Аделя Броднева. ПОЭТ И МУЗА 

История любви и верности длиною в жизнь…

Тамара Константиновна Назарова ушла от нас в вечность с девятнадцатого на двадцатое июня 2020 года, практически в тот самый день, когда не стало Славы… Только между этими датами пролетело сорок три года…

Фантастически красивая и светлая женщина, настоящая муза поэта!
Она пришла в Литературный музей в конце 1990-х годов. Прилетела из Москвы и привезла с собой рукописи Вячеслава Назарова. От неё мы узнали о поэте Вячеславе Назарове, которого помнили и любили в Красноярске друзья и поклонники, хотя прошло уже более двадцати лет с ранней его смерти. Тогда в доступности любителей поэзии было только четыре небольших сборника, изданных ещё в 1960-е годы, сборник стихов и поэм «Световод» (Красноярск, 1988), а также пять фантастических повестей.
Как здорово, что Вячеслав в Красноярске влюбился и покорил сердце сибирской красавицы Тамары Козловой! Она не только подарила в Литературный музей архив Вячеслава Назарова, но открыла заново для нас этого выдающегося поэта и патриота Сибири. Он ушёл так рано, на взлёте своего фантастически зрелого творчества, и благодаря Тамаре Константиновне интерес к его биографии и произведениям возрастает… Ей он посвящал стихи… ей он обязан своей долговечной славой.

Тамаре

Возьми стихи.
В них люди знают,
куда идут,
зачем живут.
В них тополя не облетают.
Любимые — не предают.
Возьми стихи.
Лучи и тучи,
ветра и штиль моих небес —
тебе, виновнице созвучий
и соучастнице чудес.
Доверься строчкам,
как девчонка.
Когда я буду вдалеке,
то сердце выпавшим грачонком
в твоей останется руке…

Она посвятила себя, уж простите за банальность, пропаганде творчества В. А. Назарова и передала в Литературный музей часть архива поэта, куда вошли рукописи повестей, неизданные поэмы и стихи, авторские рисунки. Многочисленные фотографии передают неотразимый вдохновенный поэтический облик творческого человека.
Поэт был ещё и замечательным художником, его апокалипсические картины напоминают нам о хрупкости цивилизации, погибшей оттого, «что люди перестали говорить и мыслить — украли Слово» (поэма «Атлантида»).
В разных разговорах, например, с литературным критиком В. Осиповым, Вячеслав Алексеевич как бы подводил итоги. Что после нас останется? Он не дожил до апокалипсиса, не видел, как рухнули в несколько минут башни-близнецы в Нью-Йорке, но предвидел такое событие…
«…если будет день, когда окаменевший пепел, ещё хранящий радиоактивность, покроет почву вымершей планеты, как полотно смирительной рубашки, стянувшей туго тело идиота… то я хочу быть спорой… серой спорой, с необоримою способностью деленья — живою спорой!..» (из поэмы «Атлантида»).
Уже тогда Вячеслав задумывался о будущем нашей планеты, о покорении природы, которая корёжится, утюжится бетоном и сталью…

Ни Богу, ни чёрту
не срыть полотна.
Но снизу,
как мины,
гудят семена!
Не стройте на минах
свои города!

