Вакиль Шарафутдинов. САНИ НА КОЛЁСАХ

Антон Семёныч, изобретатель с многолетним стажем, после долгих безрезультатных переписок с экспертным советом получил приглашение на личную беседу. Зная по опыту, что его ожидает, основательно подготовился не только по предмету изобретения.
Экспертом оказался молодой холёный парень с длинными волосами, с серьгой в ухе и с электронной сигаретой.
Антон Семёныч выложил перед ним всю историю переписки и чертежи многострадального изобретения. Глядя на малоосмысленное лицо собеседника, сразу почувствовал, что он разбирается в них не лучше, чем свинья в сортах апельсинов.
– У меня и рисунок есть, – радостно сообщил он, доставая из тубуса свернутый лист ватмана большого формата с цветными рисунками, где изделие было представлено в различных ракурсах.
Лицо эксперта оживилось.
– Так-так, – промолвил он, скинув чертежи со стола и вперив взгляд в рисунок. – Я так и предполагал, что у ваших саней нет колёс. Как же они будут ездить?
Лицо Антона Семёныча не выражало ничего, кроме искреннего желания помочь эксперту разобраться во всём.
– Это сани, у них колёс не бывает, – и, не удержавшись, начал рассказывать о теории скольжения и даже выложил на стол несколько монографий, – я усовершенствовал полозья, и у них теперь совершенно уникальное скольжение.
Ни монографии, ни речь изобретателя не произвели на эксперта никакого впечатления.
– Я тоже изучил литературу, – спесиво произнёс он. – Сани – это множительное число от слова Сана, столицы… – Тут он умолк, пытаясь вспомнить страну.
– Йеменской республики, – подсказал Антон Семёныч, едва сдерживая улыбку. – Какое отношение имеет это к изобретению?
– Вот даже вы знаете, – великодушно не отказал в эрудиции собеседнику молодой эксперт. – Я внимательно изучил этот город, там нет саней без колёс.
Все катаются на колёсах.
– Помилуйте, – изумился Антон Семёныч, чувствуя, что обсуждение пошло явно не в том направлении. – Йемен – южная страна, там никто не ездит на санях.
– Вы из меня недоумка не делайте, – возмутился эксперт. – У меня три высших образования, вот дипломы, – он выложил на стол заранее приготовленные корочки как решающий аргумент в споре.
– У меня, кстати, тоже три диплома, – мягко ответил Антон Семёныч. – Я, как вы знаете, доктор наук.
– Вы доктор наук несуществующей страны, а мои вот, новенькие. – Эксперт разложил все три диплома на столе, один из них вдобавок оказался красным.
Правда, не уточнил, по какой специальности получил он свои знания.
– Ещё у меня несколько почётных званий, – похвастался эксперт.
– Знаю, – сказал Антон Семёныч, в числе прочего изучивший и биографию своего визави. – Вы почётный дегустатор.
– И не только. Я заслуженный спасатель на поверхности.
– На поверхности чего? – недоумевал Антон Семёныч. – Луны?
– Не паясничайте! На поверхности всего! Я спасаю всех от всего! Вот в данный момент я спасаю человечество от очередной нелепости – как бы изобретения – саней без колёс. Не смотрите, что я молодой, может, скоро вас обгоню, стану заслуженным изобретателем.
Тут нашего изобретателя осенило.
– У Вас гениальная идея насчет колёс, – высказался он с самым серьёзным видом. – Я решил ею воспользоваться. – Красным карандашом пририсовал колесо в виде брелока в области руля. – Предлагаю стать соавтором изобретения.
Эксперт засиял.
– Хорошо иметь дело с умным человеком! Думаю, мы быстро пробьем Ваше… наше изобретение…
Через месяц Антон Семёныч поздравил себя с десятым соавтором, которому он помог стать заслуженным изобретателем.

Опубликовано в Бельские просторы №4, 2024

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2 (необходима регистрация)

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Шарафутдинов Вакиль

Шарафутдинов Вакиль Мулькаманович родился 16 февраля 1953 года в поселке Инзер. В 1973 году окончил БашГУ. Кандидат химических наук. Проживает в Стерлитамаке.

Регистрация
Сбросить пароль