Алла Докучаева. НА ТЕПЛОХОДЕ МУЗЫКА ИГРАЛА…

Детективная история

Трагедия на теплоходе «Антон Чехов» казалась просто невероятной, немыслимой. За тридцать лет службы старенького, но к навигации добротно залатанного и аккуратно почищенного двухпалубного судна на нем не случилось ни одного запомнившегося ЧП. Репутация опытного капитана Туктарова и в пароходстве, и позже в частной фирме была безупречной, да и многие пассажиры, не раз на себе испытавшие профессионализм и доброжелательность руководимого им экипажа, занимали очередь именно на «Чехова», хотя второй туристский теплоход по новизне и удобствам правомерно называли лайнером девушки из пункта продажи билетов. Но, видимо, внешний блеск не столь привлекателен, если у него нет подпитки вниманием и заботой. И вдруг…
Последний сентябрьский рейс «Чехова», который теплыми деньками и теплой компанией любителей общения «на воде» обещал приятный отдых плюс знакомство с городами, включенными в маршрут только с нынешнего лета, был ужасно нарушен. Смятение команды, тревожное беспокойство плывущей публики, особенно среди обитателей верхней палубы, где в каюте-люкс и развернулась неожиданная драма.
Табличка с надписью «Капитан» — как раз напротив люкса, и Туктаров первым после стука в свою дверь рыдающей женщины увидел распростертое на постели тело. «Господи, что же это? Антон…» — причитала она сквозь всхлипывания, натягивая сбившееся тонкое одеяло на кровавое пятно цветастой простыни, которой был укрыт покойный.
— Алина, ничего не трогайте, — быстро пришел в себя капитан. — Мы подплываем к стоянке, вызовем полицию. Небольшой райцентр, но следователь, конечно, найдется.
Осторожно тронул ее за руку: «Я вас переведу в свободную каюту — есть одна, в конце коридора, возле входа в ресторан. Возьмите необходимые вещи. Давайте ключ».
Ее трясло, она заслонила лицо руками. Капитан подвел ее к шкафу.
Провожая по коридору, попросил: «Особо пока не распространяйтесь». Однако было поздно — на ее стук и плач выглядывали из всех ближних кают. Уже усадив ее в кресло и окутав широким шарфом из кипы прихваченной ею одежды, спросил тихонько: «Что же произошло?.. Где вы находились?»
— Я… я… меня не было в каюте, — подбородок ее дрожал. — Это же тихий час, после обеда. Муж всегда засыпает. Ну, я и ушла. А когда вернулась…
— Через сколько вернулись?
— Примерно через час. И увидела кровь. Там… подпростыней… Прямо в сердце… — и она опять зарыдала.
— Алина, успокойтесь, прошу вас. Надо взять себя в руки. Антона Юрьевича не вернуть, увы… Кто тот злодей?.. И за что?.. — он развел руками. — Я к вам Раилю Явдатовну пришлю. Хорошо? А мне идти необходимо.
Вызвал судового врача — подтвердить смерть, пригласил двух понятых из команды. Постучал жене: «Раиля, ты уж в ресторане перепоручи дела, посиди с Алиной… Золотова-то убили… Да не охай, сам ничего не знаю. Она в пустой, слева по коридору. А я с берегом свяжусь. Михаила как назло в деревню отпустил».

