Гарифулла Япаров. ВЕРНОСТЬ

Повесть

1
Маленький щенок породы служебных собак, похожий на европейскую немецкую овчарку, вскоре после рождения осторожно открыл глаза и посмотрел на удивительный мир, полный страхов и угроз, и на непогоду, разгулявшуюся на улице. Он услышал ровное дыхание большого теплого тела матери, возле которого копошились такие же, как и он, малыши.
Этот маленький живчик постарался доползти до пахнущих молоком сосков матери, но по пути был сбит карапузом, ползущим туда же, расталкивая своих братьев и сестер. Малыш шире открыл глаза и через решетку вольера увидел молодого человека в военной форме, с большой блестящей звездочкой на погонах, который воскликнул:
— Вот-вот, Тарзанчик открыл глаза и прет вперед, к самостоятельной жизни! Надо же, как стремится выжить, значит, будет с него толк! Его сбивают, а он все равно идет вперед. Похвально, похвально! Сегодня, наверное, уберем всех остальных щенят, а этого пока оставим, пусть крепнет. Можем оставить в друзьях еще одного такого же сильного – того, что преследует его и не дает приблизиться к соскам матери.
— Да, товарищ майор, так и сделаем! – откликнулась стоящая рядом сотрудница питомника. – Ведь вам нужен крепкий пес, а характер закаляется только в борьбе, поэтому пусть дерется с шустрым братом, а потом видно будет.
«Эти важные люди, – подумал маленький щенок, – раз мать, завидев их, виляет хвостом и тихонечко повизгивает! Значит, с ними надо держать ухо востро!
Наверное, мужчина все же поважнее! Надо постараться с ним подружиться. А чем это от него так неприятно пахнет, когда дышит на меня, аж голова кружится?»

2
За сотни километров от собачьего питомника, в райцентре, расположенном недалеко от Уфы, молодой человек, работник райкома КПСС, получил служебную квартиру с большим двором – рядом с главной площадью поселка, где днем и ночью люди, особенно подвыпившая молодежь, раскусившие первые плоды западной демократии в российском исполнении, гуляли с бутылками пива в руках и сигаретами в зубах.
Соседские мальчишки, да и сбегавшие из РОВД пьяные хулиганы, всегда лезли через забор в его двор, а потом по огороду устремлялись к поселковому пруду, где в чаще тальника их просто невозможно было достать.
— Газиз, вот опять бежит хулиган к нам через забор! – крикнула жена молодому человеку. – Уж сколько можно такое терпеть! Хорошо еще вдогонку не пуляют, а то бы весь дом был в дырках!
— Стой, кто идет! Сидеть! Руки вверх! – шутливо и жестко дал команду Газиз внезапно появившемуся из-за летней кухни хулигану. – Шаг вперед и лежать!
Не рыпайся, успокойся и лежи!
В калитку влетел молодой милиционер и, виновато улыбаясь, сказал:
— Газиз Хафизович, извините, бегут же заразы, а в подвале мест нет. Задержанных размещаем в коридоре, пока оформляем дело и определяем через суд на 15 суток. Этот напросился в туалет на улицу и деру дал! Вот зараза! Дай руки!
Вот так, сейчас уже не убежишь! Пошли в отдел!
Таким образом еще один хулиган был пойман в огороде Газиза Байрамова, недавно вернувшегося с учебы в Свердловской высшей партийной школе.
На следующий день во двор явился милиционер со служебной собакой, говоря, что в подпол летний кухни забрался еще один хулиган, а хозяин сидит дома и ничего не видит и не слышит.
Рвущаяся из поводка овчарка привела к летней кухне, из подвала которого на корточках вылез человек и сразу же поднял руки, увидев вставшего на задние лапы огромного пса.
— Газиз Хафизович, вам надо взять такую же овчарку, как у нас в РОВД, и будет порядок. Тогда в ваш огород вряд ли кто сунется. А так у вас – проходной двор… – заявил милиционер.

