Анатолий Бергер. СТИХИ В АЛЬМАНАХЕ “ЛЁД И ПЛАМЕНЬ” №1, 2013

***
Меж сном и явью миг зубастый,
Как будто плоскогубцев щёлк.
Событий, лиц в их смене частой,
Проснувшись, не возьму я в толк.

Но что-то сказано мне было,
Быть может, послано с высот.
Не зря маячило, кружило,
Засасывал водоворот.

И голоса куда-то звали,
И я себя не узнавал,
И резкий щёлк холодной стали,
И яви утренний провал…

2011

***
Клубится дыма волчий хвост
Над обгоревшею избою,
Кругом, как брошенный погост,
Зима. Россия. Мы с тобою.
И снегопад. И тишина.
И больше некуда податься.
А где-то там шумит страна.
Какая? Чья? Не догадаться.

2005 

***
Не убывает снежный март,
Белея зимней сказкой длинной.
Колодой сувенирных карт
Рассыпан пригород старинный.
И что-то чудится вдали,
И взгляд улавливает зоркий…
Валеты. Дамы. Короли.
И банк сорвавшие шестёрки.

2005

***
Меня весна подстерегла
В холодном парке на окраине
И развлекала, как могла:
Пел птичий хор, слепило таянье.

Среди огромной синевы
Мелькало солнце, словно сманивая,
И падало в канавы, рвы,
Торча на дне, как складка тканевая.

Сырые тропы вглубь вели,
Темня, ориентиры путая.
Я уходил на край земли
Всё дальше с каждою минутою.

2010

Лене

Ты уходишь вдоль берега вдаль.
Волны сумрачны, неторопливы,
Распростёрлась над нами эмаль,
Чуть заметны её переливы.

Трясогузки пускаются в пляс,
Машет крыльями стая воронья.
Знать бы, чем обернётся для нас
Дня грядущего потусторонье.

Ты ушла, и тебя не видать,
Я остался один с валунами.
Тишина. Вышина. Благодать.
Знать бы только, что сбудется с нами.

2012

Июль

Мягкий месяц, названьем своим
Ты атласной подобен подушке,
Риму древнему ты побратим,
И латынь в твоей пенится кружке.

Что тебя в нашу мглу занесло
И в промозглые наши чертоги?
Здесь твоё ненадёжно тепло.
Здесь не благоприятствуют боги.

Но прижился. Белы облака.
И плывёт синева перелеском.
И античные словно века
Обдают в этот миг своим блеском.

2008

***
Душа улиткой затаилась,
Боится выбраться на свет,
Не помнит, что во сне ей снилось,
Не чает яви дать ответ.

И словно чьей-то ждёт подсказки,
Листвы дрожащей, может быть,
Воды, запутавшейся в ряске,
Ворон, что скачут во всю прыть.

Звенящей тишины просторной,
Всё знающей давным-давно
Про снов и яви бег проворный,
С землёй и небом заодно.

2012

***
Парк отсырел. Сверкают листья
В последних солнечных лучах,
В летучем птичьем пересвисте
И отчуждение, и страх.

И до чего же всё похоже
На жизнь усталую мою.
Я слышу в листьев влажной дрожи
Ту горечь, что в себе таю.

И в птичьем посвисте сторожком
Предупрежденье на ушко,
Что по иным бродить дорожкам —
Беда, — заводит далеко.

2012

***
Стоит распахнутая осень,
Летает лист туда-сюда,
Сквозь облаков волокна просинь
Проглядывает иногда.

И ничего не обещая,
Привычно скатываясь в ночь,
Дней скудных пропадает стая,
Все, как один они, точь-в-точь.

От них укрыться невозможно,
Лишь вместе с ними вдруг пропасть
В осенней смуте бездорожной,
Признав её над миром власть.

2012

***
Земля холодная, сырая…
Как подбирал народ слова…
И следом, крохи подбирая,
Всю жизнь бреду, ища родства
Средь прилагательных, наречий,
Глаголов, вставших на дыбы,
Метафор древних, как Двуречье, —
Рассказчиков моей судьбы.

2012

***
Наутро сны позабываю,
Их смуты маятный надлом,
Пустую ночь за грош сбываю
Холодной яви за окном.

И что мне в ней, а ей со мною?
Хоть век живи — не вспомнишь сна,
И кто из нас тому виною,
Да и какая тут вина?

2012

***
Жизнь пропадает ни за что,
Из нечто падает в ничто,
Не удержать усильем воли,
А время яростное — прочь,
Ищите ветра в чистом поле,
По старой присказке точь-в-точь.

2012

***
В холодной смуте ноября
Вставать ни свет и ни заря.
Бродить по сумрачному парку.
На небо пасмурное зря,
Раздумывать — а может, зря
Раздумывать? Ведь всё насмарку
Пойдёт в каком-то ноябре,
В безжалостной времён игре…

2012

Боратынский и смерть

Ты звал меня — и я пришла,
Ни на мгновенье не замедлив.
Ты горд и ты непривередлив.
Всех прочих я сама звала.
Но ямб твой сух и резковат,
Так называемой плеяде
Ты не товарищ, не собрат,
И не найдёшь в твоей тетради
Пустых уныний, злых страстей,
Невнятных от небес вестей.
И ты меня не убоялся,
Хоть никому я не мила,
Но ты позвал — и я пришла.
Ты мой, но весь мне не достался.

2012

***
Наваждения ночные
Набегают в тишине.
Отстуки их костяные
Говорят о чём-то мне.

Скачут в мир потусторонний,
Не удержишь тех коней.
Оттого ещё бессонней,
Оттого ещё темней.

Смотрят всадники сурово,
Их известны имена,
И стучат, стучат подковы,
Вздрагивают стремена.

2012

Опубликовано в Лёд и пламень №1, 2013

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Бергер Анатолий

родился в Ленинграде в 1938 году. Отец — физик, мать — музыкант. Окончил Библиотечный институт. Служил в армии в Заполярье. В 1969 году был арестован и осуждён по статье 70 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) за свои стихи, прозу, пьесу, эссе о поэтах Cеребряного века на 4 года лагеря (Мордовия) и 2 — ссылки (Сибирь). В 1990 году реабилитирован. Член Союза писателей с 1992 года. Автор 10 книг стихов и прозы: «Подсудимые песни» (1990), «Смерть живьём» (1991), «Стрельна» (1993), «Древние сновидения» (1998), «Стихи и проза» (2001), «Монологи» (2004). «А где-то там шумит страна» (2006), «Недосказанное» (2008), в соавторстве с Еленой Фроловой — «Состав преступления» (2011), «Времён крутая соль» (2012). Произведения публиковались в антологиях, в т. ч. «Строфы века», журналах, альманахах, сборниках в России, Америке, Франции, Израиле, Австралии. Живёт в Санкт-Петербурге.

Регистрация

Сбросить пароль