Совершенно логичен переход В. Н. от поэзии к социальной фанта – стике. В 1970-е он написал пять фантастических повестей («Зелёные двери Земли», «Силайское яблоко», «Бремя равных», Дороги надежд», «Синий дым»).
Поэт, мастер поэтического Слова, фантаст Вячеслав Назаров!
Интерес к творчеству начинается тогда, когда тебя что-то цепляет, трогает. Сегодня очень популярны его стихи, фантастика, в соцсетях десятки блогеров выражают своё отношение к прочитанному… В этом объективном процессе связующая нить принадлежит Тамаре Константиновне, которая все эти годы жила и дышала только для него!
В 1990-е трудно было представить, что снова будут издавать поэтов, и литература ушла в соцсети.
Комментарий из соцсетей: «Удивительно смелое для своего времени произведение. Вячеслав Назаров — из тех самых „шестидесятников“, которым довелось глотнуть обманного воздуха хрущёвской „оттепели“.
И, как у многих „шестидесятников“, в творчестве Назарова причудливо уживались романтика комсомольских строек и трудные размышления о стране, где „убили слово“, и неопубликованное крамольное:
„Мне приснилось сегодня, что Сталин воскрес…“» (Вертер де Гёте).
Тема власти и народа прорастёт позже — в удивительно смелой даже по современным меркам фантастической повести-памфлете «Силайское яблоко» (1975). Так уж случилось, что фантастика В. Назарова стала более применима к нашему дню, чем поэзия.
В поэтический сборник «Опять зовёт Полярная звезда» (Красноярск, 2017), вошли поэты 1960-х — Вячеслав Назаров, Роман Солнцев, Зорий Яхнин и Лира Абдуллина. Подготовил том в рамках гранта администрации Красноярского края «Из литературного наследия Красноярья» писатель Александр Астраханцев.
И приятно удивили нас красноярские школьники, которые на традиционном конкурсе поэзии, учреждённом четыре года назад Литературным музеем,— «Страна Сибирь», последний проведён в ноябре 2017 года,— читали стихи Вячеслава Назарова, Романа Солнцева, Игнатия Рождественского, Казимира Лисовского. Конкурс чтецов всякий раз убеждает нас, что Поэзия живёт и интерес к ней растёт с каждым годом, количество участников поэтического конкурса иногда доходит до пятисот человек, от первоклашек до выпускников.
Ребята берут фантастически сложные философские стихи В. Назарова, такие как «Сирень под солнцем», «Дорога снов», «Я знаю, как ели в Сибири растут». Поэзия стала доступна и понятна молодёжи…
По инициативе поэта Оксаны Горошкиной издан сборник избранных стихотворений В. Назарова «Теория невероятности» (Красноярск, «Палитра», 2018). Любимым поэтом молодой Оксаны стал Вячеслав Назаров. Её волнует сложный духовный мир поэта, она пытается найти его следы на книжных полках, в подшивках журналов, ходить с ним по одним улицам, дышать тем же воздухом. Стихи Вячеслава стали частью её жизни, а жизнь, прожитая очень насыщенно и густо, стала образцом для подражания…
И помнится, уже в сентябре 2000-го, после первой выставки и вечера памяти Вячеслава Назарова, на который собрались телевизионщики Юрий Устюжанинов, Геннадий Тюнис, актёр театра Пушкина Константин Вощиков, Валерия Размахнина, Роман Солнцев, Михаил Успенский, Олег Корабельников, Наталья Лебедева, Татьяна Садырина,— почти сразу появилась молодёжь, блогеры, навсегда отдавшие своё сердце любимому поэту. История познания планетарного имени — «Вячеслав Назаров» — продолжается…
Литературный музей каждые пять лет собирает друзей и почитателей творчества Вячеслава Назарова. Сколько раз Тамара Константиновна из далёкой благополучной Голландии приезжала в Красноярск, чтобы увидеться с друзьями, окунуться в атмосферу Красноярска, о котором она грезила во сне… Как она мечтала ещё раз вернуться в Красноярск…
Осенью 1963 года в Красноярске открылось молодёжное кафе «Мана». Рождались споры о живописи, архитектуре, были разговоры о фильмах и новых песнях, но горяче ´е всего здесь звучали баталии о поэзии. «Оттепельные» годы достопамятны спорами о физиках и лириках, появлением новых городов — Братска, Дивногорска, Ангарска, бумом бардовских песен, где пелось о туманах и запахах тайги, о первых полётах на околоземную орбиту.
