Калерия Соколова. СТИХИ В АЛЬМАНАХЕ “ПАРОВОЗЪ” №9, 2019

КРЕПОСТЬ

В детстве снега было много-много.
В декабре мы вылепили крепость.
Рассудили: на крутой горе пусть
Высится — огромна, круглобока.

Каждый день мы думали с тревогой:
Как там крепость? Каждый день мы шли к ней.
И она от новогодних ливней
Весь апрель не делалась пологой.

Всё никак не выбраться в тот лес нам,
Всё не выбрать день, погоду, повод.
— И зачем? — подсказывает опыт.

Каждый занят нужным и полезным.
Главное, что снега стало мало.
Кажется, почти совсем не стало.

* * *
Памяти Н. К. Ващенко

Одиннадцать лет подряд мы виделись раз в неделю.
Ты ругала меня, а я усмехалась втайне
Дырке под мышкой, стоптанным тапкам, вытертому портфелю
С нотами тридцать шестого года издания.

Кто-то украл из класса Шопена и Мендельсона,
Может быть, просто — сдали в макулатуру,
А заодно и тебя попросили — надменно и отрешённо,
Сказали: свободна, нашли другую кандидатуру.

Ушла в рваных тапках последней своей дорогой.
И оттого, что больше ни одного урока
С тобой, такой смешной и такой одинокой,
Не будет, — становится жутко и одиноко.

* * *
Так вот зачем мне музыка дана:
Сказать вам то, чего бы не должна
Жена и дважды мать,
О чём преступно думать, но не петь,
Себе твердить: не повторится впредь,
И снова повторять.

Так вот зачем мне музыка дана:
Сказать, что жизнь — куда ни кинь — одна, —
Транжирь или жалей,
Что мы попали в мёртвую петлю,
И что я вас без памяти молю:
Смелей, смелей, смелей.

РОМАНС О РЯБИНЕ

Нынче я не ёлка, а рябина.
Терпкой страстью сердце налилось.
По тонам — от яшмы до рубина —
Можешь прочитать меня насквозь.

Обломай — янтарные на славу
Уродились ягоды любви.
Затеряйся в кроне кучерявой
И кору, как платье, разорви.

Жизнь вдруг стала красочной и длинной,
Словно каждый миг её — не зря,
Несмотря на вяжуще-рябинный
Привкус середины октября.

СТИХИ О РАХЬЕ

Рахья — небольшой посёлок под Санкт-Петербургом,
который с некоторых пор вдохновляет автора.

I. К ИРИНОВСКОМУ ДУБУ

Беззаботно на санках катались с горы.
Поднимались, дышали у старого дуба.
Был он грустным свидетелем нашей игры
И глядел, как в пенсне, через чёрные дупла.

Мы наверх не смотрели, вдыхали мороз,
Каждый — розовощёк, и азартен, и счастлив.
Думал дуб: «Сколько их по корням пронеслось,
А потом уходили и не возвращались».

Но один снял перчатку, погладил кору
И подумал в ответ: «Если я не приеду,
Ты чуть-чуть пошуми обо мне на ветру
И в другую ладонь передай эстафету».

II
Про то и пишу, что рядом:
Снимая туман болот
Слепящим фотоаппаратом,
Над соснами солнце встаёт.

Про то и пою, что мило:
По тёмной воде поплыть…
Какая же в мышцах сила!
Как хочется, хочется жить.

III
Чайки раскричались над карьерами —
Не угомонятся до зари.
От дорожной пыли буро-серыми
Стали даже лёгкие внутри.

Кровососы населяют просеки:
К вечеру свирепствует мошка,
Комары подтачивают носики,
Клещ грозит куснуть исподтишка.

Сторонясь нетрезвого водителя,
Оступаясь в яму на бегу,
Я так долго это ненавидела,
Что теперь отвыкнуть не могу.

IV
Есть на свете тропинка одна —
Зверобой да кипрей.
Вся осинником обагрена
Посреди сентябрей.

Погляди: это я на лыжне
Посреди февраля.
У норд-оста в колючей клешне
Голубая земля.

Вот я там же, вдыхая легко
Жёлтой вербы пургу,
В ожиданье — чего ли, кого —
Майским утром бегу.

И опять затяжные дожди
Крутят прежний сюжет.
А на месте меня, погляди,
Никого уже нет.

ОБРАЩЕНИЕ К ДУШЕ

Н. Рерих. «Весна в Кулу. Кришна»

Пусть тело пальцами озяблыми
Цепляется за ломкий край,
На флейте под цветущей яблоней
Играй.

Пусть разум мучится вопросами —
В тепле быть телу иль в петле,
Что делать многомудрой особи
На сей земле, —

Взмахни крылами ястребиными,
Ликуй, гляди во все глаза:
Вокруг вершины за вершинами —
И небеса.

* * *
Хоть в первый миг, хоть во второй,
Хоть тем последним днём
Пошла бы, бросив всё, с тобой,
Скажи мне ты: «Пойдём».

Мой ангел — пусть он без крыла, —
Мы с ним давно семья, —
Я и его бы предала,
Скажи мне ты: «Моя».

Не знаю, кто из них: то ль Бог,
То ль чёрт меня хранил,
То ль это и была любовь,
Но ты не говорил.

ИНОЕ

Где это доброе старое время?
Где это счастье теперь?
К. Р. 1886, Павловск

Ваши ступени, сады, перелески, —
Спутники грёз молодых, —
Всё обветшало. Цветные обрезки
Только остались от них.

Той мишурой мы шуршим по дорожкам,
Не замечая в упор
Солнца, спешащего Вашим окошком
В зал, где камин и ковёр,

Где Вы грустите за старым роялем,
Мучась весь век без вины.
Вздох озабочен и взор опечален
Нам в суете не видны.

Зря своего не тревожьте покоя:
Мы за себя постоим,
Будет нам счастье, да только иное.
Будет и время иным.

Опубликовано в Паровозъ №9, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Соколова Калерия

Родилась в 1992 году в Санкт-Петербурге. Поэт, переводчик, член Союза писателей Санкт-Петербурга и Союза российских писателей. Стихи публиковались в журналах «Звезда», «Нева», «Северная Аврора», «Аврора», «Зинзивер» и других. Лауреат премии журнала «Звезда» (2011, за первую публикацию). Лауреат отечественных и международных литературных конкур сов. Обладатель Гран-при международного поэти ческого конкурса им. К. Р. Трижды обладатель госу дарственной стипендии для молодых авторов от Союза российских писателей. Автор книг «Двоестишие» (2012), «Инициалы» (2013), «Без возможности реванша» (2016), «Тайная дверь. Узбекские народные сказки, притчи и басни» (2018). Воспитывает двух дочерей.

Регистрация

Сбросить пароль