Борис Гринберг. СТИХИ В АЛЬМАНАХЕ “ОБРАЗ” №2, 2021

***

Когда ты станешь старенькой,
Опрятной такой старушкою,
Расцелую глаза твои нежные
Губами вялыми,
Разглажу морщинки весёлые
Сухими пальцами,
И скажу тебе
Голосом сиплым искуренным:
– Как ты прекрасна сегодня,
Девочка моя.

***

Разумеется, раз умеется,
То и можется!
По утру посадил я деревце
С тонкой кожицей.
Ввечеру оно поразлапилось,
Деревище.
Где-то в кроне гнездуют пернатые,
У корней мохнатые рыщут.
В дуплах чёрных
Трудятся пчёлы,
И винными гроздьями с веток
Невинные звёзды светят.

***
Для поэтов – лучшие времена!
Поскольку, поэзия не нужна,
Не то чтоб совсем, но почти, почти,
У поэта есть время её постичь,
Нарушить, разрушить, начать с нуля,
Не чтоб, не ради, не для… Но для
Мгновенье застывшее – счастья миг,
Когда понимаешь – нет, не постиг!

***

полуденным солнцем лоснится полуда
витрин, обнаживших нутро
заблудшие души задушены блудом
торопятся кануть в метро

и ворон-мудрец, и птенец-воробьишка
взирают на всё свысока
а коршун над крышами кружит всё выше
всё выше, всё выше, пока

не ринется вниз безупречно смертельно
и нет в нём ни зла, ни добра
и ворон как прежде недвижен – не цель он
а место, которое спра

в аду полным ходом идёт подготовка
к холодной и долгой зиме
пинает чертей лесбиянка-чертовка
здесь это уместно вполне

на райских вратах: «Не входить. Пандемия!»
в чистилище ропот и вой
а старец недвижим, лишь пряди седые
свиваются вниз с бородой

ни зла, ни добра не приемля, усталость
взирает на место, где нет
ни птицы, ни ангела, ни санитара
лишь тьма – та, которая свет

***

Любит турок кофе в турке,
И причём – в обоих смыслах.
Любит турок кофе в турке,
И снаружи, и внутри.
Любит турок кофе в турке.
Любит… Тут строка провисла –
«Любит турок кофе в турке» –
В этой фразе смысла ТРИ!
Или нет, ЧЕТЫРЕ даже!
Можешь сам пересчитать,
А пересчитавши скажешь:
-Хорошо, что их не пять.
Или пять?

Счастливый человек

Жил счастливый человек,
Был счастливый человек.
Шёл счастливый человек,
Ел холодный чебурек,
Запивая тёплым пивом.
Гарь вдыхая, чад и смрад,
Улыбался всем подряд…
Почему ж он был счастливым?
И чему ж он был так рад?

Да тому, что – человек.
Да тому, что – чебурек,
Потому что – люди, пиво…
Потому что быть счастливым
Хоть и трудно, но приятно.
А теперь пойду обратно,
Улыбаясь всем навстречу.
А потом наступит вечер.
А потом наступит вечность.
А потом…

***

ночью три кошки
забрались в трикошки
наутро в трикошках
открылись окошки

***
(Н.Николенковой)

1

Из какого-нибудь Н-ска
В так какой-то Барнаул
Я в плацкарте душном, тесном…
Джим на мусорке уснул,
Спит с открытыми глазами
Прямо в надпись туалет…
Это будет-было с нами
Сквозь назад нисколько лет…
Нет.

2

С перечитанной заране
Николенковой в кармане
Пухлым ёжиком в тумане
Принимаю небеси
Где-то квакают лягушки
И рифмуются подушки
Благолепные старушки
Просят бога – упаси
Мой карманный психиатр
В море быта навигатор
Но трава как травалатор
Мимо скуки и тоски
Из какого-нибудь Н-ска
Возвращаюсь в декадентский
Мир не мужеский не женский
За пределами строки

***

Плыл питбуль, плыл бультерьер,
Соблюдая экстерьер.
Лаял с берега бульдог.
Плыть он не умел, не мог.
Вдруг сказал питбуль буль-буль,
Буль-буль бультерьер ответил…
Безутешно лаял буль-
дог. Потом бульдожку встретил.

***

Вот – Бернар. Вот – сын Бернара.
Вот – купили сенбернара.
Водку пили сам Бернар,
Сын Бернара, сенбернар.

***

Говорит киту москит
– Я ж наполовину кит,
Полетели полетаем
Я да ты, москит и кит.
Побухаем, ей же ей,
Сладкой кровушки. Твоей.
Запустив фонтан воды,
Кит ответил, – Никуды
Я с тобой не полечу,
Потому что… не хочу.
Я же водное животное.
Я животное же водное!
Лучше ты со мной поплавай
От сюды и до туды.
Призадумался москит,
А подумав говорит
– Всё же скит я на две трети,
Возвернусь я лучше в скит.
Там в скиту живёт пиит,
Ну как живёт, так – жизнь влачит,
Знай бубнит себе стихами,
Да стихами и молчит.
Он привык меня кормить,
Крикнет «Мать твою едрить!»
Да давай в ладоши хлопать,
Бегать, прыгать… Веселить!
И хоть кожа человечья
В буквах толще, чем овечья,
Но тебя-то толсторожий
Мне поди не прокусить.
Так что оставайся кит,
Недоделанный москит,
«Не летать рождённым плавать»,
Как сказал бы мой пиит.

Запустив фонтан воды,
В этот раз пометче,
Кит отправился туды,
Ну а москит… далече.

Опубликовано в Образ №2, 2021

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Гринберг Борис

Родился в 1962 г. в Новосибирске. Окончил Новосибирский электротехнический институт. Лауреат премии журнала «Футурум-арт» (2004). Победитель (под псевдонимом Рис Крейси) в 1-м и 2-м конкурсах новосибирских драматургов в рамках фестиваля «Сиб-альтера». Обладатель третьего приза на Международном конкурсе драматургов «Евразия-2004». Произведения (стихи и палиндромы) публиковались в журналах «Сибирские огни», «Футурум арт», «Крещатик», «Дети Ра» и др., в «Антологии русского палиндрома ХХ века» (2000), «Антологии русского палиндрома, комбинаторной и рукописной поэзии» (2002). Автор палиндромических книг «Год дракона» (1990) и «Ты» (1992), сборников книг комбинаторной поэзии «Опыты пО» (2000), «Ас реверсА» (2008), «Избранные» (2015), романа «Своя планета» (опубликован в журнале «Крещатик» в 2002 г. под псевдонимом Бред Фазер). Пьесы публиковались в различных журналах (в том числе в переводе, в польском журнале «Тигль культуры») и сборниках. Ставились в Новосибирске, Омске, Москве, Одессе. Член Союза писателей России. Живёт в Новосибирске.

Регистрация

Сбросить пароль