3
Маленький Тарзан через пару недель окреп и стал осознанно сопротивляться натиску своего брата, которого хозяйка, носившая военную форму, нарекла Барсиком. Барсик был красив, флегматичен, имел натуру барскую, ходил по-хозяйски вразвалку вокруг конуры и постоянно инициировал стычки с Тарзаном – по поводу или без него.
Тарзан был любознательным псом, принюхивался к окружающим запахам, прислушивался шуму, доносившемуся из конторы собачьего питомника, где находились кабинеты начальника, майора Багрова, и его помощницы – лейтенанта Марининой. Там постоянно ругались или мирились люди, нередко слышались странные звуки, смысла которых щенок пока не понимал. Шел оттуда невыносимый запах табака, алкоголя и жарено- вареных закусок, отчего сводило скулы его матери, а он не понимал, почему мать стала скулить и облизываться, глядя в открытое окно кабинета начальствующего состава. Маленький пес не знал, что сюда же приезжают на работу из близлежащих сел инструкторы, которые воспитывают будущих служебных собак, натаскивая их на неуклюжих людей в ватных одеждах, заставляют молодых собак бегать по бревнам, учат преодолевать стены, входить в воду и даже ползать, лежа на лапах.
Эти инструкторы – тоже разные люди. Некоторые, проходя рядом с вольером матери, бросают на нее гневные взгляды, а на щенка, возящегося со своим братом, не обращают никакого внимания. А другие, подходя, говорят ласковые слова и украдкой суют через сетку свернутую в трубку корочку хлеба или конфетку со снятой оберткой. Питомник вставал на уши, когда сюда вместе с майором Багровым прибывала его жена – надменная красавица, за три километра пахнущая резкими и неприятными для собак запахами. В это время, не менее красивая лейтенантша Маринина, скрывалась или в кухне, где варили обеды для полусотни разновозрастных собак, или в Красном уголке, где проводились совещания или учеба инструкторов, чтоб удалиться с глаз долой от очень ревнивой, и не без основания, жены начальника.
Майор Багров, имеющий петушиную внешность – высокая широкогрудая стать, прямые и крепкие ноги, отутюженные галифе, заправленные в зеркально блестящие хромовые сапоги, сияющий золотыми пуговицами китель, густые высокие волосы над лбом, зеленые глаза с тяжелыми крылатыми бровями, – действительно имел оглушительный успех у военных девушек и вольнонаемных девчат.
Мария Ивановна, жена Багрова, заранее зная, что ее муж никогда не выдерживает натиска молодых особ и сразу подчиняется их власти, при встрече с подчиненными, особенно с женщинами Владимира Анатольевича, начальника питомника, всегда начинала с этих слов:
— Ну что, где вчера провели время с моим мужем? Уже тайно ездите в райцентр, обедаете в местном кафе у гостиницы? У-ух, вижу ваши стыдливые глаза, хоть бы юбку носили нормальную, а то она на пояс верности похожа, даже пистолет вешать некуда!
Доставалось и мужу:
— Владтольич, смотри на меня! Опусти осоловелые глаза, а то они под юбки подчиненных уже полезли, быстыжий! У-ух, попадешься ты мне с этими блестящими ляжками, беды тебе не миновать! Оторву голову, дождешься!
Подогревая себя гневными тирадами, дама наконец уставилась на мужа:
— Покажи щенков, особенно того, которого готовишь для охраны нашей уфимской квартиры. Ты здесь с бабами неделями пропадаешь, а мне дрожать в доме: кругом одни бандиты и воры. Однажды приедешь домой и ни меня, ни своего богатства не найдешь, унесут.
— Маша, вон они с матерью – в вольере, в конуре, отдельно от места, где содержатся остальные собаки. Вот этот серый шустрый малыш – Тарзан, а другой, вальяжный – Барсик!
— Мне одного барина хватает, давай оставим Тарзана, у него хоть глаза не блудливые, как у тебя. А этот Барсик – твоя копия, так и глядит под мою юбку, паршивец!
— Добро, добро! Скоро мы их отнимем от мамы и начнем приучать к собачьей жизни!
Маленький Тарзан, почуяв взгляд строптивой, сильно пахнушей духами женщины, встал рядом со своей мамой и, поднимая на дыбы шерсть на гриве, стал рычать, вернее – издавать сердитые, на его взгляд, звуки.
— Ух ты, злая собачка, уже не любит незнакомых. Будет хороший хозяин в доме, а то другой хозяин, который на двух ногах, блудит и блуждает где-то!
Женщина довольно усмехнулась и пошла к выходу.
— Не уговаривай, не хочу входить в твой кабинет, пахнуший духами чужих женщин! Меня он бесит!
Майор Багров отправил жену домой на служебной машине и задумался о своей жизни в погонах. Сколько лет он женат на этой женщине – дочери своего бывшего большого начальника, который устроил ему сытую личную жизнь, богатую, с квартирой и автомобилем. Он не может понять, почему она живет с ним, делит постель и еду! У них нет и не будет детей. У них нет и общего интереса – в кино не ходят и даже не знают, с какой стороны открываются двери в театре. О том, что существуют музеи и выставки, они и представления не имеют.
Дома, точнее в трехкомнатной квартире в центре Уфы, у них есть всё – ковры, хрусталь, золото, даже массивные картины на стенах – подарок тестя молодому жениху, – цену которым они не знают, не задумывались над этим никогда.
Багров, будучи только лейтенантом, окончив школу МВД, без какого-либо опыта оперативно- розыскной или другой специальной работы был принят в Управление МВД, связанное с расследованием преступлений, связанных с хищениями социалистической собственности, и, пользуясь служебным положением, пытался крупно нажиться, но не получилось. На него быстро написали серьезную «телегу», однако его спас будущий тесть, потратив много нервов и навредив своему служебному авторитету. За это тесть корил Багрова при всех, попрекала и собственная жена, обвиняя в бездарности.
В собачий питомник он устроился опять-таки благодаря тестю, который в напутствие сказал:
— Зятек, дорогой, я скоро уйду на пенсию. Ты, кроме того чтобы стать начальником этого питомника, ни на что не способен! Я-то знаю, что говорю! Береги себя на новом месте, не воруй! Все остальное тебе простят, если на воровстве попадешься повторно – тебя уже спасать будет некому!
В семейные дела не лезу, живите как знаете! Но без моей дочери тебе жизни не будет. У тебя даже пробитого котелька нет, все имущество оформлено на Марине. Так что думай, прежде чем обидеть её и расстаться. А теперь в кабинет мой дорогу забудь! А домой приходите, когда захотите, и только вдвоем!
«Да-а, жизнь у меня! Начинал, как и все, но что-то пошло не так. Сейчас бьюсь как муха на окне, свет вроде бы есть, а пролететь на свежий воздух невозможно.
Так и вся жизнь коту под хвост с этими собаками пойдёт», – усмехнулся Багров и вышел к своему питомцу.
Тарзан, увидев знакомого человека, даже ухом не повел. От этого человека веяло безысходностью, неуверенностью в себя, что даже маленький щенок, в крови которого текла кровь полузверя, годами натравленного кидаться на человека, почувствовал абсолютную безвольность этого существа на двух ногах и с погонами на плечах.
— Ух ты, и ты морду воротишь! – сказал Багров и поднял щенка за загривок, – И ты туда же, упрекаешь меня в ничтожестве!
Когда щенка опустили на пол, тот мигом цапнул майора за пальцы.
— Но-но, не грызись, успеешь! – хозяин питомника, довольный, вышел во двор, вытирая кровь на пальце и удивляясь злости щенка.

