Зульфия Нургалиева. ЗНАКИ СУДЬБЫ

К XXX Международному Аксаковскому празднику

ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА

Эту историю я услышала в 2013 году в Уфе во время Международного Аксаковского праздника. Всероссийскую литературную премию им. С. Т. Аксакова вручали Президенту Международной ассоциации детского фонда, секретарю Союза писателей РФ, президенту Ассоциации деятелей литературы и искусства для детей и юношества РФ, дружбы и культурной связи с зарубежными странами, члену-корреспонденту АПН РФ, академику РАО, кавалеру более двадцати орденов, обладателю нескольких десятков самых престижных литературных наград писателю Альберту Анатольевичу Лиханову. По традиции, я старалась «захватить» хотя бы часть времени очередного Аксаковского лауреата, поэтому уже по дороге в Аксаковскую гимназию с огромным удовольствием и трепетом общалась с автором повестей, ставших хрестоматийными: «Мой генерал», «Солнечное затмение», «Обман», «Чистые камушки», «Воинский эшелон», «Последние холода»… Напомню, что ежегодно вот уже десятки лет каждый Аксаковский лауреат проводит ставшим традиционным «Аксаковский урок» — урок нравственности. Пользуясь случаем, хочу еще раз отметить, что и сама идея прекрасна: в гимназии имени нашего великого земляка выдающиеся сыны России, русские писатели, уже ставшие классиками — В. Г. Распутин, с С. Ю. Куняев, с К. В. Скворцов и другие — «живьем» дают школьный урок. Как сказал почетный гость прошлогоднего Аксаковского праздника В. И. Лихоносов, «эта встреча меня не только потрясла и растрогала, но убедила в том, что еще есть в нашей большой России школы, где русская литература жива».
Альберт Анатольевич поразил меня глубочайшим знанием современной русской литературы, его очень волновало положение русских литераторов в России. К тому же писатель продемонстрировал серьезное знание истории нашего города — последнее меня удивило более всего…
Здесь же, в Аксаковском народном доме, ко мне подошла Зульфия Рафисовна Нургалиева, директор школы им. С. Т. Аксакова в деревне Старые Киешки, приехавшая специально, чтобы встретиться с нашим современником, писателем Альбертом Лихановым, и, сбивчиво, насколько позволяло время, рассказала свою историю.
Честно говоря, история удивила не столько сюжетом, сколько своеобразными знаками судьбы, которые сопровождали рассказчика. Разумеется, мне захотелось, чтобы Зульфия Рафисовна поведала свою историю самому писателю. Но мы-то с вами знаем, что Аксаковские праздники длятся считанные дни, а программа насыщена до предела. Как вы догадываетесь, Альберт Анатольевич уехал в Москву, так и не услышав рассказ, который мы так и назвали: «Знаки судьбы».
Нынешний год для А. А. Лиханова юбилейный. Трудно сказать, что помешало руководству школ Уфы предложить отдать должное классику отечественной литературы, который через Аксакова окончательно стал для уфимцев своим, родным, близким.

