Алексей Ильичёв-Морозов. МУЖИЦКАЯ СМЕКАЛКА

История, о которой сейчас поведаю, произошла в брежневские времена. В одном поселковом правлении трудились несколько мужиков.
Борис Андреевич – заведующий свинофермой, с виду симпатии не вызывал. Огромного роста, грузный, центнера полтора товарищ, имел одутловатое лицо с маленькими острыми глазками. Но и душой был наделён широченной, сердцем добрым и милосердным. Кто бы из сельчан к нему не обратился, войдет в положение и всегда делом поможет. За это его уважали, а промеж собой шутливо называли зав. Свинья. Его свата, заведующего складами, народ прозвал Киселём. Кисель был человеком таким же здоровенным, хитрым, но до крайности скупым. У такого снега зимой не выпросишь.
При всей разности характеров, сваты дружили между собой и частенько сидели за рюмочкой. А бывало так разгуляются, что пару дней из-за стола не выходят пока ящик беленькой не уговорят. Однажды зимой собрались погреться, да у Киселя запасы иссякли, а может и придержал, по обыкновению. Пошли к Степанычу. Степаныч всю свою сознательную жизнь работая в колхозе – шоферил на Газоне. Физической силой не отличался, был худоват и лыс, как горшок. Умом правда обижен не был, иногда мог и пошутить для пользы дела.
– Степаныч, выручай дорогой! Нужно в город съездить кой чего прикупить – попросил его Борис Андреевич.
– Не повезу. В выходной путёвки никто не даст – ответил Степаныч.
– Ну будет тебе, Степаныч. Никак впервой катаешься? – впрягся Кисель.
– Не повезу и точка! – отрезал Степаныч.
– Ну не упрямься, не упрямься Ефим. Подмоги нам. А мы со сватом пошепчемся с председателем и по весне стравим тебе новую резину – пообещал Борис Андреевич.
Степаныч долго не размышлял. Новая резина его железному другу была ох, как нужна!
– По рукам – сказал он, протягивая свою худую ладонь просителям.
Погода портилась, когда старенький, шустрый грузовичок выехал из села. В тот год зима расщедрилась и снега насыпала вдоволь! Сугробов намела метровых, дорогу сковала льдом. Её убогую с неделю никто не расчищал и это доставляло неудобства. Легковой транспорт встал.
Проехать можно было только на грузовом, да и то с немалыми рисками.
В кабине было невыносимо тесно. Двое сватов занимали почти всё её пространство, а Степаныча так придавили, что он бедняга вплотную прижимался к своей двери и боялся вывалиться. Как в таком положении он ещё умудрялся управлять машиной одному Богу было известно…
– На тринадцатом километре пост ГАИ – известил своих пассажиров Степаныч. – Путёвки у меня нет, полями в такую страсть не обрулишь. Что делать будем? – продолжал он свой монолог.
Тут зав. Свинья предложил:
– Остановят, скажешь главбух с ума спятил в Ложки1 везём… Как будем подъезжать притормози.
Вскоре машина остановилась. Из неё вышел громадный Борис Андреевич, снял фуфайку и в одной майке, и стареньких галифе с трудом, кряхтя, залез в кузов.У поста, долговязый гаишник остановил машину.
– Ваши документы? – потребовал он от шофёра.
– А ваши? – невозмутимо, глядя на него, отозвался Степаныч.
Гаишник стал шарить по карманам, но к своему удивлению, удостоверения не нашёл:
– Ну ты чё не видишь, я – гаишник…
– В таком случае, я – Владимир Ильич Ленин – сняв шапку и указывая на свою лысину, сказал с серьёзным видом Степаныч и тронулся вперёд.
– Тормози, Степаныч! Вон, глянь опять жезлом машет – сказал ему Кисель.
Степаныч остановился и вышел.
– Ну чего ещё? – буркнул он подошедшему гаишнику.
– Куда держите путь? – поинтересовался тот.
– В Ложки – коротко ответил Степаныч.
– В смысле, в Ложки? – продолжал гаишник.
– В том самом смысле. Главбух наш с ума сошёл, вот везём в психушку.
Гаишник глянул в кабину на угрюмого, серьёзного Киселя:
– Да что-то не похож он на психбольного.
— Это не тот, а другой. Тот в кузове отдыхает. Ты подойди начальник, глянь какие дела у нас… – ответил ему Степаныч.
1 ст. Ложки – поселение в Волгоградской области, в котором находится областная психиатрическая больница.
Тем временем в кузове зав. Свинья продрог до мозга кости. Но роль свою осознавал чётко и когда подошёл гаишник, предстал перед его очами форменным психом. Стоя на коленях в грязной изодранной майке посреди кузова, обмотавши кисти своих рук бортовыми цепями и как-бы провисая на них, весь запорошенный снегом – он был похож на старого побитого пса.
Увидев гаишника, оживился и что есть мочи стал лаять по-собачьи, рычать и срываться с цепей своих, кидаясь на него. Ошарашенный гаишник отшатнулся!
После чего псих вскочил на ноги и припрыгивая ввысь, как гимнаст на арене цирка, заорал на распев:
– Отцепи меня, хозяин, отцепи!..- Отцепи меня, хороший, от цепи… – и дёрнувшись, одной рукой попытался ухватить гаишника.
Гаишник отбежал к уже сидевшему в кабине Степанычу и ещё несколько минут, круглыми, страшными от испуга глазами смотрел на метавшегося в кузове, лающего психа.
– Вы бы его одели во что-нибудь… – с некоторой долей сочувствия в голосе проговорил приходивший в себя гаишник.
– А мы не одевали?! – сказал Степаныч – Только вот он всю одёжу повыкинул по дороге.
– И в кабину его нельзя! Кусается зараза! – мельком показав локоть левой руки, поддержал разговор Кисель.
– Он там поди совсем околел, а Вы нас задерживаете – обеспокоился Степаныч.
– Тогда доброго пути! Поспешите довести главбуха вашего целым – пожелал им изумлённый гаишник.
А потом ещё долго стоял, смотрел на дорогу и теребил свой жезл. Что было дальше история умалчивает. Но наверняка, мужицкая смекалка, ещё не единожды сослужила добрую службу нашим друзьям.

18 апреля 2021 г.
Алексей Ильичев-Морозов
ст. Кумылженская.

Опубликовано в Дрон №1, 2024

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2 (необходима регистрация)

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Ильичёв-Морозов Алексей

Живёт в станице Кумылженской Волго¬градской области. Более двадцати лет занимается литературным трудом - пишет стихи и малую прозу. Член Российского союза писателей. Руководи¬тель литературного клуба «Слово» Кумылженского района Волгоградской области.

Регистрация
Сбросить пароль