Евгений Асташкин. ПО ЗИМНИКАМ ВАСЮГАНА

Когда Павел Синявин в этот пятничный день закончил интервью со слесарем-сборщиком 36-го цеха, до обеда оставалось совсем немного – для рабочих он начинался на полчаса раньше, чем для итээровцев. И в это время на участке снова показался старший мастер Иван Вовчук, который и подыскал кандидатуру для заметки. Он был под два метра ростом и грузноватым, лицо располагающее, с живинкой.

– Можно тебя на минутку? – по-свойски обратился он к корреспонденту, который был ненамного старше его. Должно быть, он поджидал, когда Павел освободится.

Мастер с загадочным видом повёл его в свой закуток, выкроенный сбоку цеха дополнительной лёгкой перегородкой. Там он остановился у большой карты Омской области, инородно висевшей на стене возле его стола, заваленного железками.

– Старая, теперь такую трудно найти. На ней обозначены все вымершие деревни. Это в основном вот здесь…

Вовчук очертил пальцем обширный район в самом верху карты – северная часть, сплошь покрытая двойными голубыми чёрточками, обозначающими топи.

– Васюганские болота. Они считаются самыми обширными в мире.

Павел, как только переехал сюда на постоянное место жительства, сразу посчитал нужным купить в киоске складную карту области, мечтая объездить её вдоль и поперёк. Своего транспорта у  него отродясь не было, и он всё время набивался в компанию случайных знакомых, затевавших отпускные вояжи. Однако в самый последний момент для него всякий раз не оставалось свободного места, хотя он готов был войти в долю по оплате бензина. Так он упустил поездку на Чаны и в Окуневский ковчег, где якобы находится энергетический центр земли. А ещё один приятель, у которого были все снасти для подводной охоты, вплоть до гарпуна, третий год подряд обещал взять Павла с собой в башкирскую деревеньку с чистым озером. В тех местах живёт его однокурсник, пускающий к себе летом на постой за символическую плату. Однако приятель уезжал в то облюбованное место тайком, а потом витиевато оправдывался перед Павлом, что отпуск дали внезапно. Он мог таким образом оправдываться до бесконечности, и это до смеха напоминало детский паровозик, способный делать на замкнутых рельсах бесчисленные витки.

За десять лет проживания на новом месте Павел так нигде и не побывал и уже перестал говорить на эту тему с шапочными знакомыми.

Вовчук продолжал с азартом исследователя всматриваться в карту, указывая на бывшие деревеньки, и Синявину было непонятно, к чему это, вроде бы не в копилку заводской газеты.

– Я в выходные, если позволяет погода, сажусь в машину и мотаюсь наобум по всей области – просто ради развлечения.

Больше всего меня привлекают труднодоступные места. На севере лесорубы работают только зимой, потому что летом по таким раскисшим дорогам не вывезешь лес. Вот я и приспособился кататься по зимникам. Добирался аж досюда…

Он нашёл на границе с Тюменской областью крохотное поселение – Туй.

– Самого посёлка давно нет. Там сейчас недалеко от речки стоит единственный домик, где живёт Коля. Он работает лесником. У него я и останавливаюсь на ночлег.

В цехе уже началось движение – кто спешил в столовую, кто в буфет. Внезапно Вовчук предложил:

– Ты не хочешь составить мне компанию? В этот самый Туй.

Впереди два дня выходных. Обычно со мной ездит старший сын, но у него сейчас сессия в институте. А одному как-то несподручно, всякое может в дороге случиться…

Так вот к чему такое длинное предисловие! Наконец-то ему предложили что-то реальное. Правда, не летом, а в середине февраля. Значит, не считают его размазнёй, если полагаются на него, приглашая в такие места, где даже сотовая связь не работает.

– А сколько это будет километров? – поинтересовался Синявин.

– В общем получается около пятисот километров. А если считать обратный путь, намотаем всю тысячу…

Павел даже не представлял, как надо одеваться, что с собой брать, – всё так неожиданно, даже обдумывать некогда.

– Я смотрел прогноз. Буранов на выходные не ожидается.

У  нас в городе минус десять, а на севере немного холодней. С  собой я беру ружьё, у меня двухдневная лицензия на птицу. Ехать надо в ночь. Как раз успеешь поужинать, а в восемь я бы за тобой заехал. Согласен?

– А что от меня требуется?

– Ничего. Только захвати продуктов на пару дней. В понедельник к утру вернёмся, правда, можем немного опоздать на работу, но у меня свободный проход…

– Тогда надо предупредить шефиню на случай опоздания.

Павел написал на листочке для мастера свой адрес и номер сотового. Пообедав в заводской столовой, поставил в известность редактора Маршалову о внезапно выпавшем на его долю «лотерейном билете» – необычном вояже. Она с нескрываемым удивлением посмотрела на него, словно не ожидала, что он способен «подписаться» на авантюру.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Складчина №1, 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Асташкин Евгений

Родился в 1955 г. в Уральске. Произведения публиковались в еженедельнике «Литературная Россия», в журналах «Нива» (Целиноград), «День и ночь» (Красноярск), «Приокские зори» (Тула), «Складчина» (Омск), «Северо-Муйские огни» (Бурятия), в   альманахах «Истоки» (Москва), «Голоса Сибири» (Кемерово), «Тарские ворота» (Омск), а также в коллективных сборниках. Автор пятнадцати художественных книг. Член Союза российских писателей.

Регистрация

Сбросить пароль