Элеонора Файзуллина

Трудно сказать, возможно, это Его Величество случай. Или Божий промысел…
Это было, страшно подумать, более 40 лет назад, в прошлом веке, в далеком Советском Союзе. Я тогда училась в 5-м классе обычной деревенской школы села Киргиз- Мияки Миякинского района Башкирии. В те времена любая школа страны имела добротную библиотеку. С первого и по десятый класс в советской школе был приоритет книги, литературы. Так и в нашей миякинской сельской школе была хорошая библиотека, где с утра до вечера толпилась детвора. С детства я очень любила читать и читала много, иногда все подряд, поэтому мне постоянно не хватало нашей богатой школьной библиотеки, и я частенько забегала в детскую районную, которая находилась в райцентре.
Здесь мне нравилось все: сам читальный зал, светлый, уютный, просторный, всегда до отказа забитый школьниками, и незабываемый запах типографской краски. Помню, на стенах висели портреты великих русских писателей: немного хмурый Лев Николаевич, узнаваемый — «наше все» — Пушкин, Антон Павлович с пытливым взглядом из-под пенсне… На столах для нас были разложены журналы:
«Пионер», «Костер», «Юный техник». Они были суперпопулярны, мы их не только читали, но любили просто листать, поскольку они были яркие, красочные, а потому интересные для детей. Частенько случалось, что, увлекшись перелистыванием страниц, мы вдруг останавливали свое внимание на чем-либо особо выдающемся, наш взгляд цеплялся так, что не оторваться.
Так случилось и в тот памятный день.
Была ранняя весна, весенние каникулы.
Я пришла, как всегда, со стопкой прочитанных книг, чтобы уйти с новыми.
К библиотекарю образовалась очередь из миякинской детворы. Я присела, стала листать журналы, и в одном из них (это был то ли «Пионер», то ли «Костер») меня, татарскую девочку, привлекло незнакомое русское слово «затмение». Конечно, забыв о своих планах, я погрузилась в любимое занятие — в чтение, забыв обо всем.
Удивительная и драматическая история, изложенная в повести, запомнилась мне на всю жизнь до мельчайших подробностей… Может быть, потому эта небольшая по объему вещь поразила мое детское воображение, что я еще не испытала чувство любви, мне это было очень интересно: первая любовь, первое чувство.
События переносят нас в далекие 70-е годы прошлого столетия, в страну, которой уже нет на карте. В центре повествования — судьбы двух героев- подростков: Федьки и Лены. Федька — вроде обычный мальчуган, но, как подчеркивает с первых строк автор, с необычной судьбой:
«А жизнь у Федьки отдельная от всех.
Собственная. С ребятишками он не якшается…» Мальчик растет в не совсем благополучной семье, где отец не может равнодушно пройти мимо пивного ларька:
«Потому что за отца стыдно. Мало у кого отцы не выпивают, это есть, случается, но смеются, даже издеваются только над Федькиным». Поэтому Федор все больше один. Чтоб не пришлось говорить: «Это мой батя». Мало для Федьки этой проблемы с пивнушками, так еще дурацкое имя:
«Звали батяню Фединого Джон Иваныч в самом деле. Родился он в тридцатые годы, аж до войны. И мода была такая.
На заграничные. И родители назвали отца Джоном — по-американски. Мог бы сто раз сменить это свое имя, да он и так сменил, называя себя, знакомясь, Георгием, но народ настоящее отцово имя знал, насмехался… Американец. Джон, взрослый человек, а все Американец».
Альберт Лиханов не обходится и здесь без традиционной темы «отцов и детей». Но в этом произведении писателя интересуют и социальные, и нравственные темы, и все они как единое целое в поле зрения писателя. Но как истинный художник он идет дальше и на первое место выдвигает внутренний мир героя, душу подростка, его проблемы — проблемы подрастающего поколения.
Тогда в повести меня все поразило настолько, что я несколько дней ходила как завороженная: так ярко описывает чистоту первого чувства писатель. То и дело память прочитывает запомнившиеся отрывки повести. Избранницей Федьки стала Лена — особенная девочка, «не такая как все», с твердым и сильным характером, которая не любила и не позволяла себя жалеть. Лена не может ходить, поэтому ее жизнь отличается от жизни сверстников. Конечно, у нее много друзей в интернате, где она живет.
Однако девочка одинока и думает, что обречена на одиночество во взрослой жизни. «Да, у них там была необычная жизнь, в которой коляски и костыли, парализованные руки и ноги… красота не играет абсолютно никакой роли — ни вот на чуточку, и мера ценностей взвешивается на иных весах — на весах сердечности, любви и души…» И далее: «Нет, все у них было там по-своему, своя жизнь, где никто никому не кажется уродцем, а все равноправные люди, открытые и прямые, и чаще всего веселые, неунывающие — с унынием и всем прочим они беспощадно боролись…»
Я долго думала, почему Лена и Федя, такие разные, с абсолютно разной судьбой так подружились? И нашла ответ: они же оба были очень и очень одиноки! «Вот и встретились два одиночества»…
До встречи с Леной Федька жил в своем мире и никого в него пускал, и единственные близкие существа для него были — голуби. Честно признаться, я, десятилетняя девочка из татарской деревни, впервые узнала слово «голубятня» из этой книги. Я не только не знала, что это такое, но и не видела ни разу в жизни голубятню. У нас в Мияках, как, впрочем, и во всем районе, не было ни одной.
Поначалу не совсем понятно было и название повести: «Солнечное затмение». Как выяснила я в ходе чтения повести, именно оно, солнечное затмение, сильно повлияло на судьбы героев:
