Сергей Сатин. О ВЛАДИМИРЕ КУЗЬМИЧЁВЕ И ЕГО КНИГЕ

Владимир Кузьмичёв — большой поэт. При росте …. метра он весит целых … кг. Это значительно больше, чем весили Мандельштам, Есенин, Саша Чёрный или даже Маяковский. И, как все большие поэты, он невероятно скромен. Скромен настолько, что уже много лет отмахивается от намеков, советов и просьб издать свое полное собрание сочинений. «Рано, – говорит он, – я еще не дозрел, да и некогда — у меня процесс в самом разгаре». И ему нечего возразить: действительно, когда издаваться, если рифма прёт, ямб на хвост наступает хорею, а амфибрахий их обоих погоняет! А нынешняя книжка для него – так, эпизод, незначительная веха на большом и плодотворном творческом пути. Но так оно обстоит — подчеркнём — лишь для самого Владимира; для его же фанатов книга — долгожданное событие и праздник, который теперь будет всегда с ними, как для Хемингуэя Париж.
Кстати, о её названии.
Считается, что хорошее название для книги — половина успеха. Так ли это? Трудно сказать.
Можно, например, назвать книгу «Весёлые рифмы». Или «Озорной Пегас», или «Смех да и только». Или — отрытым текстом — «Ржака-оборжака»… Такие названия — удел людей хотя и амбициозных, но простодушных и не обременённых излишней фантазией. Нет-нет, это не наш путь.
Другая крайность — назвать книгу, скажем, «Загадка линии отрыва».
Привлекает? Ну, допустим. А «Цыпочки и корточки»? Если под цыпочками автор понимает девушек с пониженной социальной ответственностью, то почему бы и нет. Но он там, увы, другое в виду имеет… Или вот ещё броское название: «12-й закон Ньютона». Интеллектуалы наверняка поведутся, однако много ли их среди нас, положа руку-то на сердце.
По всему по этому есть предложение считать название книги Владимира Кузьмичёва относительно удачным.
Ну сами вдумайтесь: «Несерьёзно о серьёзном»… То есть автор сразу предупреждает, что о тёщах, блондинках и любовниках в шкафу там не будет ни слова (вообще говоря, врёт), а будет о зарплате, адюльтере, тараканах в голове и магнитиках на холодильнике (что истинная правда). Как говорится, вектор читательского внимания задан. Уже хорошо.
Пойдём дальше.
Некоторые сомнения вызывает слово «несерьёзно». Почему выбрана именно такая форма подачи? Что лежит в её основе — какой-то подспудный комплекс, заурядный эпатаж или это некая осознанная эстетическая позиция? Любопытно узнать, что в связи с этим думает сам автор. Он пишет: «После многолетнего общения с работниками сферы здравоохранения, образования, коммунального хозяйства, налоговыми и судебными органами, а также с ГАИ, ГИБДД, МЧС и прочими труднопроизносимыми аббревиатурами я понял, что серьёзно относиться к жизни я уже не могу и вряд ли смогу когда-нибудь».
Прискорбный факт. Вот до чего может довести человека наличие у него гипертрофированного чувства юмора. Но не спешите Владимира жалеть; он неплохо устроился: печатается везде, где найдет свободную печатную площадь, концертирует везде, где есть эстрадные подмостки, и периодически требует, чтобы «Клуб 12 стульев» в «Литературной газете» предоставил место для его новых виршей. И ведь некуда деться — предоставляем; мы больших поэтов побаиваемся — мало ли что у них на уме.
Нет, конечно же, характер у Кузьмичева золотой, уж что есть, то есть. Бывает, напишешь ему: «Володя! Ты что, охренел?! Что за… ты мне прислал?! Немедленно переделай то-то и то-то…» И ведь пыхтит, старается, переделывает. Потом переделанное присылает. Иногда почти шедевр. Иногда — без «почти».
Кстати, чтобы максимально облегчить писание этого текста, Владимиру было предварительно задано несколько наводящих вопросов. Как, например, он сам бы мог охарактеризовать своё творчество и что, по его мнению, могло бы быть в этом титаническом труде? Понятно, что, учитывая название и жанр книги, а также весёлый характер автора, диалог получился прелюбопытный. Приводим его — со своими комментариями:
…Хотелось бы, чтобы в предисловии было отражено, что автор оригинален (временами очень даже, Володя), обладает чувством юмора (ну, что есть, то есть, признаём), что его произведения цитируют по всей стране (я лично не слышал, но говорят, что правда), что жанр иронической поэзии в лице автора приобрёл… расширил… превзошёл… (во загнул! что ни слово — то штамп, что ни оборот — то клише! хотя… где-то небезосновательно, а где и вполне уверенно. Садись, три!), что новым словом в поэзии это вряд ли можно назвать, скорее – это новые словосочетания, а порой и целые внятные предложения (а вот это хорошо! респект…) и что произведения уфимского автора не раз публиковались в «Литературке» (тут, как говорится, см. выше).

С подлинным верно.
Сергей Сатин,
Главный администратор «Клуба 12 стульев»

Опубликовано в Бельские просторы №9, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Сатин Сергей

(1952 -2019) - главный администратор «Клуба 12 стульев» ЛГ.

Регистрация

Сбросить пароль