Михаил Погодин. УЛЫБКА ТИГРОВОЙ КРЕВЕТКИ

Индейское Лето

Голос той самой девушки в телефонной трубке для тебя
В последний раз
Тихий голос и объятия ночи
Индейское Лето
Индейское лето
Индейское Лето
И всё вокруг становится прозрачным как песня рыб
Или танец деревьев
Но на самом деле это были глицериновые слёзы и искусственный снег
Или ароматный медузный борщ
Мартовский заяц носки себе купил. И они ему как раз.

Лето Может Ранить

Лето может ранить нас
Острыми гранями дней.
Осень – согревающий душу джаз.
Зима – елочный сок и «Ирония судьбы».
Но вот ты увидел на балконной веревке
Крошечный шерстяной носок,
Который ты носил весьма давно.
Ночь как неоновое безумие вывески
Модного кафе.
Но ты идешь по улице.
Ты все дальше.
Тебя уже почти не видно.

На горнолыжной трассе в Мраткино

На горнолыжной трассе в Мраткино будет искусственный снег
Искусственный лыжник
Глицериновые слезы
Пластмассовое Рождество в цифрах ангельских крыл

И погибший альпинист, ползущий по отвесной стене

Томатный суп

Питательный и ароматный,
Горячий ужин ждет тебя.
В тарелке помидорного супа – кровь умерщвленных овощей.
Такую же кровь обильно проливают персонажи
Низкопробных боевиков.

Слушай, как пульсирует электронный ритм в радиоэфире мегаполиса.
Слушай…

Рождественский Сон

Я смешаю зиму в высоком бокале
С призрачным неоновым дымом городских рекламных вывесок.
Мой одинокий след в снежной пустыне исчез, как рождественский сон.
Киногерой сказал: «Какая гадость эта ваша заливная рыба».
А она – не гадость,
Просто она спит и видит всё тот же рождественский сон.

Она бьется в стекло, задыхается и умирает.
Она видит в наших лицах то, что невозможно прочесть.
На лице гламурной надменной девушки все заметнее
Проступает улыбка тигровой креветки.
Это жук-олень, у него есть ножки, и их – шесть.

Кто ощущает берег воды

кто ощущает берег воды
реальность Вселенной
далёкой звезды

кто в пыли оставляет следы
среди радиоактивного свечения
рекламных вывесок ночного города

Сад расходящихся тропок

Абсолютное спокойствие мертвых лиц.
Город похож на сад расходящихся тропок.
Ты едешь на эскалаторе – вниз, вниз, вниз.
Город вспыхивает и гаснет миллиардами окон.

На мраморном лице Джима Моррисона застыла мрачная улыбка,
Время истекает восковой слезой.
Мраморное лицо на мгновенье оживает,
Как будто я вспомнил тот последний вечер, когда ты была со мной.

Опубликовано в Бельские просторы №3, 2021

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Погодин Михаил

Родился 19 января 1974 года в Уфе. Окончил БашГУ, работал на радио, в электронных и печатных СМИ. Живёт в Уфе.

Регистрация

Сбросить пароль