Дмитрий Мурзин. ПРОЩАЙ, МОЛОДОСТЬ

***
У меня большая нога.
Неудобно.
46, 47 размер.
С юности я ношу не то, что нравится,
а то, что не сильно жмёт.

Раньше это были боты «прощай, молодость».
сейчас какие-нибудь китайские кроссовки.

Невидимая рука рынка
не помогла
моей видимой,
заметной,
большой
ноге.

Однажды
на чердаке отцовского дома
я нашёл свои старые боты.
Удобные боты «прощай, молодость».

Примерил.
Оказались впору.

Молодость меня простила.

***
говорят,
что если выключить опцию:
“почему я такой талантливый
варю для них пельмени”,
то жить становится легче.

это не правда.
жить не становится легче.
легче становится
варить пельмени.

***
Это озеро для постояльца
Как заноза, туды-растуды…
Водоём, где нельзя искупаться –
Бесполезная трата воды.

Ждут пожара, и дуют на спичку…
Постоялец взирает в окно,
Где на озере дразнит табличка,
Про “купание запрещено”.

Ни сегодня, ни завтра, но скоро,
Послезавтра, скорее всего,
Чтоб спасти водоём от позора
Окунётся в пучину его.

Погрузится в запретные воды,
Вскинет руку – всегда, мол, готов,
Выжмет плавки, как знамя свободы,
И дворами уйдёт от ментов.

***
А.Б.
Так сложилось с самых давних пор,
Может быть, с начала мирозданья,
Для чужих – проклятье и позор,
Для своих – елей и оправданье.

Дорогой маэстро, врежьте марш,
Как сказал Сусанин: гидом буду,
Если скажут, что Иуда – наш,
Наплевать, отмажем и Иуду.

***
Долго ль мне бродить по свету…
А.С. Пушкин

День проходит, вечер бродит,
Под ногами снег скрипит,
Со шлагбаумом выходит
На поэта инвалид.
Тише снега он крадется,
Переходит на галоп…
Чтоб влепить не как придется,
Чтобы непременно в лоб.

ЧАЙ

Ополоснуть заварник, а потом
Чай заварить без чайных церемоний,
Добавить мелочей: чабрец, полоний,
И что-то напевать с набитым ртом.

Взгляд в зеркало: чаинка на губе.
Смахнуть и выйти в люди бесшабашно,
Оставив остывать глубокой чашке
Чай чёрный, словно мысли о тебе.

КОФЕ

По-над городом как стяг висит аромат.
Изгибается, полощется, свивается в жгут.
Вдоль дороги спящие с чашками стоят.
Даже не шелохнутся. Чего-то ждут.

В аромат подмешан отечества дым
Тонкой нежной горечи нить вплетена.
Каждый спящий знает – на том стоим.
Только звякнет ложечка, и тишина.

Каждый спящий знает – грянет рассвет.
Во второй строке да в третьей строфе,
Каждый спящий знает, что в мире нет
Отвратительней классики нескафе.

***
Стало слишком много людей,
У которых вместо сердца –
кардиосимулятор.

***
Хоронить циклопа
дешевле, чем человека.
На один обол.

***
Бутылка сухого красного
была мокрой
и зелёной.

Опубликовано в Огни Кузбасса №1, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Мурзин Дмитрий

Родился в городе Кемерово 28 апреля 1971 года. Окончил Кемеровский госуниверситет, математический факультет, и Литературный институт. Публиковался в журналах «Наш современник», «Москва», «Огни Кузбасса», «Сибирские огни», «Дети Ра», «День и ночь», «Начало века», «Октябрь», «Байкал», «Балтика», «Полярная звезда», «Литературный меридиан», альманахе «День поэзии», в антологиях: «Русская поэзия XXI век», «Ты припомни, Россия, как всё это было», «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово». Автор семи поэтических книг. Член Союза писателей России. Член Русского ПЕН-центра. Живёт в Кемерове.

Регистрация

Сбросить пароль