4
В районе, где в начале девяностых работал Газиз Байрамов, тревожно встретили инициативу Президента России Ельцина разгромить колхозы и совхозы, развивать капиталистические формы хозяйствования и ликвидировать КПСС как идеологическую опору и основу СССР. Огромная страна, для создания которой были положены миллионы жизней, а на защиту от международного империализма – еще десятки миллионов, по вине безвольного Генерального секретаря М. С. Горбачева развалилась, а ставшая самостоятельной Россия столкнулась с огромными проблемами, в том числе и с разгулом преступности.
На дорогах республики открыто разгуливали вооруженные банды, грабили начинающих кооператоров, отнимали у них автомашины, товар и бизнес.
В торговле, особенно в потребкооперации, формировались организованные преступные группы во главе с председателями райисполкомов и прокуроров районов. Такая именно группа сложилась в родном районе Газиза Байрамова.
Сотни холодильников, стиральных машин, золотых и меховых изделий не довозились из межрайонной базы «Башпотребсоюза» до базы райпо, по дороге передавались в руки приближенных и знакомых председателя райисполкома, прокурора района и председателя райпо, а в магазинах района просто принимались деньги за товар и в последующим сдавались в банк в виде выручки от реализации.
Система работала безотказно, эти три зажравшихся чиновника перестали здороваться с людьми, а передовики производства и ветераны заявились толпой в райком, в кабинет первого секретаря райкома КПСС.
— Уважаемые, уважаемые, успокойтесь! Газиз Хафизович, усаживайте каждого за стол членов бюро и записывайте, кто, откуда и по какому вопросу, – велел он своему молодому второму секретарю, отправленному на двухгодичную учебу в Высшую партийную школу в Свердловск и недавно отозванному им же обратно.
— Товарищ первый секретарь! Я из нашего единственного совхоза, ветеран вой ны! Мне сказали, что на мое имя пришли «жигули», а их на базе райпо нет.
Кто и когда забрал, председатель райопо не говорит, а председатель исполкома районного Совета, который лично контролирует выделение нам, ветеранам войны и передовикам производства, автомобилей, нас принимать не хочет, избегает, прячется. Прокурор ничего знать не хочет, указывает пальцем на райсовет!
— Я из местного колхоза, товарищ первый секретарь, я комбайнер, намолотил положенные центнеры хлеба за новый холодильник, а его нет, после уборки уже год проходит. Таких, как я, в нашем только колхозе десятки! Как в следующую уборку людей будете уговаривать идти на соцсоревнование, если по итогам прошлой еще ничего не вручали?
— Мы из другого хозяйства, только свекловоды и доярки, не знаем, где наши стиральные и швейные машины, а ведь по условиям соцсоревнования эти дефицитные товары должны быть уже у нас! Говорят, хулиганят председатель райпо и предрайисполкома, их прикрывает прокурор района, не разрешая отделу милиции расследовать наши заявления в РОВД.
— Дорогие друзья, товарищи, давайте успокоимся, сейчас напишите на мое имя, на имя первого секретаря райкома, подробные заявления и отправляйтесь домой. Скоро соберем районное собрание пайщиков потребобщества, этот вопрос там и обсудим. Спросим у председателя райпо, где весь дефицит!
Люди спокойно разошлись по домам. Первый секретарь поручил молодому Газизу Байрамову подготовить данную конференцию пайщиков и доклад по обеспечению ветеранов и передовиков производства дефицитными товарами.
Газиз, долго не думая, вызвал к себе начальника РОВД и попросил разъяснить, почему столько обращений по дефицитным товарам, которые не попадают по адресу и теряются в недрах потребобщества.
— Да, Газиз Хафизович, наш прокурор не велит делать проверку, говорит, что скандал выйдет. И то во всех городах народ бастует и выходит на улицы!
— А все же где товары-то? Они же из межрайбазы Башпотребсоюза нам выделяются, на автолавках поступают в районную базу райпо и будто бы реализуются нашим людям через магазины. Или же через ту же автолавку?
— Газиз Хафизович! Мне тоже надоело в кошки- мышки играть, я вам пришлю своего сотрудника ОБХСС и он вам все объяснит. Разрешите идти!
— Пожалуйста, вы о нашем разговоре никому не говорите, а сотрудника я жду сегодня же у себя в кабинете!
Через полчаса в кабинет уверенно зашел молодой капитан милиции и сказал:
— Наконец-то, спасибо, что начали это безобразие проверять. А то торгаши под прикрытием председателя райисполкома и прокурора района уже обзавелись двумя- тремя холодильниками, увешались золотом, как обезьяны – очками, людям хамят, не считаются даже с ветеранами вой ны.
Сотрудник ОБХСС выложил на стол подробную справку о том, по какой записке и куда отправлены автомашины, холодильники, стиральные и швейные машины, золотые изделия. Байрамов просто опешил: по запискам председателей райпо и райисполкома все дефицитные товары ушли их близким и знакомым, а не передовикам и ветеранам!
Газиз Байрамов занес копию справки первому секретарю, который долго изучал документ, а потом сказал:
— Доработались, дожили! Под носом райкома орудует банда! Ты, Газиз, сформулируй справку райкома и поезжай в Уфу, занеси ее прокурору Башкирской АССР и генералу КГБ, адрес скажу! Но об этом знаем только ты и я. Послезавтра иду в обком партии. В пятницу зайдёшь с этим обэхаэсэсником ко мне. И чтоб другие об этом не знали.
Газиз пришел домой поздно, сел на крыльцо и задумался: «Если эта банда нападёт на твой дом, он у тебя открыт со всех сторон. Даже собаки нет, чтобы лаять! А рядом милиция, которая даже не узнает о нападении».
Ночью действительно в дверь постучали. Газиз открыл дверь и увидел на крыльце играющего табельным пистолетом пьяного следователя РОВД, друга прокурора района.
— Газиз Хафизович, я старше тебя, скажу просто – Байрамов, ты знаешь, что эта штука иной раз стреляет?
— Конечно, знаю, в армии из таких мы до посинения ладони стреляли по мишеням.
— Ты, Байрамов, в дела райпо не лезь, а то пух-пух сделаю! – и направил на Байрамова пистолет.
Газиз не видел, снят или нет предохранитель, а следователь точно был сильно пьян, поэтому резко ударил в челюсть и принял на руки обмякшее тело сотрудника милиции. Сунул пистолет в карман и подобрал выпавшее удостоверение следователя РОВД. Потом поднял ничего не сображающего сотрудника и потащил на себе через калитку, донес до отдела милиции и передал знакомому дежурному по отделу.
— Закройте его в кабинете, никуда не выпускайте. Сейчас я позвоню начальнику РОВД, к нему домой. Завтра в 8 утра приведите этого товарища в кабинет руководителя отдела милиции, я буду уже там. Удостоверение он выронил, пусть не ищет, оно у меня.
В ту же ночь Газиз позвонил первому секретарю и попросил разрешения провести встречу с начальником РОВД по поводу пьяной выходки следователя.
— Ты что, серьезно говоришь?! Не шутишь? Ну и доработались мы с тобой, к нам домой приходит угрожать пистолетом сама милиция. Подготовь материал на бюро о работе руководства РОВД по воспитанию личного состава и в проекте решения укажи, чтоб этого горе-следователя рекомендовать к увольнению с должности.
Утром Газиз Байрамов сидел в кабинете у подполковника и доводил ему информацию о ночном инциденте.
— Вот его удостоверение, вот его пистолет. Я их пока не отдам, отдам вам только в кабинете первого секретаря райкома партии. Это его указание!
В тот миг в кабинет привели помятого следователя.
— Расскажи, любезный, где был вчера? – спросил начальник РОВД.
— Убейте, не помню! – простонал милиционер, хватаясь за голову. – Я удостоверение и пистолет потерял!
— Ну, считай, приговор себе сам подписал! – продолжил подполковник. – Скажи, кто направил тебя домой ко второму секретарю райкома Байрамову и велел угрожать ему табельным оружием? Кто, ну, скажи, не томи! Все равно узнаем!
— Меня напоили председатель исполкома, председатель райпо и прокурор – гуляли днем в кабинете председателя райпо. Сколько пили, не знаю! Но они требовали, чтоб я Байрамова напугал, он им очень мешает. Дали коньяк, который по дороге и выпил и пошел наводить порядок, называется, на свою голову.
Я не знаю, как и где потерял оружие и удостоверение!
— Ну и ненормальный. Не знаю, когда и как ты их потерял, но сейчас плюс к этому потеряешь и работу, – сказал начальник РОВД, потирая висок. – Не хватало горя с дефицитом, сейчас схлопочу и я выговор.

