Владимир Буравцов. ДОМ ГУБЕРНАТОРА

Должность губернатора была учреждена Петром I в 1708 году. Она объединяла административную, судебную и военную власть. Наставление от 21 апреля 1764 года характеризует губернатора как главу и хозяина губернии.

До 1782 года Уфа находилась в ведении казанских губернаторов. C появлением наместничества, последовавшего после назначения генерал-поручика Ивана Варфоломеевича Якоби, возник титул Уфимского генерал-губернатора. Назначение наместничества охарактеризовалось строительством наместнического и губернаторского домов. Николай Александрович Гурвич в книге «В память столетия грамоты, пожалованной императрицей Екатериной Великой Российскому дворянству» (1885 г.) так описывает эти здания: «Первый [наместнический. – В.Б.] дом построен был на месте нынешнего архиерейского дома [снесён при строительстве Дома правительства. – В.Б.]»; второй [губернаторский] на прежней торговой площади [Троицкой, ныне Первомайской. – В.Б.] против старого собора». Оба дома были деревянными, губернаторский сгорел в 1789 году.
В 1796 г. губернское управление переехало «по велению Государя Императора Павла I в город Оренбург», и Уфа снова стала уездным городом, однако в 1802 году вновь получила статус губернского города: в ней располагался гражданский губернатор, военный же – вплоть до 1865 года находился в Оренбурге.
В Голубиной слободке (нижняя часть улицы Пушкина) против дома уездного училища (на юго-восточном углу улиц Пушкина и Цюрупы) находился «деревянный, довольно длинный, с мезонином на одной стороне и с 2-мя наружными крыльцами» дом губернатора.
5 июля 1814 года по случаю получения манифеста о заключении мира с Францией «в 8 часов вечера дан был в этом здании тогдашним губернатором Наврозовым здешнему дворянству и купечеству маскарад и ужин». В доме собралось большое число гостей, около него – множество зевак-зрителей. Дамы явились в богатых русских костюмах и кроме традиционных для таких торжественных мероприятий западных танцев исполняли задорные русские пляски.
Н.А. Гурвич упоминает, что при пожаре 12 мая 1816 года в числе других зданий сгорел «старинный дом вице-губернатора», но не полностью, ибо он уцелел и после пожара 1821 года. Более того, в 1824 году в этом доме останавливался император Александр I. Впоследствии этот дом занимала богадельня. Окончательно здание пришло в негодность только в 1880-е годы.
В.А. Новиков в книге «Сборник материалов для истории уфимского дворянства» упоминал, что во время пребывания императора Александра I в Уфе в сентябре 1824 года развод войск происходил на площади перед домом губернатора, а «из собора Государь отправился в дом губернатора Нелидова».
Хотя по конфирмованному в 1819 г. «Плану губернского города Уфы», под дом губернатора было выделено место (сейчас он стоял бы в нынешнем парке Ленина), но из-за отсутствия в казне достаточного количества для этой цели денежных средств к вопросу о большом не наёмном, а казённом, доме для губернатора вернулись только в конце 1850-х годов.
Небогатый выбор в Уфе зданий, удобных для размещения резиденции начальника губернии (т.е. губернатора), в 1858 году вынудил Оренбургского гражданского губернатора Е.И. Барановского войти с ходатайством к Оренбургскому и Самарскому генерал-губернатору А.А. Катенину о покупке у вдовы коллежского советника Жуковской выстроенного «вчерне» каменного двухэтажного дома на углу современных улиц Тукаева и Советской, вместе с находящимся при нём деревянным флигелем. Вследствие этого прошения, 14 ноября 1859 г. генерал-губернатор уведомил, что Комитет министров 29 сентября разрешил «покупку в казну вышеописанного здания вместе с флигелем и местом в 897 квадратных сажень (более 19 соток) за 12 тысяч рублей серебром с тем, чтобы эти деньги, а также 20 тысяч рублей, требующиеся на приспособление этого дома для предназначенной цели и на его меблировку были позаимствованы из Оренбургского Приказа общественного призрения на правилах 56-летнего займа», и чтобы впоследствии заём погашался за счёт отпускаемых начальнику Оренбургской губернии из казны квартирных денег (1500 рублей в год). 17 мая 1860 года Строительной комиссией купчая была оформлена, деньги Жуковской выдали.
Вместе с тем Е.И. Барановский обратился к генерал-губернатору с просьбой походатайствовать у министра внутренних дел о разрешении приступить к работам по достройке дома Жуковской с тем, чтобы сметы составлялись по мере исполнения работ. Объяснял он это тем, что если будут соблюдены все формальности, определенные законом (составить сметы, затем отослать их на рассмотрение в Главное управление путей сообщения и публичных зданий, потом, после возвращения их, сделать троекратный вызов), то к достройке описываемого дома можно будет приступить не ранее как через полтора или даже два года. Между тем как губернатор и его канцелярия не имеют не только приличного, но даже необходимого помещения. Кроме того, в зимнее время удобнее заготовить лесной и другие материалы, а если постройка дома отодвинется на два года, то вследствие постоянного повышения цен могут возникнуть затруднения в производстве работ на ассигнованную сумму в 20 тысяч рублей.
Получив разрешение от Главного управления, 1 марта 1860 года начальник губернии просил военного губернатора для ускорения дела поручить контроль за хозяйственными работами Уфимскому городскому голове Губанову как человеку, лично ему известному своей благонадежностью, а решение технических вопросов возложить на губернского архитектора Ивана Домбровского.
За основу проекта дома губернатора по имеющимся в Национальном музее РБ материалам взят типовой проект неизвестного архитектора. Для Уфы в чертежах его реализовал симбирский губернский архитектор Иван Тоскани.
24 марта 1861 года, после получения согласия со стороны генерал-губернатора, Строительная комиссия поручила Губанову приступить к заготовке материалов и производству работ, а Домбровскому осуществлять технический надзор за выполняемыми работами (кроме того, под наблюдением И.И. Домбровского строились присутственные места – в 1849-1865 гг., а также здание главной полицейской части с пожарной каланчой – в 1869-1872 гг.).
Комиссия вменила в обязанность Губанову в счет суммы в 20 тысяч рублей приобрести мебель, необходимую для губернаторской квартиры и приспособить вышеупомянутый флигель под помещение «правителя канцелярии» с канцелярией начальника губернии. При этом оказалось, что для окончательной меблировки дома необходимо 9 307 рублей, для постройки флигеля – 3 394 руб. 77 коп., для устройства флигеля для бани и прачечной – 3 086 руб. 13 коп., для приспособления существующего флигеля под помещение канцелярии и правления – 1 000 руб., всего – 16 487 руб. 90 коп. Городской голова определил, что для приобретения мебели и бронзы необходимо 4 000 рублей.
Губернский архитектор Домбровский представил в Строительную комиссию отчёт по работам, произвёденным по губернаторскому дому в 1860 году. Сверх работ, указанных в описи, были представлены сметы на устройство флигеля для помещения бани и прачечной и флигеля для каретника (сарай для карет и других экипажей) с конюшней. Инженер-капитан Сергеев и архитектор Кармин произвели проверку фактически выполненных работ с указанными в отчете Домбровского и отметили их качественное выполнение.

