Алия Саматова. КУКУШКА

Повесть. Перевод с башкирского Г. Гаскаровой

– Ку-ку, ку-ку…
– Один, два, три, четыре…
– Проклятая птица! Что ты раскуковалась, зловещая тварь! Кыш-ш-ш! Чтоб на свою голову накликала беду, окаянная! Вот ведь какая наглая, выбрала березу в самом центре деревни и кличет несчастье. Чтоб ты подавилась! Кыш-ш-ш…
Муталлап вздрогнул от пронзительного голоса. Над самой его головой со свистом пролетела палка и ударилась о ствол дерева. А Махида-апай продолжала выкрикивать проклятия, даже когда уже зашла к себе в чулан. Кукушка же, напуганная летящей в свою сторону палки, сорвалась с места и полетела в направлении горы, издавая невнятные, заикающиеся звуки.
«Эх, опять не дослушал кукушку, даже до десяти не сумел досчитать. Всегда так! Стоит согнуть мне девятый палец, как она перестает куковать и улетает». Муталлапу почему-то кажется, что мама приедет за ним, если птица прокукует до десяти. Вот и сегодня она прилетела в самый центр деревни, расселась на раскидистой старой березе и только начала куковать… Может быть, она принесла весточку от мамы семилетнему Муталлапу. Но Махида-апай запустила в нее палкой. Почему-то в деревне не любят тоскливого зова этой птицы. Вон, громко каркая, летают вороны. Около сарая крутится болтливая сорока, словно сплетница, подыскивающая кумушку себе под стать. Муталлап знает, что она наблюдает за курами в гнезде, чтобы тут же утащить снесенные ими яйца. Деревенские старушки их тоже недолюбливают, постоянно ругают, но особый страх у них вызывает прилетевшая в село кукушка. Можно подумать, что начался пожар. Закидывают птицу чем не попадя. «Как и меня тоже…»
С тяжелыми мыслями Муталлап зашагал к себе домой. Вообще-то этот дом он не считает своим, его совсем туда не тянет. Там все чужое, его тошнит даже от запаха в нем. Но его размышления прервала щепка, неожиданно ударившая по спине. Муталлап обернулся и увидел мальчиков с верхней улицы, которые были готовы броситься на него, словно волчата на свою жертву. С тех пор, как он приехал в эту деревню, они не оставляли его в покое. Самый старший из них Фаттах крикнул:
– Эй, Мишка-подкидыш, что ты делаешь на нашей улице? – и, даже не закончив вопроса, с размаху ударил Муталлапа в лицо.
У мальчика посыпались искры из глаз, его затошнило, качнуло, но он удержался на ногах. Ему не хотелось дать маху перед намешливо улыбающимися беззубым Садрием и носатым Накипом. Остался крепко стоять на ногах, несмотря на горевшее лицо и сильную боль в голове, постарался сдержать готовые брызнуть из глаз слезы. Мальчики, ожидавшие, что он вот-вот заплачет, были удивлены, что Муталлап даже не шелохнулся. Им показалось странным сегодняшнее поведение мальчугана, который раньше после первого же удара со слезами убегал домой. Садри, который до этого ухмылялся, растянув губы до ушей, вдруг посерьезнел и восхитился храбростью Муталлапа. Если бы рядом не было Фаттаха, верховодившего над всеми, он мог бы даже подружиться и играть с Муталлапом.
– Во дает, ни слезинки не уронил. Нисего себе пацан стал подкидыс Миска, – прошепелявил Садри, щелкнув языком.
Не захотел остаться в стороне и Накип, он отозвался, еще больше раздувая широкий нос:
– Ха, тоже мне нашел ничего себе пацана. Вот как подпрыгну дважды и ударю его ногой, тут же растянется, – изобразил он ногами движение, напоминающее каратэ, и звонко сплюнул сквозь зубы. Он научился так мастерски плеваться у старшего брата. Покурив в потайном месте за баней, тот обычно плевал сквозь зубы. Засунув руки в карманы, Накип обошел вокруг Муталлапа и подошел к Фаттаху:
– Я говорю, может, мне съездить ему по роже, а, Фаттах?
– На сегодня хватит с него. Вон мамаша Мишки идет сюда. Пора убираться. Смотри, Мишка, если пожалуешься мамке, получишь еще, понял!
После того, как Фаттах, посвистывая, отпихнул ногой камешек, тройка удалилась вверх по улице. Муталлап проглотил обиду и быстро протер глаза, пока слезы не скатились вниз, погладил пылавшее от удара лицо. Его сильно задевало и то, что мальчики называли его Мишкой.
– Ой, Мишенька, что случилось? Тебя ударили? – схватила его за руку Сайра. Он вырвался и убежал. Эти чужие руки были холодными и грубыми, а мягкие, нежные руки мамы всегда вкусно пахли. Обращение Сайры «Мишка, Мишенька» всегда ранило Муталлапа в самое сердце. Он даже пытался возражать: «Нет, я Муталлап». Но так называемая «мама» настояла на своем: «Муталлап – слишком длинное имя, язык сломаешь. Я буду звать тебя по-своему, Мишкой». Даже мужа Гиндуллу она называет Геной. Ведь она не башкирка, и ей, якобы, проще по-своему переделывать имена, данные муллой.
Убежав от Сайры, Муталлап пулей забежал во двор и забрался на чердак сарая. Не обращая никакого внимания на кур, с громким кудахтаньем бросившихся от него врассыпную, он нырнул в сено, где любил прятаться от всех. Спасительный уголок, окруженный со всех сторон сеном, принял мальчика в свои объятия. Курица-пеструшка, сидевшая в гнезде прямо над его головой, даже не шелохнулась. Она не собиралась убегать от него, как другие куры, а продолжала сидеть, вобрав голову в плечи и разглядывая Муталлапа блестящими, как плоды черемухи, круглыми глазами. Когда мальчик поднес палец к губам и умоляюще посмотрел на нее, как бы прося не шуметь, курица издала звук «кы-ы-ык», словно в знак согласия, и затихла.
Вот теперь мальчик наконец остался один и может вдоволь поплакать. Пеструшка никому не расскажет. Поплачь, Муталлап, поплачь. Издалека, со стороны горы доносится знакомое кукованье. Один, два, три, … семь… Эх, опять не докуковала до десяти. Муталлап не выдержал этого, или же не захотел дольше терпеть, и дал волю слезам, которые, как будто только этого и ждали, покатились вниз, обжигая без того горевшие щеки. Плачь, Муталлап, плачь. Сегодня ты впервые не струсил перед мальчиками с верхней улицы, не проронил ни слезинки, хотя тебя побили. Поплачь… Никогда в жизни ты больше не должен показывать своих слез. Всхлипывая, Муталлап свернулся калачиком и заснул. Эх, Пеструшка… Если бы ты знала причину слез этого малыша…

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Бельские просторы №8, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Саматова Алия

Родилась в деревне Зуяково Белорецкого района 27 июля 1973 года. Печаталась в журналах «Агидель», «Шонкар», «Аманат», «Башкортостан кызы». 2018 году вышла первая книга. Живёт в с. Инзер. Работает в Инзерской школе № 2 учителем башкирского языка и литературы.

Регистрация

Сбросить пароль