Елена Безрукова. СТИХИ В АЛЬМАНАХЕ “ОБРАЗ” №3, 2019

***
Хорошо
гореть
бессонницей молодой,
Когда понял всё,
не вопрошая дважды.
Боже, я не могу
напиться твоей водой.
После крови твоей
вода не сбивает жажды.

Хорошо
притихшей скрипкой
дышать в чехле
за твоим плечом,
от жизни тебя врачуя.
Боже, я не могу
вкусить твой горючий хлеб.
После плоти твоей
я вкуса его не чую.

Хорошо
в прихожей темной
на ржавый гвоздь,
чтобы болью в лоб
убить и цвета, и звуки.
Боже, я твоих слов
больше не слышу сквозь.
Только руки твои
слышу я,
только руки…

***
Шестое. Пять утра.
Тревожный полустанок,
Не бей мне по лицу
Просоночной листвой.
Кати, кати, кати
Чугунный твой рубанок,
Веди, веди, веди
Железный поезд твой.

Кури свою тоску.
А мне твоей не надо.
За тамбуром – рассвет,
Неси свои ключи.
Рассветная вода,
Унылая неправда.
Проснись и не кричи.

Выходит проводник.
Он маленького роста.
Как стражник у двери
Для одного тебя.
Умри куда-нибудь,
Где хорошо и просто.
Где глупые птенцы
Твой голос теребят.

***
Что там за город? Неужели Рим?
Мерцающий в стекле бутылки винной
Фантазией, до косточек невинной,
Где мы молчим с тобой и говорим.

Как будто в существе моем вода
Идёт к прибою, сокращая берег.
– Поехали, – он говорит. – Куда? –
Ещё секунда, и она поверит.

– Ты будешь кофе? Красное вино?
Или вот эту музыку густую?
Я белым цветом Рим тебе рисую,
Как будто бы счастливое кино.

И воздух среди них слегка дрожит,
Воздушные предсказывая мили.
– Не знаешь, нам ещё не поздно жить?
– А жили?

Во сколько этот вечный самолёт
Из вязкой жизни, скомканной постели?
…Но только он на встречу не придет,
Поскольку страшно жить на самом деле.
Пульсируют пустые города
Молчаньем не случившегося чуда.
– Поехали? – он говорит. – Куда?
Молчи, молчи, не отвечай покуда…

***
Заколоченный дождь,
захолустное это укрытье…
Пустота букарашкой
с изнанки ползет по виску.
Это здорово, знаешь,
что не научилась курить я,
А не то б иногда в самый раз
под такую тоску
Прикурить от стиха.

Погляди – в этой медленной фразе
Вьется кольцами дым,
или музыка, или душа.
Я тебя не держу,
Это просто нейронные связи.
Диаграмма, летящая с кончика карандаша.

Оставляй только главное,
все остальное неправда.
Темно-синяя речка
Зашита в промокший рукав.

Все, что нужно тебе удержать,
держит лишь диафрагма.

А за ней вырастает
и эта земля на китах.

***
Горячие ветры, веселая злость.
Внезапное лето – откуда взялось?
И ты вместе с ним из-за такта.

И я вылепляю слова из огня.
Т-9 бесхитростно правит меня,
Но я не сдаюсь ему так-то…

В начале, конечно же, было оно –
То слово, которое запрещено,
Чтоб раненый бес не попутал.

Но вслед эйфории приходит испуг,
И валится всё из надломленных рук,
И рушится лето попутно.

Диастола, я не перечу тебе.
Как окна распахнуты ветром в избе –
Бессильем расширены вены.

И выдох выносит из лёгких ожог.
И солнце за кадром ползет на восток.
И помыслы обыкновенны.

Но если была виноградная гроздь…
Не бойся, держи меня за руку сквозь
Твое кочевое неверье,

Пока твое имя на вдохе звенит,
И птицы ночные уходят в зенит,
Роняя белесые перья…

***
Пабло Пикассо рисует светом.
Женщина глядит через плечо.
То, что нынче называлось летом,
Всё ещё лицо моё печёт…

Травы осыпаются сквозь травы,
Промывая неба решето.
Твой рисунок – детский и корявый,
Потому что всё разрешено.

Потому нам и смешно, и грустно
Мир ваять из маленьких частей,
Где-то между жизнью и искусством
Угадать пытаясь, что честней.

Светит образ в солнечном пожаре –
(Ты мой сон, а я, должно быть, твой)
Одуванчик, девочка на шаре,
Перевернутый вниз головой.

***
Вереск, полынь, вереск, полынь, вереск.
Помнишь и-цзын, спички, игру всерьез?
Мысли мои идут по воде на нерест,
Им очень тесно жить, поднимаясь в рост.

Сколько нас – глупых, дерзких неутешимо,
Знающих всё, как надо, на сто рядов?
Вереск, полынь, женщина и мужчина,
Крестик и нолик, смерть моя и любовь…

Мало мне вдоха – неба речного шире.
Взгляд в глубину твою – осторожный брод.
Вот и опять мы бабочек засушили
Этим “я знал”, “я знала всё наперед”.

Падают в руки нам грозовые тучи.
Двор наш от детских пряток по швам трещит.
Я не хочу заранее – это скучно.
Если я прячусь – ты все равно ищи!

Кто там меня с пустыря из-за дома кличет?
Луч в голове саднит, если можешь – вынь.
Пусть не судьба, а просто игра на вычет –
Вереск, полынь, вереск, полынь, полынь.

Опубликовано в Образ №3, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Безрукова Елена

Родилась в 1976 году в г. Барнауле. Выпускница юридического факультета Алтайского государственного университета и факультета психологии Томского государственного университета. Работала юрисконсультом, адвокатом, юрисконсультом. Последние десять лет состоит на государственной службе Алтайского края в сфере культуры. Стихи публиковались в журналах «Алтай», «Барнаул», «Сибирские огни», «Роман-журнал» и других. Автор четырёх поэтических книг, три из которых («После таянья льда», 2000, «Набросок», 2004, «Ре», 2008) вышли в Барнауле и одна («Книга ветра», 2016) в Санкт-Петербурге. Лауреат муниципальной Пушкинской премии г. Барнаула. Член Союза писателей России. Живёт в Барнауле.

Регистрация

Сбросить пароль