Из формулярного списка И.И. Домбровского, составленного в 1864 г.
Иван Иванович Домбровский – 40 лет, вероисповедование – православное. Имеет в память о войне (Крымская война) 1853-1856 гг. бронзовую медаль на Владимирской ленте, кавалер ордена Святой Анны 3-й степени. Происходит из дворян, есть имение в Оренбургской губернии, в Уфимском уезде 1 150 десятин земли. Во время нахождения в строительном училище Главного управления путей сообщения и публичных зданий, кроме общеобразовательных предметов, обучался другим, в том числе практической механике, курсу построений, архитектуре, технической отчетности, археологии и мифологии, теории изящных искусств, составлению смет и проектов по части заводской и путей сообщения. 6 июля 1845 г., по окончании курса наук произведён из воспитанников в 12 класс (губернский секретарь) с правом пользоваться в дальнейшем чинопроизводством, предоставленном для учебных заседаний 1-го разряда согласно положению о строительном училище.
27 июля 1845 г. назначен на действительную службу «архитекторным помощником» в строительную комиссию Тверской губернии. 31 июля 1846 г. – губернским архитектором в строительную комиссию Оренбургской губернии. 14 октября 1849 г. произведён в коллежские секретари, 14 апреля 1853 г. – в титулярные советники, 20 марта 1857 г. – в коллежские асессоры, 26 мая 1861 г. – в надворные советники.
Женат на Александре Михайловой, у них дети: сын Владимир, родившийся 21 июля 1850 г., дочери: Ольга, родилась 3 июня 1851 года, Мария – 6 февраля 1857 г.