5
Маленький Тарзан, оставшись один у мамы, подкармливаясь еще и с рук лейтенанта Марининой и самого майора Багрова, быстро набирал вес и шел в рост.
Тарзан не понимал ничего, что творится в питомнике, и это его особо не волновало, его не готовили сторожить заключенных тюрем и пересыльных пунктов, но он почувствовал особое отношение к себе, оттого что к нему ходят эта приятная женщина, от которой всегда веет теплом и уютом, и сам большой начальник, перед которым стояла по стойке смирно и та самая женщина. Из этого следовало, что эти люди особые и к ним надо относиться с пониманием, а не лаять и кусаться, как в случаях с другими людьми, пытающимися с ним грубо заигрывать.
Скоро он полностью стал на ноги, окреп телом. И вдруг его отлучили от матери… С этого дня у Тарзана началась другая жизнь – с подъемами по утрам и усиленным питанием. Обучение состояло из непростых вещей: отличать своих от чужих, преодолевать полосу препятствий, выполнять команды своего хозяина. В данном случае хозяином был тот же начальник, перед которым все стояли по стойке смирно, даже та женщина.
Однажды ночью Тарзан увидел приближающихся к нему людей. Это были начальник питомника майор Багров и лейтенант Маринина.
— Володя, я уже устала жить двой ной жизнью. Даже этому маленькому псу не могу показать, что мы близкие люди. Начну его гладить, все инструктора начинают усмехаться и не боятся хамить и спрашивать: – У кого шерсть помягче?
А твоя жена уже в который раз пытается меня найти и поговорить!
— А я что могу сделать? Живу с ней, все имущество оформлено на нее, её отец угрожает передать мои дела следователям! Даже у этого Тарзана жизнь лучше, чем у меня! Я для кого живу, не знаю! С женой семьи не получилось, и детей у меня нет. Хотел служить Родине, быть верным ей – черт попутал, хотел быстро разбогатеть – получил по полной по службе. Мне сейчас ничего не светит! Хотел бы верой служить Богу, но ты знаешь, что я неверующий и молод еще, чтоб каяться в своих грехах.
Хотел служить партии, а ее, наверное, скоро не будет, ее ругают все, кому не лень, и мне это не нужно, я не партийный. Тесть отговорил от вступления в КПСС. Есть только одна отдушина – это ты, но и ты хочешь меня заарканить и повести почти голого в ЗАГС. И тебе в верности клясться не смогу, не такой я человек! Я не могу быть постоянным в желаниях. Меня кто-то нехороший ведет по жизни, и ничего сделать с собой не могу! Сам бесхребетный, как говорит тесть, и это я прекрасно понимаю. Не знаю, что и делать! Вот такие невеселые дела! Привет, Тарзан! И тебя приблизить к себе не могу, окружающие смотрят с осуждением, хотя знают, что я ращу для себя.
Тарзан не понимал жалобную речь хозяина, но чувствовал, что этот человек не уверен в себе и в других. Суть его в вечных сомнениях и муках, на которые он сам себя обрекает. А стоящая рядом женщина полна некой решимости в своих желаниях и этого не скрывает.
— Давай переходи жить ко мне, домой Тарзана возьмем! Ему у нас будет хорошо!
— А кого у тебя он будет охранять? Я же его готовлю для охраны моей дражайшей жены и ее квартиры, где, по ее пониманию, столько богатства, о которых я и представления не имею!
— Тогда реши один вопрос для себя конкретно: или останешься в отношениях со мной и переходишь ко мне, или мы с тобой больше не встречаемся! И к этой твоей собаке близко не подхожу! Боюсь, что его попытаются отравить, но в этом меня не вини! Сам виноват!
Тарзан долго слушал перепалку двух людей в форме, которая была похожа на ругань, но не понимал, почему ранее милая дама на него посмотрела недобрым взглядом, что-то нехорошее задумав, отчего у него по коже пошла дрожь.
Молодой пес понимал команды не только по слову, но и по взгляду человека, чувствуя его желание. И сейчас он понял, что кто-то из этих важных для него людей сейчас примет решение, от которого будет зависеть его жизнь.
— Марина, я не брошу жену, тогда моей службе конец. А с тобой буду встречаться, я без тебя не могу. К псу не подходи, я его скоро домой заберу, пусть жена успокоится!
— Я для тебя ничего не значу, получается! Как встречаться и миловаться по вечерам и выходными у тебя в кабинете – я нужна, а для серьезных отношений – не нужна! Так не пойдет. Мне скоро тридцать, а я с тобой вожусь, у меня для личной жизни времени нет. А может, пока стоим с тобой рядом с этим проклятым щенком, мой суженый проходит возле моего окна! Я тут одного пса от другого охраняю! Ставлю окончательный крест – встреч интимных больше не будет, прощай!
Женщина взяла камень, лежавший возле ее ног, и бросила через сетку выгульной площадки в Тарзана, угодив ему прямо в нос. От крови на губах у щенка стало кисло во рту, и он, заскулив, стал бить в морду передней лапой. Было непонятно, за что его наказала знакомая женщина, ведь поводов он не давал.
Камень со знакомым запахом ранее приятной, но уже злой женщины остался лежать перед входом в конуру. И это сильно озадачило Тарзана.