В Красноярске в 1960-х было три настоящих поэта, звучали их стихи… Вячеслав Назаров, Роман Солнцев, Зорий Яхнин, они — выпускники столичных университетов, с блестящим образованием, которым не могли похвастаться фронтовики — не успели.
Имена-то какие: Слава! Роман! Зорий! Они и выступали зачастую вместе, вместе ездили по краю, по стране, и везде их принимали как поэтов. Вспомним: «Поэт в России больше, чем поэт». В атмосфере поэтического состязания доказывали своё право на высокое звание поэта. Кто первый поэт? Равнение шло на самых-самых… Обменивались стихами…
Верная муза Поэта, Тамара бережно сохранила эти, ставшие уже раритетами, сборнички стихотворений. Как много говорят дружеские послания, адресованные, как оказалось, в вечность…
«Назаровым Тамаре и Славе на память о нашем удивительном времени. Когда-нибудь блеснут золотые лужицы старости, и мы над ними поплачем… Успехов! Новых viva poesia, Viva Komtunisu! Ох, как нам весело!..С уважением, Ваш Ромка. В гости приходите, черти!
Адрес смотри в календаре» (автограф Романа Солнцева на книге стихов «Непокой», 1964).
«От Енисея до Онеги просторы пролегли светло,— не потому, что столько снега зимою этой намело. Дулоны северных сияний и зорь сибирских алый цвет нам говорят, что расстояний для настоящей дружбы нет.— Вячеславу Назарову, доброму собрату по творческим мукам во имя того, чтобы люди не испытывали лишних мук» (автограф на книге стихов И. Костина «От первого заснежья», 1975).
«Милой Тамаре — моему несчастному редактору от несчастного Романа, которого никто не любит… Выше голову! Мы ещё увидим небо в звёздах! Твой Ромка. 05.01.1966 г. PS. Эх. Где моя гитара!.. Роман Солнцев» (автограф на книге стихов «Годовые кольца», Красноярск, 1965).
«Славе Назарову — мы спиной к спине у мачты против тысячи — вдвоём — И. Кравченко. Г. Вологда» (автограф И. Кравченко на сборнике «Капля неба», Владивосток, 1966).
Тамара Константиновна, вместе с Р. Солнцевым и В. Назаровым, была составителем сборника «Красноярск. День поэзии 1967». В предисловии она написала: «Перелистываю страницы книги. В ней представлены стихи более чем сорока поэтов огромного края: известных в то время И. Рождественского, М. Кильчичакова, З. Яхнина, Р. Солнцева, В. Назарова, В. Белкина, А. Немтушкина, А. Фёдоровой и молодых поэтов». Именно она сохранила уникальные самые ранние трогательные снимки наших поэтов и передала нам на вечное хранение.
Двадцать четвёртого сентября 2015-го в Красноярском литературном музее имени В. П. Астафьева прошёл памятный вечер, посвящённый восьмидесятилетию поэта, писателя-фантаста, журналиста Вячеслава Назарова.
Инициатором его проведения выступила, как всегда, Тамара Константиновна: в пятый раз прилетела в Красноярск из Москвы, а ещё раньше прилетала из Голландии, где преподаёт в городе Делфте, в технологическом университете, её сын, известный профессор, физик-теоретик Юлий Вячеславович, растут внуки — Алексей, Николай и Василий.
…Небольшой, компактный зал Литературного музея забит до отказа: не всем желающим послушать Тамару Назарову и посмотреть документальные кадры, запечатлевшие писателя и поэта, нашлось место, многие стояли в проходах… Было много молодёжи, которая восприимчива к страстному поэтическому слову.
Рассказ Тамары Константиновны:
«Хотели направить в какую-то районную газету. Он отказывался.
В конце концов пригласили его к секретарю крайкома партии. Тогда только начинала работать Красноярская студия телевидения, ему предложили заняться этим делом. Работал редактором, режиссёром студии, а затем — и всего кинокомплекса краевого телевидения. Там мы с ним и познакомились. Я вернулась из командировки, и мне сказали, что из МГУ приехал парень. Началось наше знакомство, дружба. Он был очень интересным, эрудированным, искренним…
В 1959 году у нас уже была комсомольская свадьба, подарили нам сервиз, от которого у меня остался чайник с надписью „От комсомольцев телевидения“. В 1960 году родился сын Юлий».
Вспоминает Тамара Константиновна:
«Слава свою первую передачу написал в стихах. Студийцы, ничего не подозревая, собрались на летучке, чтобы обсудить сценарий молодого автора. И тут он встал и поэтически рассказал об энтузиазме и свершениях молодых советских людей середины двадцатого века:

