя Бредбери….
Снег – это пыльца, слетевшая с крыльев ангелов.
Чтобы как в детстве, когда болело.
Мама дула на ранку.
Снег, остуди огонь.
Снег, укроти огонь.
Снег, помоги…
Помогал … Остужал…
Добрый дух снега.
Перемени зло на добро.
У бога никогда не кончается снег.
У меня никогда не закончится любовь к снегу.

Флэшмобы и парады

Флешмобы и парады…
Значки, кому награды?
И с карточкой сбербанк идет за хлебом дед.
Я этого представить не могу.
История об этом ни гугу…
Мы мало что читали о блокаде.
Тем более, рассказывал мне дед,
Остались песни… Бабины тетради…
И формы… Те, в которых пекся хлеб,
Чугунные, тяжелые, в нагаре.
Мне нравилось, как вечером гутарил… мой дед.
Рассказывал о пленных и войне…
Я призраков искала на стене…
Рассматривая вышитый ковер…
И баба сказку «Репка» вышивала…
Живой ковер…
Висел он на стене.
И песни баба пела о войне.
Выпьем за тех, кто командовал ротами, кто
умирал на снегу…
Прошло немало времени…
А гул… Стоит….
И песня не забыта…
О время акций, лайков, классов, бита…

***
Не расчерчен строго порядок слов.
Я меняю деревья, дома и небо.
И отдельно рисую вот здесь – коров.
Люди лишь продолжение…
Кубик – ребус.
Окна смотрят глазами живущих в них,
Бревна дышат сквозь легкие
В них живущих.
Тут особый порядок, особый ритм.
Тени здесь расцветают,
Цвета их гуще.
Я впервые крапивой дышу сквозь март.
Здесь не платят за краски.
Тут краски тонут.
Снег растаял,
А значит, весна на старт!
Здесь иначе никак.
Здесь кресты – иконы.
Здесь слоняться нельзя.
Город сном ли спит?
В маске даже луна,
Не чихай на звезды.
Я ходила сдавать на ВИЧ и СПИД.
На ковид что сдавать?
Уголь, пыль?
Мне поздно.
Начинать о хорошем писать.
Что жизнь?
На столе молоко и грейпфрут вчерашний.
Я тебя не ловила вчера на лжи.
Станет милый поэт…
Вмиг забытым, домашним.
Что заглядывать,
Там за углом весна.
Здесь вчера открывала я душу настежь.
Карантин – это время…. Себя сверстать.
Будет все хорошо.
Даст ист не ….. фантастиш.

Кроны не стачивай

Ветра волна накатывает – январь.
Входит в меня, как меч.
Если тебе был дорог вчера февраль…
Ибо для встреч.
Расстояния нет.
И времени больше нет.
Тупо молчать.
Оплатила деточка свет.
Можно встречать.
Я не хочу выдавать секрет.
Ты мой ковчег…
Просто вчера оплатила свет.
Здравствуй, мой снег….

От бирюзовой до голубой…
Сотни парсек.
Ибо наследникам.
Бог есть любовь.
Хватит на всех.
Перечитаю
И заключу…
Вечность в объятия …
Ибо делить я не хочу…
Бессмертия платье.
Камер хранения хватит на всех.
В это мгновение.
Я заключаю в объятия снег.
То есть знамение.
То есть была я права, что тетрадь –
Это материя.
Свет потускнел, я успела впитать…
Ночь суеверие…
Больше не верю в приметы про ночь.
Вечность заманчива.
Снегоотточие…. Не кровоточь.
Кроны не стачивай.

По кровавому свежему следу

Мягкий злак.
Мягкий знак.
Сок хурмы – снега вкус.
Вязкость снега и терпкость.
Калька неба пропитана – резкость.
Вижу снег за пределом тюрьмы.

Снег зернист
На могилках, крестах.
Ветки – вектор, они направляют.
Жажду снега зима утоляет.
Скинуть листья и скинуть свой страх.
Этот взмах, взмах крыла, то есть
Ветки одной.
Голой ветки, готовой к побегу.
Превращение альфы в омегу.
Смена сфер происходит зимой.
По кровавому свежему следу….

Опубликовано в Образ №2, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Надирова Ирина

Родилась 22 ноября 1984 года в г. Ленинске-Кузнецком. Участница литературного цеха «Образ». Публиковалась в журналах «Огни Кузбасса», «После 12», «Фантастическая среда»; в альманахах «Кольчугинская осень», «Образ». Участница городских конкурсов, фестивалей.

Регистрация

Сбросить пароль