6
Первый секретарь райкома решил поставить точку в деле со следователем и после обеда пригласил к себе виновника вместе с начальником РОВД в свой кабинет, где в сейфе лежали удостоверение и пистолет сотрудника милиции на его же объяснительной записке. Он указал на стулья вокруг стола и спросил:
— Капитан, какому богу служите? Вы же в погонах и на такой ответственной должности? Удостоверение с собой? Я интересовался вашей биографией. Вы сын участника вой ны, орденоносца, учителя, хорошо учились, школу МВД окончили, и отличные были отзывы по службе. Что случилось?
— Товарищ первый секретарь, председатель райпо, председатель исполкома и прокурор напоили меня…
— Стоп, стоп, как это напоили?
— Пригласили в кабинет председателя райпо и угостили. Вообще-то, там они долго сидели до меня, потому что уже были навеселе, и на столе закуски стало меньше. Они уговорили меня напугать второго секретаря Байрамова и потребовать от него не копаться в делах торговли. Вот я и попер на ночь глядя к его дому, прихватив по дурости оружие. Сейчас не знаю, где пистолет и удостоверение.
— Они у меня в сейфе закрыты. Скоро передам в оружейку РОВД с оформлением соответствующих актов. Но удостоверение тебе не отдам, я его отдам прокурору республики через его сотрудников, которые уже едут сюда. Я переговорил с руководителем КГБ, там тоже в курсе об этом инциденте. – Все же скажи, чем тебя они купили, а? Ты же сотрудник милиции! – спросил первый секретарь следователя. – Если не скажешь, сам себе навредишь!
— Мне обещали «жигули» пригнать домой и отдать мне ключи, если я «уговорю» второго секретаря не вмешиваться в дела торгашей!
— Значит, я правильно понял, что они тебе предлагали взятку в виде легкового автомобиля. А зачем ты согласился? Почему не согласился сотрудник ОБХСС?
— Он не местный, приезжий! А я местный. На взгляд прокурора, именно я для этого дела подхожу, так как по службе еще и подчиняюсь ему, он же утверждает своей подписью мои уголовные дела перед передачей в суд. Кстати, у него лежат более двадцати уголовных дел без утверждения, и поэтому меня просто уломал!
— Ты что, капитан! – воскликнул начальник РОВД. – Ты чего, сегодня родился, чтоб капать на прокурора?
— Ты, Байрамов, возьми-ка это на заметку! – сказал он рядом сидящему второму секретарю райкома партии. – И прокурор у нас под богом, партбилет в кармане носит, и с этим тоже разберемся. – А сейчас, капитан, вот тебе бумаги, ручка, сиди вон за тем столом и пиши всю правду, только это тебя от тюрьмы и спасет!
Не забудь про «жигули» и прокурора!

7
Тарзану не спалось. Ночь темная и страшная, даже с треском сверкающие звезды не утешают. Он скучает по матери и по брату Барсику, которого тоже недавно забрали. Вот сейчас он один, сыт и живет в отдельной конуре, но счастья у него нет. Ему не нравятся разногласия между людьми, от которых зависит его судьба.
Забывший обиду на приятную женщину молодой пес заснул, положив морду на передние лапы. Вдруг он увидел спокойно идущую к нему фигуру Марининой.
Руки её были в резиновых перчатках, она несла еду.
— Не обижайся на меня, я тебя им не отдам. Пусть они живут в страхе за свою жизнь и имущество. Ты не должен им помогать, они этого не заслуживают.
Бросив теплое отравленное мясо прямо в миску и закрыв калитку, Маринина отошла в сторону. В темноте она не заметила, что из кармана, когда нагнулась к миске, выпала губная помада.
Тарзан, привыкший верить этой женщине, схватил парное мясо и с ходу проглотил. С теплом еды внутрь попало нечто незнакомое, которое стало жечь пищевод. Собака обхватила морду передними лапами и стала мотать ею в разные стороны. Еда вырвалась из желудка наружу. Маринина не знала, что Багров, потерявший аппетит из-за ссоры с любовницей, скормил собаке весь свой ужин, и она была сыта.
Тарзана рвало и рвало. Он ослаб и лег на пузо. И вдруг он увидел бочонок с водой, который всегда стоял в углу его будочки. Он пополз к емкости и и жадностью стал пить.
Прошла целая вечность, когда Тарзан лег возле калитки и заскулил. В это время мимо проходил дежурный и увидел его состояние. Он лежал весь в рвоте, слабо шевелил хвостом, уши висели почти на висках, кругом было мокро и воняло рвотой.
Дежурный срочно позвонил ветеринару, жившему в этом поселке. Ветеринар осмотрел щенка и велел дать лекарства, смешав с пищей.
Когда дежурный с ветеринаром вошли в кухню, то увидели там заплаканную Маринину, которая возилась с кастрюлями.
— Как он там? – спросила она, взглянув на ветеринара. – Живой еще?
— Вы о ком говорите? – спросил дежурный. – Вы откуда все знаете?
— Сами же сказали, щенку плохо, вот я и подумала, что это Тарзан!
Дежурный, ничего не говоря, отнес Тарзану лекарственную смесь, но тот уже очухался и рвался укусить непрошеных гостей.
— Вот крепкий орешек, сейчас только умирал, а уже кусается. Злюка отменная из него выйдет. Он сейчас ни от кого чужого никакую пищу принимать не будет.
Однозначно! – сказал дежурный уверенно.
— Смотри, глаза как горят! Всю воду из бочка вылакал, умница! Смотри, а пузо-то как бочка! Знает, как лечиться, и лекарь не нужен.
— Смотри, что лежит возле конуры, точно сигара какая-то золотая! – сказал ветеринар и достал палкой губную помаду, оброненную Марининой.
— Отдай мне, я передам майору Багрову. Знаю, что он не обрадуется, но придется это сделать! – задумчиво изрек дежурный. – Вот дела!