* * *
…Владлена Васильевна Ратникова, известный краевед, чьи статьи о старинных особняках и досоветских названиях улиц публиковались в местной прессе, пятое лето подряд устраивала себе круизы на теплоходе «Чехов». Отдыхала вместе с подругой Майей Борисовной Гончаровой, которую счастливо заполучила, когда еще в бытность свою в филиале Академии наук, задолго до ухода на пенсию, занималась поиском потомков тех знаменитостей, что хоть каким-то боком прикасались к изучаемой ею истории родного города и широкой территории вокруг него. Автор «Обломова» и «Обыкновенной истории» привлек ее внимание. Обнаружилось много Гончаровых, но никто даже близко не стоял к родне великого писателя. Зато доцент педуниверситета с такой фамилией оказалась пра-пра-пратроюродной или четвероюродной племянницей тех Гончаровых, к которым принадлежала Натали Пушкина. Деликатная невысокая Майя Борисовна смотрелась полной противоположностью крупной и решительной Ратниковой, однако обеих накрепко связал интерес к книге, к литературным и историческим памятникам. Их творческий тандем был оценен другими туристами теплохода как своеобразный центр интеллектуального досуга. В противовес безмятежной палубной тусовке, что пела и плясала то под баян называвшего себя диджеем Алика, долговязого парня с крашеным желто-зеленым ежиком волос посреди бритой головы, то под оглушительные звуки музыкальной техники, которой он управлял с видимым удовольствием. Молодежи в этом рейсе набралось наперечет — учебный год был в разгаре, и далеко не все родители позволяли своим чадам продлять каникулы. Но и старшее поколение не отставало от юных счастливчиков, которым повезло вместо душного воздуха классов и аудиторий, прогретых нынче щедрым сентябрьским солнцем, вдыхать свежий ветер речного простора и, главное, «отрываться по полной» под командные призывы культдиректора круиза Эльвиры Андреевны — дамы средних лет, умерявшей свои пышные формы суровой зелено-крапчатой униформой. Соседи по столу — пара «начального пенсионного возраста» — постоянно теряли своего десятилетнего внука Эдика, который, едва поздоровавшись с Ратниковой и Гончаровой, единым махом глотал кашу и бежал к друзьям, гордясь, что они хоть и гораздо старше, но его привечают.
Одна из его «взрослых друзей» прехорошенькая двадцатилетняя Лола приходилась внучкой бывшей сослуживице Ратниковой — библиотекарю Лилии Ильиничне. Девушка перешла на второй курс актерского отделения и утверждала, что в институте искусств посещение занятий считается «не совсем обязательным», а потому радостно напросилась сопровождать бабушку в двухнедельном путешествии. Лилия Ильинична входила в круг теплоходных эстетов. Ее внучка, живая и артистичная, привлекала не только смазливого молодого человека — выпускника средней школы Кирилла, который не стал подавать документы в вуз, ожидая армейского призыва, но и более солидных пассажиров мужского пола, наперебой вьющихся в массовых танцах около Лолы. Она сияла обворожительной улыбкой, никого особо не выделяя, но и не отпуская из плена своей расцветающей победительной женственности. А когда однажды во время зеленой стоянки около царственно-величавого действующего монастыря прошлась за ручку с благоговеющим от счастья Кириллом, получила от бабушки такой нагоняй — вроде бы шепотом, однако Ратниковой услышанный, — что даже слезу проронила и уж прикоснуться к себе во время танца разрешала с оглядкой. Между тем ее более солидный эскорт не только не таял, но прирос двумя весьма внушительными фигурами — молодящимся пассажиром из люкса, который ехал с молодой женой, беспрестанно меняющей шикарные туалеты, и довольно угрюмым господином с тростью, который слегка прихрамывал, мало говорил, но находился в той группе, где за Лолой в открытую ухаживал мужчина из самой лучшей на теплоходе каюты. Справедливости ради, знающие завсегдатаи отмечали, что лучшей она могла считаться только среди «менее лучших». Однажды Владлена с Майей туда путевку купили, получив к совпадавшему у них юбилейному месяцу кое-какие конверты с виршами, трогательно намекающими на содержимое: «Пусть хор друзей вас не оставит, звучит пусть много теплых слов, и жизнь пусть непрестанно дарит здоровье, деньги и любовь».
Убедившись, что люкс отличается от обычной с удобствами каюты только наличием второй комнатки, а стоит вдвое дороже, отказались в дальнейшем от ненужного шика. Однако проходя нынче мимо знакомой двери, которую как раз открывала державшаяся особняком обитательница люкса, заметили, что внутри произошли изменения: стены отделаны золотистым пластиком, на столе в вычурно изогнутой вазе красовались розы, а воздушные занавески на окне драпировались тяжелой переливчатой тканью. Владлена Васильевна не преминула перекинуться парой слов насчет обновления люкса с капитаном, который в свободное от вахт время охотно общался с пассажирами, и тот объяснил, что фирма, зафрахтовавшая теплоход на эту навигацию, закрепила люкс за своими сотрудниками, сделав предварительно евроремонт, и сейчас там отдыхает сам владелец с супругой.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Бельские просторы №4, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Докучаева Алла

Алла Анатольевна Докучаева родилась 7 января 1935 года в г. Горьком (Нижний Новгород). Окончила филфак Горьковского государственного университета. С 1970 года живет в Уфе. Журналист, писатель, автор 22 художественных и публицистических книг. Заслуженный работник культуры РБ. Лауреат премии им. Ш. Худайбердина и литературной премии им. С. Злобина. Член Союза писателей Республики Башкортостан.

Регистрация

Сбросить пароль