«Все беды — это солнечные затмения, а жизнь — это само солнце… В нашей жизни надо быть готовым ко всему и не отчаиваться, если в твоей жизни вдруг наступило затмение. После него всегда выглядывает солнце и становится тепло и светло», — такой гимн жизни создал автор, наш современник Альберт Анатольевич Лиханов. Эти строки из повести мне показались очень важными, а для меня просто судьбоносными, и подвели меня к мысли, что иногда трудности и проблемы позволяют нам осознать, насколько прекрасна жизнь, и не нужно жаловаться по пустякам. Надо жить и ценить каждую минуту жизни, в особенности, когда влюблен. Как впервые в жизни влюблены герои Лиханова — Федька и Лена. Описанию их любви посвящены лучшие страницы повести.
…В те годы любовь была для меня чем-то непонятным, скорее абстрактным. Конечно, я знала, что есть такое чувство, тем более что мои родители, несмотря на преклонный возраст, сохранили по жизни любовь, как первое чувство.
Я не раз была свидетелем, как отец неожиданно для всех останавливал машину только для того, чтобы сорвать цветы для мамы: будь то полевые цветочки, черемуха или сирень… У Лиханова я прочла о любви так интересно и заманчиво, что непонимание испарилось, и я ощутила себя невольным свидетелем чувств юных героев. А еще я вспоминаю себя, ту десятилетнюю деревенскую девчонку, очарованную книгой великого мастера.
Не могу не отметить редчайшую черту творчества Лиханова как писателя сегодняшнего дня, нашего современника, писателя, понимающего актуальные животрепещущие темы. Главную тему, без которой не проходит ни один телевечер ни одного канала — особенных деток.
Но раскрывается она, как и все у художника, необычно, глубоко, без сюсюканья и уж не как дань моде. Героиня повести Лиханова умна, я бы даже отметила, не по годам мудра и мужественна, хотя автор показывает, что дается это мужество девочке не по щучьему велению.
Это результат каждодневной и ежечасной работы души: «Да, у них там была необычная жизнь, в которой коляски, парализованные руки и ноги, уродства и красота не играют абсолютно никакой роли — ни вот на чуточку, и мера ценностей взвешивается на иных весах — на весах сердечности, любви и души…» Тогда, 40 лет назад, буквально «проглотив» несколько книг, к сожалению, я так и не посмотрела, что у них есть автор. Стыдно… Я не стала литератором, филологом, но я стала учителем, воспитателем, и эти книги запомнились мне на всю жизнь.
Прошло много лет… Я люблю свою работу, люблю детей. Преподаю химию и биологию. Сейчас уже не вспомню, как я оказалась в детской районной библиотеке в районном центре, в селе Кармаскалы.
И опять… запах типографской краски, аура добра, и невозможно оторвать глаза от полок с книгами. И снова библиотекарь, как и 40 лет назад, занята, и я снова листаю детский журнал… Он меня привлек яркой обложкой, и, прочитав всего несколько строк, я вдруг понимаю, что держу в руках ту же повесть! Я вспомнила все до мельчайших подробностей… Меня уже было не остановить. Я как будто бы встретилась с очень близкими мне людьми, с которыми давно не виделась и по которым очень скучала. Между тем, подошедшая библиотекарь спросила: «Перечитываете Лиханова?» Вот так, к своему стыду, спустя более 40 лет я узнала, что автор полюбившейся мне много лет назад повести — Альберт Анатольевич Лиханов.
И я стала перечитывать повесть, сознавая, что их написал великий русский писатель, наш современник, лауреат многочисленный международных и отечественных премий.
Познакомилась с его биографией.
Открыла для себя много интересных фактов. Например, о том, что в сентябре 2013 года Альберту Лиханову по Указу Президента Башкортостана была вручена Российская литературная Аксаковская премия. Ведь школа, в которой я работаю сейчас, необычная. Деревня Старые Киешки знаменита именем С. Т. Аксакова.
Имя великого русского писателя носит и наша школа. В своих книгах «Детские годы Багрова внука» и «Семейная хроника» Аксаков описывает нашу деревню, нашу природу, наше озеро.
Очень жаль, что я потеряла столько времени и, будучи директором этой школы, не обратила внимания на отсутствие книг А. А. Лиханова в школьной программе. Я и сейчас убеждена, что нужно восполнить этот пробел, нужно проводить читательские конференции, встречи. Почему о Лиханове нет телепередач? Почему не снимают фильмы по его рассказам и повестям? О книгах А. А. Лиханова необходимо рассказывать на родительских собраниях, предлагать их для семейного чтения, они должны стать настольной книгой для всех родителей, а не только для тех, кто воспитывает необычных детей.
Повесть «Солнечное затмение» может стать настольной книгой для тех, у кого дети в подростковом переходном возрасте, которые очень чутки к поведению родителей, чутко реагируют на асоциальное поведение, чутко реагируют на ложь, обман и умеют искренне радоваться прекрасному.
Это книга для учителей, которые должны быть не только сухими предметниками, считающими свой предмет самым главным, а должны быть и воспитателями. Пример для них — Вера Ильинична, воспитатель интерната для детей-инвалидов, которую воспитанники нежно и искренне называли «мамочка». Ее отношение к детям — пример психологической и педагогической поддержки семей, воспитывающих ребенка с ограниченными возможностями здоровья.
Трудно в это поверить, но, надеюсь, судьба подарит мне третью и, возможно, не последнюю встречу с Альбертом Анатольевичем Лихановым. В моем становлении как учителя, как директора школы, человека, гражданина сыграли, разумеется, мои родители, моя страна. Но и неожиданные, незапланированные, незапрограммированные встречи подаренные свыше.

Опубликовано в Бельские просторы №7, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Нургалиева Зульфия

(Шарипова) Директор МОКУ СОШ им. С.Т Аксакова

Регистрация

Сбросить пароль