8
В этот день члены бюро райкома шли на заседание с особым интересом. Впервые обсуждался вопрос о воспитательной работе в РОВД среди личного состава.
Когда все зашли в кабинет и заняли свои места, первый секретарь заявил, что ждут еще представителя республиканской прокуратуры.
— Заходите, товарищ Сергеев, прошу занять место возле окна, чтоб нас видно было! – заявил хозяин кабинета. – Начинаем, товарищи! Сегодня рассматриваем дело о работе руководства РОВД среди сотрудников органов милиции. Вам известно, что в стране идет полнейшая дискредитация КПСС, и мы сами этому помогаем. В Москве сторонники Бориса Ельцина клянут партию и хвалят западный образ жизни, где процветает воровство и коррупция. Я сам, прожив сколько лет и двадцать лет пребывая в рядах КПСС, впервые вижу, как люди на глазах вырождаются. Этому способствуют сидящий здесь председатель исполкома райсовета и наш прокурор, который срочно заболел и лег в больницу.
Я вам зачитаю объяснение следователя РОВД. Он не только написал его в присутствии начальника отдела милиции, но и сейчас подтвердит, что тут написано.
Это надо же – пойти в дом второго секретаря райкома КПСС и, угрожая пистолетом, пытаться заставить его не заниматься делами о хищениях и коррупции в системе райпо с участием председателя исполкома и прокурора района.
Первый секретарь райкома в полной тишине зачитал объяснение следователя на имя бюра райкома КПСС.
— Есть вопросы? Думаю, все хотят выслушать самого, уже бывшего следователя РОВД и начальника отдела милиции.
В кабинете в полной тишине, как гром среди ясного дня, сыпались факты хищения дефицита с участием высокопоставленных чиновников района и самого прокурора района. У представителя Башпрокуратуры Сергеева с каждой минутой тяжелел взгляд, с которым боялись встретиться глаза председателя райисполкома.

9
После случая с отравлением Тарзана в питомнике произошли значительные события. Маринина, боясь проходить рядом с конурой Тарзана, который при виде ее грыз зубами металлическую сетку, желая вырваться наружу, больше не появлялась возле вольера для собак. Это ей настрого запретил и начальник питомника майор Багров.
У него тоже были свои проблемы с женой, которая требовала срочно привезти домой молодую собаку. Поэтому Багров решил сегодня взять домой уже возмужавшего кобеля, который выглядел достаточно рослым и сильным. Всем на удивление попытка отравления почему-то пошла на пользу молодому организму пса. Он имел зверский аппетит, но брал пищу только с руки своего хозяина. Он это делал с достоинством, пониманием этого поступка.
— Но и растет как на дрожжах! Надо ошейник ему хороший и поводок с намордником, иначе порвет всех! – восхищался Багров, грузя в машину консервы с питанием для собаки и мясо с кухни.
— Прапорщик Елисеев, ты это все спиши на остальных, а на этого проглота еды хватит едва ли на неделю, я еще приеду! – приказал он завскладу, совмещающему и должность завхоза.
Сидя на заднем сидении старенькой машины своего хозяина, пропахшего затхлым запахом мяса, табака и водки, Тарзан с удивлением соображал, зачем и куда его собрались везти. Он тревожно оглядывался то на полное мяса и консервов багажник, то смотрел на хозяина, который вёл автомобиль и думал о чем-то своем.
Дома хозяина ждала жена. Она открыла входную дверь и отпрянула назад: на нее свирепо глядели два глаза большого, широкогрудого и большеголового, злого пса.
— Боже, это наш Тарзан?! Упаси бог увидеть ночью! Кондрашка хватит! – заявила она визгливо, отступая вглубь коридора.
— Сегодня Тарзан спит на привязи в прихожей. Я его сегодня на улицу сам поведу. Так будет недели две, потом он привыкнет к режиму, будет гулять и с тобой.
Без меня его на прогулку пока выводить бесполезно. Его может напугать городская жизнь, еще и захандрит от стресса. Сейчас у него нос разрывается от незнакомых запахов.
Тарзан, понимая серьезность своего положения, особой активности не проявлял. Он понимал доверительные отношения между его хозяином и этой женщиной, которая не раз раньше подходила к его вольеру.
Когда хозяин привязал его на поводке к креплению на стене, он также вел себя пассивно, с некой осторожностью. И прогулка по двору прошла спокойно. Тарзан ничего удивительного для себя не нашел. Его больше всего тревожили незнакомые запахи и множество людей, стремящихся куда-то по своим делам. Предстоящие дни в этом доме его не беспокоили…

10
Бюро райкома, длившееся недолго, завершилось принятием постановления, где отмечалась негативная роль председателя райисполкома и прокурора района, а также начальника милиции в воспитании личного состава РОВД, что привело к массовым фактам хищений в райпо дефицитных товаров, предназначенных ветеранам войны и передовикам производства, пьянству среди сотрудников отдела.
Скоро из сейфа прокурора района по заявлению сотрудницы прокуратуры в Башпрокуратуру изъяли 21 уголовное дело, которые по вине районного прокурора лежали без движения. Самого прокурора перевели срочно и тихо в Уфу – от беды подальше.
Дошел черед и до председателя райпо, который устроил шабаш на конференции пайщиков, где пытался себя защитить, приглашая на ответственное мероприятие только своих сторонников. Но под давлением райкома КПСС председатель райпо был снят с должности и срочно уехал за пределы района. И председатель райисполкома не остался при должности, вынужден был покинуть пост и заняться организацией кооператива по дорожному строительству. Начальник милиции, написав рапорт на адрес МВД, уволился и уехал с района.

