Зинаида Кузнецова. ГОРБУШКА РЖАНОГО

До отхода поезда оставалось минут сорок, и Валентина пожалела, что так рано приехали на вокзал. Лучше бы с братом подольше пообщались, за неделю так и не наговорились. Не виделись тридцать три года, жизнь разбросала по разным городам и весям. Хорошо хоть на её, Валентины, юбилей смог приехать. Радость встречи омрачалась их общей старостью — расставались довольно ещё молодыми людьми, а теперь вот с трудом узнали друг друга. Восемьдесят — это не сорок, не пятьдесят и даже не шестьдесят, когда ещё ощущаешь себя сильным, здоровым, всё умеющим и понимающим в жизни и даже привлекательным, что немаловажно для женщины. И когда ещё много чего впереди.

Неделя прошла в юбилейных хлопотах, в застольях, в бесконечных звонках: к удивлению Василия, у сестры оказалось много друзей и знакомых, и все они стремились поздравить её, сказать добрые слова и пожелания.

Он был рад за сестру, что она и в таком преклонном возрасте востребована, не одинока. Но побыть наедине, поговорить, повспоминать толком не удалось. Было ощущение, что многое не успели сказать друг другу, но сейчас, в шуме и гаме зала ожидания, говорить по душам было бесполезно. А доведётся ли ещё когда повидаться — неизвестно.

Скорее всего, вряд ли. Брат младше её на четыре года, тоже уже под восемьдесят. Живут в разных концах страны, добраться из-под Москвы в Сибирь и раньше было непросто, а что уж говорить сейчас…

Валентина тихонько поглаживала руку брата, неотрывно смотрела на него, словно старалась запомнить каждую морщинку на его лице. Она понимала, что, скорее всего, видит брата в последний раз.

Хотелось плакать, но она сдерживала себя.

Василий высвободил свою руку и поднялся: «Пойду подышу свежим воздухом, а то уж очень душно». Он направился к выходу, и к нему тотчас же подбежал цыганёнок, стал дёргать за куртку, что-то выпрашивая. Брат полез в карман, достал кошелёк, и тут же его окружили несколько чумазых ребятишек, загалдели, кто-то даже пытался выхватить кошелёк из его рук. Он дал им какие-то деньги, но они не отставали, так и выскочили всей гурьбой за ним на улицу.

Валентина с неприязнью смотрела им вслед. Маленькие, а такие наглые, бессовестные, не отцепишься от них. Она не любила и боялась цыган и старалась избегать их где бы то ни было. Встретив на улице одетых в разноцветные юбки, галдящих, крикливых цыганок, она всегда старалась перейти на другую сторону. И хоть была женщиной доброй, всех жалела и всем помогала, цыганам никогда не подавала милостыни и грубо отшивала пытающихся погадать ей.

В детстве они с братом до дрожи боялись цыган. Ходили страшные слухи, что цыгане крадут детей, потом варят из них мыло и продают на базаре. И когда за околицей их деревни вырастали шатры и кибитки, они старались из дома не выходить. Цыганки в сопровождении чумазых, в лохмотьях, ребятишек ходили по деревне, выпрашивая хлеба, молока, любых продуктов. То и дело между ними и селянами возникали скандалы: то у одного, то у другого пропадали куры, гуси,— в общем, от них всегда ждали каких-нибудь пакостей. Они появлялись обычно в начале зимы, жили в деревне до наступления весны, и как только сходил снег, снимались с места и уезжали в неизвестном направлении. С наступлением холодов опять за деревней стояли их шатры и кибитки, горели костры, по улицам ходили страшные, худые, оборванные цыганки. Сердобольные деревенские женщины давали им что-то из своих скудных запасов, некоторые пускали погреться, но в основном все боялись и не любили непрошеных гостей.

Бабушка Дарья, у которой жили Валюха с Васильком, жалела несчастных, но дать им было нечего, сами едва сводили концы с концами. От предложения погадать всегда отказывалась. Узнать о сыне, пропавшем без вести на войне, хотелось, но боялась услышать страшную правду, так хоть надежда жила, что он объявится. Сын пропал в сорок первом, и с тех пор никакой весточки от него, ничего.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Енисей №1, 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Кузнецова Зинаида

Родилась в Воронежской области, в большой крестьянской семье. В Красноярск-45 (ныне Зеленогорск) приехала в 1966 году. Работала электромонтёром связи на Красноярской ГРЭС-2, в течение 37 лет была секретарём высших руководителей города. Литературным творчеством занимается с 25 лет. Автор поэтических сборников «Настроение», «Медовый август», «Ночной звонок», «Память сердца», «Облака», «Куст калины» (1-й том 2-томника), «Забытые острова», сборников рассказов «Райские яблоки», «Болеутоляющее средство», «Белый снег, дорожка чёрная...». Многочисленные публикации в газетах, в журналах «День и ночь», «Енисей», «Светлица», «Совершенно открыто», «Молодая гвардия», «Новый Енисейский литератор», в коллективных сборниках «Поэзия на Енисее», «Поэтессы Енисея», «Антология поэзии закрытых городов» и многих других. Руководитель литературного объединения «Родники» Зеленогорска, составитель и редактор коллективных и авторских сборников городских поэтов. Член Союза российских писателей, член правления Красноярской писательской организации.

Регистрация

Сбросить пароль