12 декабря 1861 года Уфимский городской голова Губанов доложил Строительной комиссии, что строительство губернаторского дома не закончено, а, между тем, в этом здании уже устроили «благородный спектакль» (первый театр в городе построен в том же 1861 году) и постоянно производится топка печей. По этой причине Губанов просил обратить внимание на необходимость страхования дома. Строительная комиссия посчитала, что в оконченном вчерне двухэтажном каменном здании топка производилась с осени для просушки дома и производящихся в нём плотничных и столярных работ.
Губанов в своём рапорте от 29 января 1862 года сообщил, что на бронзу и мебель потребуется 4 000 рублей – на жилые комнаты первого этажа и антресолей по приблизительному расчету: 6 диванов, 16 кресел, 6 столов к диванам, 2 обеденных простых стола, 7 ломберных (для карточных игр), 4 простых стола в людскую, 4 вольтеровских кресла (глубокое кресло с высокой спинкой), 4 стула ильмовых с резьбой и множество других предметов, необходимых для такого дома, всего 79 штук. В детскую комнату предполагалось поставить турецкий диван, круглый стол, 2 табурета, 2 кровати, 2 умывальных шкафа, 2 куверта (приборы за обеденным столом), 2 ширмы, 2 шкафа «под орех», 1 шифоньерку (шкафчик для белья и мелких вещей), 6 кресел, 1 трюмо и 1 туалет. В дамском кабинете должны были находиться 2 дивана, 6 кресел, 12 «покойных» (дающих покой) стульев, 2 кровати в спальную. Под «бронзой» дома подразумевались стенные лампы; люстры на лестницу, в зал и гостиную; 4 бронзовых канделябра; часы в столовую.
Мебель, предполагаемую для установки на бельэтаже, Губанов оценивал не менее чем в 5 000 рублей. По плану бельэтажа, состоящего из девяти комнат, необходимо было поставить: в зал – 6 дюжин ореховых стульев, 2 стенных зеркала с подзеркальниками; в большую гостиную – 2 дивана, 6 кресел, 2 маленьких дивана, 4 ореховых стола; в малую гостиную – зеркало с подзеркальником, кроме того 2 дивана, 6 кресел и 12 стульев могли быть перенесены из мебели, предназначенной Губановым для 1 этажа; в кабинет – 2 ореховых шкафа, 1 письменный стол, 1 вольтеровское кресло, 1 ореховая конторка и 6 кресел. Поэтому, неудивительно, что С.Р. Минцлов в своих дневниках 1910-1915 гг. отмечал: «Меблировка [у губернаторши. – В. Б.] роскошная; особенно хороша печь в гостиной, сделанная из фигурного фаянса – с цветами и прочими украшениями».
Рассмотрев внимательней всю купленную усадьбу Жуковской, члены Строительной комиссии поняли, что расстояние между домом и флигелем не более пяти саженей (10,65 м), и если будут построены ещё и предусмотренные проектом два каменных флигеля, то двор будет совсем маленьким. В этом случае не останется места для сеновала и сарая для дров, а также для служб, необходимых в хозяйстве. По этой причине Городской голова посчитал необходимым увеличить территорию для губернаторской усадьбы за счёт покупки соседнего места (усадьбы) Ломоносовой со всеми находящимися на нём постройками, которое та согласилась уступить за 2 400 рублей. После совершения такой сделки двор увеличился бы более чем в два раза, а существующий деревянный дом Ломоносовой мог быть почти без переделок использован под канцелярию губернатора; деревянный флигель и баню предполагалось заменить каменным сооружением.
Кроме того, если не покупать соседней усадьбы, то пришлось бы уничтожить небольшой сад, который представляет «немаловажное удобство при доме и считается нормальным явлением по всей России». С покупкой усадьбы Ломоносовой увеличился бы и размер дворового сада.
Недостаточное финансирование строительства могло привести к тому, что, чем дольше эта стройка будет продолжаться, тем крупнее будут убытки, связанные с наймом частного дома для губернатора в размере 1 500 рублей в год. Строительная комиссия делала упор на то, что окончание работ должно завершиться в 1862 году, а это возможно только в случае покупки места Ломоносовой, на котором уже имеются необходимые службы. В случае отказа от этой покупки переход начальника губернии в строящийся дом отложится как минимум на год. Однако Департамент искусственных дел уведомил Строительную комиссию в том, что Главноуправляющим путей сообщения и публичных зданий на строительство в Уфе дома губернатора в 1862 году выделено 9 006 руб. 90 коп. вместо запрашиваемой суммы в 11 433 руб. 90 коп.
Главное управление путей сообщения и публичных зданий 7 августа 1862 года поручило достройку губернаторского дома Городскому голове Губанову, наблюдение за ведением работ возложило на губернского архитектора Домбровского. Ему же было поручено поскорее закончить составление сметы на окончательную достройку дома, а также предоставить технический отчёт за 1861 год. Из рапорта Домбровского от 3 апреля стало ясно, что печная, дверная, оконная, стекольная и половая работы произведены «весьма дурно» и требуют переделки. Строительная комиссия предложила Губанову немедленно устранить все неисправности под наблюдением архитектора Кармина, которому поручила вести контроль за окончательной достройкой и отделкой дома губернатора. В донесении от 3 августа Кармин сообщил, что неисправности по плотничной, печной, штукатурной и кровельной работам устранены, а мастер, ведущий столярные работы, несмотря на неоднократные требования архитектора, почти ничего не исправил.
В начале 1864 года Оренбургский гражданский губернатор г.С. Аксаков (с 1865 г. Уфимский губернатор) предъявил Строительной комиссии претензии, заключавшиеся в отступлении от проекта при перестройке некоторых помещений подвального и первого этажей. Одновременно с этим он предложил вместо двух каменных флигелей построить один (в котором надо поместить каретник, конюшни, помещение для людей и прачечную) для того, чтобы не вырубать лучшую часть сада. Ввиду тесноты двора, не удавалось построить отдельный вход для канцелярии, и необходимо было договориться с Ломоносовым об уступке места в длину 26 саженей по улице Воскресенской, за что тот запросил 300 рублей. Начальник губернии надеялся, что при соблюдении строгой экономии, выделенные Главным управлением ассигнования пойдут на окончательную достройку губернаторского дома. Но этих денег не хватило, и начальник губернии дважды предписал казначею Строительной комиссии Лепоринскому выписать в расход 1 000 и 2 000 рублей по книге рабочих сумм Главного управления.