11
Тарзан не сильно любил жену Багрова, и она ему отвечала тем же. От злости Мария Ивановна нередко кидала туфли или домашние тапочки в привязанного Тарзана, которые пес умело ловил и сразу же с ними расправлялся, разрывая на части.
— Маша, почему пёс рвет обувь? Ты его не обижаешь? – спрашивал Багров.
— Спроси это у него! Защитник нашёлся! Сам на работе, пес спит день и ночь!
Ну и дела! Мне такая охрана не нужна! – отвечала зло жена.
— Тебе не угодишь! А что делать, подскажи! Если Тарзана отпущу без поводка, тебя же порвет вместо тапочек. Это как пить дать!
— Тогда зачем он мне нужен? Если разорвет меня! Смотри, какие у него глаза бешеные!
— Ладно, тебе не угодишь! Но Тарзана обратно в питомник не отправишь, он уже переросток, и такая собака там не нужна. Он всех и там разорвет на куски, ведь, кроме меня, он никого не слушает и ни от кого не берет корм! Вот беда!
После этого разговора между хозяином и хозяйкой квартиры в жизни Тарзана произошли резкие изменения. Хозяин не каждый вечер старался приехать домой, и Тарзан лишался прогулки и ходил по надобностям в большой пластиковый ящик, который стал скоро невыносимо вонять, отравляя воздух не только в коридоре, но и во всей квартире. А хозяйка с тех пор норовила попасть в голову собаке шваброй, которой убиралась в доме. Неприятные отношения между женой и мужем накалились до такой степени, что пьяный хозяин изредка стал лупить жену той же шваброй, которой она пыталась бить пса.
Невеселые дни пса утомляли. И он нередко, положив голову на передние лапы, вспоминал свою жизнь в питомнике. И жизнь в закрытом вольере показалась очень счастливой, ибо там находился хоть кто-то, говоривший добрые слова, и их он понимал просто по интонации! Через эти слова, сказанные от сердца, он чувствовал душу человека. Тут уже он не ошибался. Ведь уроков в жизни у него было предостаточно! Тарзан знал, что, кроме хозяина и его жены, а еще и Марининой, есть другие люди, такие как ветеринар, который его пожалел и спас, и дежурный, который, не испугавшись, поднял его на руки и отнес к ветеринару, и дети, которые с любопытством глядят на него во время прогулки.
Некая тоска по свободе, наряду с плохим питанием и нехорошим к нему отношением, побуждала Тарзана к мыслям о беззаботном времени, в котором он когда-то жил, и о людях, которые его любили.

