Надежда Комарова. СТИХИ В АЛЬМАНАХЕ “ОБРАЗ” №1, 2024

После

Что память – картинок флотилия.
Закрою глаза – всё одно:
Пишу имена и фамилии
С пометкой о «минно-взрывной».

Кто сам, за кого – жёны, дочери.
Как буквы на белом листе,
Здесь тени построились в очередь,
Едва отставая от тел,

Лишённых привычной симметрии.
К делению «до» и «потом»
Пришедшие двадцатилетними,
Они не стенают «за что?!»

Чуть слышно врагу: на-ка, выкуси,
Я здесь, я остался живой,
А с новой «рукой» пообвыкнемся –
Добраться б до передовой…

… Ещё подбодрить, позаботиться,
Пускай о больном говорят.
И кажется, вот оно, сходится:
Надеждой назвали не зря.

Когда и прощенье – прощание,
Что делать, чтоб пала стена?..
Как трудница на послушании,
Записываю имена.

А сердце – такое огромное
И крепче теперь, чем скала,
Как будто их боли фантомные
Я всё на себя забрала…

***
Несмолкающий гул заоконный:
То пунктирный, то вновь монотонный.
В нём теряются мысли и сны.
Обожгло, закоптило иконы,
Предзакатные тени красны.
Сколько залпов до мирной весны?..

Помнишь, раньше, до всех «или-или» –
Жили, радовались и любили,
В бликах солнца плыла высота,
Ветер вольный всей сутью ловили…
Дымной думой поблёкли цвета.
Неужели останется так?

И под этой тоскою стотонной
Дом наш сложится – будто картонный,
В круглых выбоинах валуны.
… Но рождается песня из стона.
Канонады уже не страшны –
Взмоем в синее небо страны.

Полнокровно и полноэкранно
Над зелёной землёй и шафранной
Время бронзою зазвенит…
Нити алые – рваные раны,
Каждый шрам опалённый саднит –
Пусть и это запомнит гранит.

Всё прописано чётко, законно:
Степень ветхости, угол наклона…
Люди, правилам этим верны,
Нас несут на руках, мы – знамёна.
Нам лежать у Кремлёвской стены
От Победы до новой войны…

***
В кузне фонарей – морозец ковкий.
Сумерки – анисовый арак.
Гладит тёплой лапою духовка
Выстуженной кухни полумрак.

Тише город, тает дух бензинный.
Языком уюта говорят
Свежее и мягкое предзимье,
Терпкая корица ноября.

Сдобный хруст. В руках крошится булка,
Собирая неотлётных птиц.
Вечер рифмы скидывает гулко
На поля заснеженных страниц.

Просится на волю свет лимонный,
Превращает окна в маяки.
Дышат имбирём и кардамоном,
Заблудившись в шторах, сквозняки.

***
Синеглазое небо апреля
Над болотистой кромкой лесной.
С бесконечной стальной параллели
Начинается мой выходной,

Кинокадрами мчатся моменты.
Сердце просит цветущих полян
И садов – и несбыточным чем-то
Суть моя наливается всклянь.

Меж зимой и весной перепонка –
Лап еловых ребристый вельвет.
Солнце мечется робким зайчонком
По сухой прошлогодней траве.

Колебанья берёзовых нэцке
Не спасут, не прибавят ума:
Вдоль пути полыхают пролески,
Чью-то искру шальную поймав.

Так букашка в смоле застывает,
Так свербит от непрошенных слёз.
Так весна, невозможно живая,
Явь мою прожигает насквозь.

***
Время течением камни шлифует,
Перетирает в песок год за годом.
Снег превращается в воду живую,
Лёд превращается в мёртвую воду.

Как ни закрашивай талое мелом
Мудрой, холодной, бесчувственной нави –
Первых травинок зелёные стрелы
Раны сквозные на память оставят.

Молишь: забвенья! – и кажется, вот он,
Сон, перетекший в глубокую кому,
Лунною пряжей опутан, обмотан
Мёртвой воды гематитовый омут…

Донная тишь и уютная яма,
Ласковый плед тёмно-серого ила –
Только выносит на берег упрямо
Жизнь, что от жизни сама утомилась…

Разве сравнятся с безмолвием синим
Ваши хвалёные райские кущи?..
Не защитим, не спасём, не починим…
Освобождаем живое – живущим.

И остаёмся – от сечи до сечи
Ранней весны расстелив полотенце –
Если живая ни капли не лечит,
Мёртвой водою отпаивать сердце…

***
Подвижный, гибкий, оживлённый,
Иного южного теплей,
Весенний осенью, влюблённый
В стальные стаи кораблей.

Привыкший к раннему морозцу
И морю, скованному льдом,
На неожиданное солнце
Довольным щурится котом.

В когтистых лапках держит колкий
Солёный воздух октября,
Сияний хвойные иголки,
Полярной яви якоря.

Рассыпал ягель белокудрый,
Вцепился – и не отобрать
Румяность розовую тундры,
Берёз кривых и тонких рать…

Пейзажи Кольского залива
Как фантики, туда-сюда
Гоняет город-кот игривый.
Смеюсь тихонько: эй, отдай

Ярь неба, сопки цвета чая
Рассвет с тумана молоком!
– Мурр-мяу! – Мурманск отвечает,
Свернувшись дымчатым клубком…

***
Раненой веснянке стань вторым крылом,
На просвет янтарный одинокий лист…
Улыбнись как равной, обними теплом,
Северное солнце северной земли!

Прошагай со мною по болотцам слёз,
По камням замшелым, через скользь и грязь,
Мимо заплетённых, выгнутых берёз,
Бусинок брусники, спрятанных от глаз.

Белого цветенья тоненькая вязь
Да осколков лета бронзовый салют…
Домотает пряжу север – и, смеясь,
Полночь-воронику вороны склюют,

Чтоб до скал, что встали бурою стеной,
Мне кудрявый ягель высветлил пути…
Ясное предзимье кажется весной:
Вот, ещё осталось листья распустить

И солёной бурей моря закипеть.
В небе облаками тают корабли.
Раненой веснянке – оживать да петь
Северному сердцу северной земли…

Опубликовано в Образ №1, 2024

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2 (необходима регистрация)

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Комарова Надежда

Родилась в подмосковном Красногорске. Участник литературного объединения «Звонкая Строка». Журналист (успела поработать во всех видах СМИ), общественный активист, организатор культурных мероприятий. С 2021 года участник координационного совета СМЛ МО. В 2023 году заняла II место на Всероссийском литературном конкурсе имени А.Л.Чижевского (Калуга, 2023, номинация "Поэзия"). С 2023 года пресс-секретарь Московского областного отделения СПР. Публиковалась в сборниках: «Оберег» (серия СПР «Позывной – Победа»), «Поэзия XXI век», «Муза», «Созвучие» и др.

Регистрация
Сбросить пароль