Из формулярного списка г.С. Аксакова, составленного 7 марта 1861 г.(уточнённого в 1866 г.).
Григорий Сергеевич Аксаков – 37 лет [ошибка – Аксаков родился 4 января 1820 года, стало быть, в 1861 г. ему был 41 год. – В.Б.], вероисповедование – православное. Происходит из дворян.
По окончании курса наук в Императорском училище правоведения в Санкт-Петербурге 5 июня 1840 года выпущен из него с чином 10 класса (коллежский секретарь). В 1840-1841 гг. служил в канцелярии 2 и 7 департаментов Сената и помощником секретаря обер-прокурора.
По распоряжению министра юстиции 13 августа 1844 г. назначен к «исправлению» должности товарища [помощника] председателя Владимирской палаты гражданского суда. В 1845 -1846 гг. служил Оренбургским, а затем Симбирским губернским прокурором.
5 августа 1850 г. назначен в комиссию для ведения нового общественного управления в Санкт-Петербурге с поручением ему устройства торговой депутации.
23 апреля 1852 г. стал Оренбургским вице-губернатором. С 27 ноября 1855 г. по 21 сентября 1858 г. служил Самарским вице-губернатором.
До 7 марта 1861 г. состоял в Оренбургском дворянском комитете по устройству быта помещичьих крестьян.
23 июня 1861 г. назначен Оренбургским гражданским губернатором.
Имеет медали (по данным на 1861 год): серебряную на Александровской ленте – за труды по освобождению крестьян, темную бронзовую на Владимирской ленте – за память войны 1853-1856 гг.
Женат на Софье Александровне (Шишковой), у них дети: Ольга, родившаяся 26 декабря 1848 г., Наталия, родившаяся 19 августа 1855 г. (по другим сведениям 7.08.1850 г.), Софья – 1857 г., Сергей – 25.08.1861 г. По сведениям Гудковых, был ещё и сын Константин, в формулярном списке 1866 г. указаны только Ольга и Сергей.