12
Газиз Байрамов решил любым путем найти хорошую собаку, чтоб охранять двор своего дома. Этому стало причиной и озорство мальчишек, ходящих сквозь двор, зная, что хозяева редко бывают дома и во дворе нет собаки. Другой веской причиной явился побег через огород хулиганов и дебоширов из соседнего отдела милиции – один из убежавших даже попытался обосноваться на ночь в летним доме.
Проверяя заготконтору на предмет завершения строительства колбасного цеха, Байрамов увидел там руководителя кооператива Тарвела Георгадзе, переехавшего в район во времена строительства железной дороги Белорецк – Дема и гонявшего большой папкой здорового пса, который подбирался к бочкам с отходами пищи от его придорожного кафе.
Пёс был молодой. Дорогой ошейник свидетельствовал, что он некогда был в хороших руках, но по вине людей оказался выброшенным на улицу на произвол судьбы. Было неудивительным увидеть бродячего пса рядом с бочками для пищевых отходов, когда на улице новой демократической России возле этих же бочек стали бродить и граждане страны, которые оказались выброшены на обочину жизни, потеряв свой кров.
— Газиз Хафизович, эта собака очень злая, она не захотела влезть в машину своего хозяина – милиционера, который сильно поругался с женой в нашем кафе во время обеда. Она видеть не хотела этого пса в машине, и собака тоже ей отвечала нелюбовью – сорвалась с поводка и убежала от этого семейства! Вот сегодня с утра появилась, но никого к себе не подпускает! Больно уж свирепая, однако! – заявил Георгадзе, волнуясь. – Хотел привязать, да близко никого не подпускает!
— Слушайте, я сейчас домой поеду и вернусь в стеганой фуфайке. Вы его не дразните и не гоните. Кормить не пытайтесь – набросится. Я быстро!
Байрамов дома переоделся, шофера опустил и завел свои «жигули». В сарае приготовил миску, осмотрел место, где можно привязать овчарку. Не забыл подготовить и аркан.
Подъехав к придорожному кафе заготконторы, Байрамов остановился, надел фуфайку спиной вперед и смело направился к псу.
— Буран, Барсик, Тарзан! – он называл разные клички собак, известные ему.
На слово «Барсик» пёс пошевелил ушами, а на слово «Тарзан» резко поднял голову и посмотрел на человека, который шел прямо на него.
— Тарзан, Тарзан, хороший мой! – сказал Газиз дрожащим голосом. – Айда ко мне, Тарзанчик!
Пес резко поднял уши и поглядел на человека, который упорно и уверенно шел к нему. В его голосе он узнал те, почти забытые интонации добра и стал легонько, приседая на задние лапы, вилять хвостом.
— Тарзанчик, айда домой, мой дружок! – снова сказал Байрамов почти тихо, но собака уже уловила не только интонацию, но и желание этого человека делать ему добро.
Пес полностью успокоился, дал обхватить человеку его широкую грудь и поднять себя. Это напомнило Тарзану действия фельдшера, который спас ему жизнь.
Байрамов запустил овчарку на задние сиденья «жигулей», сам уверенно сел на переднее и, не оглядываясь, повёл машину.
— Тарзан, Тарзанчик! – сказал Газиз. – Сейчас доедем до дома. А там еда и отдых, дорогой. Как я тебя ждал, даже представить не можешь! И этот дом тебя очень ждет, товарищ!
Когда машина остановилась, Тарзан слегка зарычал Байрамову в ухо, выказывая недовольство.
— Тихо, Тарзан, на место! – спокойно приказал Байрамов, открыл дверь и вышел на улицу. Здесь Газиза, как током, ударило осознание того, что неизвестный пес мог напасть сзади.
«Пойду-ка проверю сарай, он пока пусть посидит и поскучает, тогда и безопаснее будет его вывести», – подумал Байрамов и оставил пса в салоне машины.
Когда Газиз вернулся, собака ждала его, дружелюбно махая хвостом. От агрессии не осталось и следа.
— Тарзанчик, умничка, идем ко мне! – сказал Байрамов и принял на себя тяжелое тело собаки, отнес в сарай, прикрыв за собой калитку во дворе.
В сарае были миска с едой и емкость с водой. И тут проявился звериный инстинкт защиты пищи, и Тарзан злобно заворчал.
— Спокойно, Тарзан, не злись! Никто тебя не обидит! – сказал ласково Байрамов и тихо вышел из сарая.
У Байрамова никогда раньше не было собаки, и дома отсутствовали цепи.
Газиз срочно поехал на молочно- товарную ферму соседнего хозяйства, попросил у заведующего фермой цепи для привязки коровы и быстро вернулся домой.
Байрамов, открывая калитку, услышал из сарая звериный рык большой овчарки, похожий на рев льва из зоопарка, а потом послышался грозный лай, от которого у хозяина дома мурашки побежали по спине.
— Как тебя привязать-то, Тарзан! – сказал он громко и задумчиво собаке, просовывавшей под дверь свою свирепую морду.
И вдруг под напором сильного тела хлипкая дверь сарая отворилась, пёс бегом бросился к Байрамову и сел рядом с ним на задние лапы.
— Стоять, Тарзан! – сказал своим старшинским голосом, выработанным в Советской Армии, Байрамов и взялся, не торопясь, за ошейник.
Тарзан сидел не шевелясь, слушая нового хозяина, который его сытно кормит и дает четкие служебные команды. Он всем своим видам показывал готовность и дальше слушать команды хозяина.
Байрамов снял с шеи пса дорогой ошейник, продел его через крупное звено крепкой цепи, снова надел его на Тарзана и приказал ему идти рядом.
Тарзан, волоча тяжелую цепь, следовал за хозяином и скоро был поставлен сторожить дом и хозяйство возле черемухи, которая росла рядом во дворе. Через час появилась просторная собачья будка, в темном чреве которой Тарзан прожил последующие 15 лет своей лучшей собачьей жизни. Верный Тарзан не обижался на хозяина, который никогда не жалел для него теплых слов и хороший еды.
Иногда Байрамов даже в шутку обнимал его за шею, имитируя удушение собаки, что особо не любят овчарки, однако пёс ни разу не укусил хозяина, не обидел ни разу ни хозяйских детей, ни детей, десятками приходящих на всякие праздники к дочерям хозяина, которые тоже очень любили огромного и грозного Тарзана и называли его ласково Тарзанчиком.
Тарзан всегда принимал ласки и хозяйские шутки с достоинством, ибо он понимал, что у людей бывают искренние чувства доброты, верности и преданности. Он никогда не понимал и не мог понять душевные метания майора Багрова, который не мог быть верным не только своей Родине, но и семье, даже собаке, которую сам же и вырастил. Он не мог быть верным даже своему слову, данному самому себе!
Тарзан не понимал и не понял также и бывшего следователя, вечно бомжующего пьяного человека, однажды приблудившего спьяну снова к дому Байрамова. Этого бомжа Тарзан заставил стоять в холоде и под дождем четыре часа ночью, с рычанием придавив его грудь массивными лапами, чем отбил навсегда желание шастать по дворам. Этот бывший капитан милиции, как и его бывший хозяин майор Багров, также продал свою Родину, нарушил данную им присягу, предал не только верность службе, своему народу, но и полностью отдал свою душу зеленому змию.
Сколько бед предотвратил, сколько ненужных и нежелательных «гостей» он не допустил до дома, пугая грозным видом и свирепым лаем, знает только хозяин Тарзана. В день смерти пса от старости тот находился в длительной командировке, поэтому попросил своего доброго соседа по улице похоронить верного друга в огороде на видном месте. С Тарзана сняли дорогой кожаный ошейник с серебряными бляшками, освободив этим после смерти от служебных обязанностей. Байрамов попросил положить эти атрибуты службы и верности долгу рядом с овчаркой.
По приезде домой Газиз огородил могилу дубовым штакетником, разбил цветник и посадил туда многолетние лилии, которые уже много лет распускаются весной и цветут целое лето до поздней осени, напоминая семье Байрамовых о верной собаке, о друге семьи, который не только охранял двор и дом, но и обеспечивал душевный покой соседей в те долгие страшные и беспокойные годы.

Архангельск – Уфа, 2019 г.

Опубликовано в Бельские просторы №5, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Япаров Гарифулла

Родился 1 июля 1957 г. в д. Айтмембетово Архангельского района Республики Башкортостан. Доктор сельскохозяйственных наук, профессор. Академик Российской академии естествознания, член-корреспондент Международной академии аграрного образования. Автор более 170 научных публикаций, четырёх монографий и двух учебных пособий. Член Российского союза писателей, Союза писателей Республики Башкортостан. Лауреат ряда литературных премий: имени Рашита Султангареева, имени Мустая Карима, имени Мифтахетдина Акмуллы. Ветеран труда Российской Федерации.

Регистрация

Сбросить пароль