Анастасия Крушинская. АНГЕЛЫ И ЛЮДИ. Рассказы

АНГЕЛЫ И ЛЮДИ

– Ведь что такое смерть? Она вызывает страх, отчаяние, боль, слёзы. Она рано или поздно настигает всех. К каждому приходит по-разному. Порой неожиданно. А иногда… её ждут каждую секунду, зная, что вот-вот она придёт. Это страшно… ты в ожидании.

– В ожидании чего? Того момента, когда не услышишь плач родных и любимых? Того, когда в глазах помутнеет, и ты последний раз на всех посмотришь? Того, когда все мысли сплетутся в единое и упадут в бездну, в пропасть, откуда нет пути назад. И всё. Ты больше не будешь ощущать на ощупь, не сможешь прикоснуться к любимым, больше не будешь вдыхать ароматы весенних цветов, запах моря навсегда покинет тебя. Ты не будешь гулять с собакой, ездить верхом. Ты просто не будешь чувствовать прикосновений. Ты не сможешь почувствовать вкус любимого кофе с сыром. Не будешь ощущать телесную боль. Вот она, смерть?

– Да. Но это не всё. Ты знаешь, что будет потом?

– Нет. Но я узнаю. И уже совсем скоро.

– Ты почувствуешь это. Ты откроешь глаза. Снова. И ты увидишь его. Знай, это за тобой. За тобой пришли. Следуй за ним и не бойся. Вы пойдёте вместе, держась за руки. И уже не будет страшно. Но немного одиноко, что теперь ты без меня. Тебе надо раньше. Он объяснит, тот, с которым ты пойдёшь.

– Кто же он? Кто за мной придёт?

– Он и сейчас здесь. Но ты его не видишь. Те, кто ещё тут, не могут его видеть. Он уже тебя ждёт. Я знаю это.

Было уже далеко за полночь. За окном весна. Последняя весна в жизни. И всё цвело. Абрикос, тот который последний год был единственным чудом в жизни, своими ветвями изредка стучался в окно. Он был в белом цвету, а вечером казалось, что на нём лежит снег. Днём на ветках сидят птицы. И последний год изо дня в день их ждут. Эти птицы невзначай вызывают улыбку. Но эта улыбка была уже не совсем привычна. А кожа потеряла свой естественный румянец. Так же как и глаза не блестят счастливым и озорным огоньком. Глаза… Глядя в них становится многое понятно. На секунду остановившись на них, ты не сможешь больше оторвать свой взгляд. Ведь они настолько глубоки, что утонуть в них не составит никакого труда. Словно водоворот, они затянут и больше не отпустят. Всё-таки глаза очень красивые, и таких больше нет ни у кого. Они сравнимы со звёздным небом, потому что смотреть на них можно вечно, выискивая, знакомые и открывая совершенно новые созвездия. Глядя в эти заколдованные болезнью, уставшие глаза становится жутко, страшно. Будто в дремучем лесу ты в ожидании, что на тебя сзади набросится волк. Животное, у которого такие же загадочные и серые глаза.

Они слушали тишину, к которой поневоле привыкли и которую где-то ненавидели. Их взгляды, разные, но связаны одной бедой, были устремлены в сторону окна. Где по-прежнему был абрикос. И он будто старый знакомый, махал им рукой. Как приветствовал. От этого его цвет немного осыпался и, словно снежинки, мягко и грациозно ниспадал наземь. Каждый думал о своём. А тишина убаюкивала. Но крики, доносившиеся из соседних палат, явно вызванные болью, не давали уснуть. Крики были разные. Одни короткие и громкие, и настолько жуткие, что тело осыпалось мелкой дрожью. Другие же длинные, протяжные и тихие. Но их связывало одно: и те, и другие были ужасно беспомощны. А потом, когда они утихали, уже навсегда, доносился плач. Сначала тихий, но быстро перераставший в рыдание, крики отчаянья и душевной боли. Однако спустя ещё четверть часа палату вновь наполняла тишина. Теперь они перевели взгляды друг на друга. Тихо заплакали.

В это мгновение раздался стук каблуков, явно шпилек, по коридору, который с каждой секундой становился всё громче. Медсестра, молодая женщина с тонкой ментоловой сигареткой, без стука зашла в палату. Огляделась. Убедившись в том, что всё нормально, как ей показалось, она покинула палату. Пошла дальше по длинному и узкому коридору. Ей было безразлично всё, а тем более судьба тяжелобольных людей, которые так же ждут когда за ними придут. За ними придут те, кто часто наведывают людей, пытаясь уберечь их от ошибок. Ведь люди часто делают в жизни ошибки, считая, что не ошибаться это не человечно. Люди не меняются веками, оставаясь всё теми же, любящими развлечения и деньги. Они ненавидят друг друга, видя в лице себе подобного лишь соперника, которого надо задавить, уничтожить, и как можно скорей. Ибо он сделает тоже самое первым… Поэтому Ангелы всегда с нами, всегда рядом. Только люди перестали в них верить. А те, кто их увидел, уже не смогут поведать другим об этом…

– Ведь ты веришь в них, да?

– Я знаю, что они есть. Хотя меня бы никто не послушал. Но я не убеждаю в этом никого, да и не пытаюсь. Согласись, зачем же. Ведь это совершенно бессмысленное занятие. Да и мир от этого лучше не станет. Люди начнут только ещё больше волноваться, подымут скандал, потому что услышат то, что противоречит их правилам, взглядам на жизнь, их идеалам. Возможно, меньшинство и не согласны с этим, но по неволе вынуждены подчиняться лидерам, людям с более сильным характером. А если они будут сопротивляться, то их попросту морально задавят или выгонят из общества. А тогда они, согласись, будут считаться изгоями. А кто этого хочет? Поэтому все и дорожат своим местом в обществе. А в лидеры и вожаки пробиваются только те, кому было суждено им стать. Таковы законы. А ведь законам должны подчиняться все.

– В таком мире, где всё строится на законах и власти, жить тяжело, да и нет желания. Я до последней секунды буду верить, что когда-то наступит царство истины и не будет нужна никакая власть.

– А с другой стороны ты задумайся, что будет, если власть исчезнет. Настанет хаос. А дальше всё пойдёт само собой. Начнутся войны, страшные и мрачные. Все навек забудут, что такое радость и счастье, несмотря на то, что понимание счастья у каждого своё.

И снова тишина, как стена, оказалась между ними. И возможно хочется подобрать слова, но веки тяжелеют, и как-то клонит ко сну. Но всё-таки что-то пронзило, как стрела. Покоя не дал вопрос, о котором вспомнилось так неожиданно и где-то резко.

– Но как же ты можешь с точностью знать, что они есть?

Пауза прервала их разговор. Надеясь, что он восстановится быстро, два характера, две личности смотрели друг на друга.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Южное сияние №4, 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Крушинская Анастасия

Русская писательница. Живет в Одессе.

Регистрация

Сбросить пароль