Вскоре строительство губернаторского дома было полностью закончено. Инженер-подполковник Сергеев во исполнение предписания Строительной комиссии двумя рапортами от 16 и 23 марта 1865 года доложил, что он засвидетельствовал работы по постройке губернаторского дома и при нём каменного флигеля для служб, нашёл их произведенными правильно, прочно и из материалов хорошего качества.
24 июня 1887 года Технико-строительным комитетом МВД был утверждён проект каменной пристройки к губернаторскому дому для размещения губернской канцелярии. В 1889 году на усадьбе построили каменную баню. Ежегодно на расходы по содержанию чистоты в зданиях губернаторской усадьбы выделялась определённая сумма (в 1897 году – 659 руб.). В число проводимых работ входили: чистка ретирад и помойных ям, которую выполняли арестанты тюремного замка, чистка домовых труб, заводка и поправка часов.
В 1904 году, когда в городе установили первые 19 почтовых ящиков, один из них под номером 1 стоял на Губернаторской улице у губернаторского дома.

Губернаторская – именно так называлась улица между Центральной (Ленина) и Телеграфной (Цюрупы), начинающаяся от Фроловской (Тукаева) и заканчивающаяся на Большой Успенской (Коммунистической). По утверждению А. Гуляева, автора «Иллюстрированной Уфы» 1914 г., «Лучшая часть её – от Пушкинской до Губернаторского дома. Много садов. Переулок от Ильинской (Валиди) улицы до Губернаторского дома имеет только одну сторону домов, а на противоположной стороне – величественный Ушаковский [ныне имени Ленина. – В. Б.] парк».

Пришёл 1917 год, после Февральской революции газета «Уфимский вестник» сообщила: «Постановлением президиума губернского комитета от 8 марта 1917 года бывший уфимский губернатор П.П. Башилов, впредь до особого распоряжения президиума, оставляется со своей семьей в занимаемом им помещении в доме губернатора. Служебные же помещения этого здания поступили в распоряжение губернского комиссара Временного правительства П.Ф. Коропачинского».
В том же году, еще до Октябрьской революции, в доме губернатора разместился Уфимский Совет рабочих депутатов. 1 мая 1918 года Губернаторскую улицу переименовали в Советскую, в тот же день бывший дом губернатора был назван домом Советов. По данным книги «Вся Башкирия» на 1925 год в этом здании были: зуботехническая лаборатория, Врачебно-контрольная и Рабоче-конфликтная комиссии. Позднее – центральная амбулатория, студенческая поликлиника. Сейчас его занимает министерство здравоохранения РБ.

 

Опубликовано в Бельские просторы №10, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то приобретите премиум-подписку.

Буравцов Владимир

Владимир Николаевич Буравцов родился 6 декабря 1945 года. Краевед. Автор многочисленных публикаций в республиканской периодике, посвященных истории города Уфы и Башкортостана.

Регистрация

Сбросить пароль