Наталья Ахпашева. ВЕЧНОМУ НЕБУ ПЛЕЧО ПОДСТАВЬ

*  *  *
Знаешь, что отдохновенья несть.
Мир безрассуден – вразброд и вскачь.
Больно и холодно слева, здесь.
Если заплакать, отпустит. Плачь!
Только ещё не одна беда
шумно восплещет крылами над
днями и далями. В никуда
спасшейся куклы распахнут взгляд.
Судеб грядущих горчит миндаль.
Друг против друга лелеют месть
и умирают – все, навсегда.
Надо любить их, какие есть.
Вызубрив заповеди на ять
и не постигнув, в чём правый прав,
перекури взатяг и опять
вечному небу плечо подставь.

*  *  *
Прошлое  –  неловкая ошибка.
Искупленье  – ласковая сталь.
Стекленеет кроткая улыбка.
Было и не больно, и не жаль.
Никому на свете не простила –
ничего, теперь уж никогда…
Полночь миновала, и остыла
в белой ванне красная вода.
Кто-нибудь спохватится – давно ли…
Крадучись, войдёт незваным в дом,
навсегда лицо твоё запомнив
бледным и причудливым цветком.

*  *  *
Не ходи наверх – ты сгинешь там!
Нам уютно в нашей норке затхлой.
Наверху чумазая зима
выхлопными газами пропахла.
Наверху студёные ветра
обглодали каждый закоулок.
Там в свой час выходят вечера
на глухой пустырь не для прогулок.
Там чудовищ рыщет продотряд.
Там глазищи жуткие таращат.
Там тебя поймают и съедят,
сахарные косточки растащат.
И останусь тосковать в ночи,
без вины вздыхая виновато.
А у нас тут каплет и урчит,
покрываясь рыжим конденсатом.
Нам с тобой безмерно повезло,
что избегли участи ужасной.
Тут у нас так тихо и тепло.
Там у них так шумно и опасно.
Не ходи наверх – ты сгинешь там!
Пропадёшь один ни за здорово.
Я тебя, пожалуй, съем сама –
мяконького, милого такого…

*  *  *
«Спи, младенец мой прекрасный…»
Михаил Лермонтов

«Спи, пострел, пока безвредный!»
Николай Некрасов

Демиург–Спаситель–Вседержитель мудрый,
не дозволь наивным деткам забрести,
страждущим пред мониторами, под утро
на дремучие окраины Сети.
Пусть изводятся–вскипают от обиды –
не пусти резвиться в огород чужой!
Там везде такие сциллы и харибды,
а сирены там какие! Ой-ёй-ой!
Не ровён недобрый час – блажные дяди
заведут шарманку, уведут во тьму,
задурят мозги пустой забавы ради
и чему-нибудь научат не тому.
Противопоказан детям шабаш оный,
где кадавры–монстры водят хоровод,
в подворотнях поджидают покемоны…
Нет, туда хороший мальчик не пойдёт!
Спят усталые игрушки. Спит ребёнок –
прямо на клавиатуре головой.
Баю-баюшки! Недавно из пелёнок,
а завзятый хакер – с виду и душой.

*  *  *
В город на базар Аника ехал.
Смотрит – за соседним за селом
разразилась ратная потеха,
разрезвилось мировое зло.
«Непорядок!»  – думает Аника.
Вынимает меч свой кладенец.
Второпях сообрази, поди-ка,
кто мерзавец  там, а кто подлец.
Опустил забрало рыцарь бравый,
укрепился духом и подряд
стал крушить налево и направо.
Кто упал, уже не виноват.
Содрогался небосвод от крика –
обуял и тех, и этих страх.
Кто-то на одной ноге запрыгал.
У кого-то голова в кустах.
Коротко ли, долго продолжалось –
воцарилась в мире тишь да гладь.
Миротворцу только и осталось –
честный пот устало утирать.
Отчего же, отгадай-пойми-ка,
проливает слёзы мал и стар?
Шенкелей гнедку поддал Аника
и поехал в город на базар.

ЧЁРНЫЙ ГОСПОДИН

На высокой, на голой скале
заколдованный замок стоит.
И не ведомо нам, сколько лет
в чёрной башенке злое окно
нехорошим сияньем горит.
А в народе окрестном давно
говорят, будто в замке живёт
с незапамятных дней чародей,
будто чахнет века напролёт
над всевидящей чашей своей.

Там, где правит жестокость и злость,
где беды громыхает набат,
расстояния-дали насквозь
проницает внимательный взгляд,
ожидая с надеждой, когда
вдалеке, на сторонке чужой,
поселения и города
разразятся нещадной войной.

И тогда мановением рук
за моря–горы–долы–леса
он отправит безропотных слуг
дорогой урожай собирать –
молодые, лихие сердца
из разверзнутых ран вынимать.

Так, воруя у мёртвых людей,
сам не зная ни боли, ни бед,
всё-то ищет старик-чародей
подходящее сердце себе,
чтоб и долее не умирать.
…Посредине родимых полей
встали друг против друга опять
мы с тобой – каждый с правдой своей.
Мир застыл на последнем краю.
Назревает в пространстве гроза.
Отражённую ярость мою
мне твои возвращают глаза.

Значит, бой не на жизнь, а на смерть?
Осторожно предутренний час
разжигает небесную твердь.
И, как зверь, ощущаю спиной –
кто-то пристально смотрит на нас,
улыбаясь улыбкой кривой…

Опубликовано в Огни Кузбасса №3, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Ахпашева Наталья

Родилась в 1960 году в селе Аскиз Республики Хакасия. Окончила Абаканский филиал Красноярского политехнического института, Литературный институт имени А. М. Горького. Автор шести поэтических книг и многочисленных публикаций в периодических изданиях, в том числе центральных и зарубежных. Призёр международного конкурса переводов тюркской поэзии «Ак Торна» (Уфа, 2011), лауреат премии журнала «Сибирские огни» (Новосибирск, 2015), лауреат литературной премии имени Моисея Баинова (Абакан, 2017). Награждена медалью Кемеровской области «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени, орденом Совета старейшин хакасского народа «За благие дела». Член Союза писателей России, Союза журналистов России. Кандидат филологических наук. Заслуженный работник культуры Республики Хакасия. Живёт в Абакане, работает в Хакасском государственном университете имени Н. Ф. Катанова.

Регистрация

Сбросить пароль