…Здесь будет город?
Много городов.
Наш край в огнях
И гуле новостроек.
Я вижу их — все в зелени садов,
Бетон и сталь…
И нам их строить.

Сначала все слегка опешили от неожиданной жанровой формы, а после единодушно утвердили программу. Там ещё были строки, характеризующие личное отношение автора к малознакомому пока краю. Слава сказал, что Сибирь для него отныне — солнце, музыка и тепло. После сугубо городской Москвы сибирская ширь, где всё кипит и бурлит, где такие красивые сопки по осени — у него осенью день рождения, двадцать второго сентября,— покорила сердце поэта. К Красноярскому краю, к этой земле у Славы было совершенно дивное, любовное отношение.
И Славу все любили на студии. Он был выдумщик, энтузиаст, эрудит».
Знал поэзию самиздатовских Николая Гумилёва, Анны Ахматовой, Бориса Пастернака, запрещённую прозу Михаила Булгакова.
В Красноярске, далеко от столиц, в глубокой провинции, молодые, страстные, никого не боящиеся поэты спорят о поэзии Николая Гумилёва, Вячеслава Иванова, Оскара Уайльда, смотрят в далёкое будущее нашей планеты Земля.
Роман Солнцев на том памятном первом вечере в Литературном музее (2000 год) заметил, что Слава Назаров не писал стихов на злобу дня, а писал для вечности — ни много ни мало! «В отличие от многих из нас, он не тратил время на краснобайство и суету. Стихи его живут и сегодня, и для меня это праздник».
Константин Вощиков: «Он для меня навсегда остался молодым, чрезвычайно эмоциональным, живо откликающимся на всё на свете».
В Литературном музее развёрнута экспозиция по фантастике «Зелёные двери Земли» (2015 год), где представлены писатели-фантасты, которыми так богата красноярская литература, в том числе рассказано о творчестве Вячеслава Назарова и выставлены мистические пророческие картины поэта.
В этом несомненная заслуга именно Тамары Константиновны. Она не скупилась на эмоции, когда встречалась с друзьями молодости, осталась настоящей сибирячкой, обаятельной и гостеприимной.
Конечно, перед ней я всегда чувствовала ответственность, старалась отработать на все сто… И удивительно: на наши литературные посиделки откликались не только знавшие Тамару и Славу Назаровых, но и наши любимые преподаватели КГПУ, студенты-филологи, учащиеся школ. Каждая такая встреча была праздником поэзии.
В феврале 2018-го из Москвы от Тамары Константиновны в Литературный музей пришла огромная посылка — две коробки с бесценными рукописями (вторая часть архива). В настоящее время архив В. Назарова обработан и доступен для специалистов, исследователей литературы. Он включает уникальные авторские сценарии Красноярского телевидения, рецензии на произведения местных авторов, рекомендации для вступления в Союз писателей; рукописи, авторские рисунки, документы, аттестат об окончании школы, дневник школьника Славы Назарова и фотографии семейного архива.
Долгое время Тамара Константиновна не решалась расстаться с портретом Вячеслава Алексеевича, который нарисовал знаменитый художник Геннадий Поздеев. Поэт изображен сказочным персонажем, неким божеством, властелином морей… Удивительный портрет!
Написан, между прочим, в больничной палате, где поэт и художник лечились у знаменитого хирурга Юрия Ивановича Блау, основателя кардиологической службы в Красноярске.
Светлой, открытой, бескорыстной была Тамара Константиновна, сохранила молодой задор, красоту и щедрость духовную — «в душе ни одного седого волоса», как говорил великий поэт Владимир Маяковский. Такой красноярцы будут её помнить… Общаясь с Тамарой Константиновной, я поражалась и бесконечно благодарна ей за то, что она была снисходительной, забывала обиды, а ещё никогда не звучала тема болячек и различных неприятностей. Уж поверьте, много пришлось наслушаться от писателей и их близких всякого…
…Рассказать о Тамаре Константиновне невозможно, не рассказав о Вячеславе Назарове: ведь вся её дальнейшая деятельность — служение своему кумиру. Большое счастье — прожить такую яркую жизнь! Не каждому дано.
В эти скорбные дни мне пишет Елена Назарова, любимая невестка, и сын Юлий Вячеславович. Они поделились снимками с панихиды по Тамаре Константиновне, прислали последнюю фотографию, где запечатлён дорогой нежный образ… На фотографию Тамары Константиновны, где она совсем молодая и красивая, села бабочка… Вероятно, это её душа витает рядом с близкими, ведь душа ещё сорок дней с нами.
Елена написала: «Да, эта бабочка тоже меня тронула, действительно, душа где-то рядом порхает… И слова „бабочка“ и „бабушка“ ведь от одного корня. Мы её всегда называли бабушка Тамара, и она сама представлялась как oma (бабушка) Tamara. Было несколько голландских фраз, которые Т. К. выучила и употребляла. Всегда интересовалась у тех, кто ей приходил помогать последние два-три месяца, как семья, дети, детям передавала гостинцы. Всегда была благодарна за доброе отношение к ней врачей, знакомых».
…Низко кланяюсь Юлию Вячеславовичу и Елене Назаровым за присланные фотографии, возможность увидеть, хотя и на фотографиях, её последние снимки, за дружбу…
Пусть этот рассказ получился неровным, где-то нелогичным, но это оттого, что в моей жизни Тамара Константиновна занимала особое место: наши отношения более четверти века были похожи на отношения матери и дочери. Теплота и забота, которые соединяли нас, свидетельствуют об искренности и человечности Тамары Константиновны, её удивительной способности быть сопричастной к твоей судьбе.
Да хранит Господь Тамару! Вечная ей память!

Опубликовано в Енисей №2, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то приобретите премиум-подписку.

Броднева Аделя

Родилась в 1949 году в Иркутске. Окончила Кызыльский педагогический институт. Заведующая Литературным музеем имени В. П. Астафьева (1993–2014), ныне — сотрудник этого музея. Работала учителем литературы в школе рабочей моло – дёжи. В 1982 году пришла работать в краеведческий музей. Заведовала историко-революционными филиалами КККМ. В 1992 году возглавила авторский коллектив по созданию Литературного музея, открытого в 1997 году. В 2001 году Литературному музею присвоено имя Виктора Петровича Астафьева. В 2005 году А. В. Броднева была удостоена звания «Заслуженный работник культуры». В 2011 году опубликовала историческую летопись-хронику из редкого фонда краевого краеведческого музея — «Из дневников протоиерея В. Д. Касьянова (1870–1897)», за публикацию которой получила премию имени Ивана Забелина первой степени за 2013 год. Автор книги «Кто Вы, доктор Крутовский?» (2014) и фотоальбома «Семейный альбом Крутовских. Семья красноярцев Владимира и Лидии Крутовских в контексте истории России (1881–1930)» (2015).

Регистрация

Сбросить пароль