Юлия Ломова-Устюгова. “АЛИСА В СТРАНЕ ЧУДЕС” В ТЕАТРЕ КУКОЛ 

«Алиса в Стране Чудес» Льюиса Кэрролла одно из тех, абсолютно совершенных произведений, которые невозможно адаптировать для кино или театра. Можно только сочинить заново.
По этому единственно возможному пути и пришла к нам «Алиса в Стране Чудес» Театра кукол, поставленная по пьесе Светланы Чураевой. Пьесе, которая не адаптирует, а сочиняет «Алису» вновь. Точно такую же Алису, как кэрролловская – непослушливую и предерзновенную. Даже при общении с королевами, королями и прочей колодой карт.
Уже то, что начало действия переносит нас в закрытую престижную школу для девочек накануне выпускного, – прекрасно характеризует степень вольности и близости к оригиналу. Потому что в «Алисе» Кэрролла, конечно, много и «обливаний холодной водой», и «математики в шесть утра», и, вообще, бравурного абсурда казёнщины.
Действо на сцене сопровождают чёрно- белые минималистические декорации – немного в духе Малевича.
Трансформируемые. Дополненные тремя полупрозрачными дверьми и тремя же трансляционными экранами, необычайными «мобилями» и чёрным бархатным задником. Мало какой сказке так показаны художественные приёмы авангардного театра 20-х.
Да и сходство пространства спектакля с «чёрной дырой», как с пространством категорической непредсказуемости, тоже подходит для постановки Кэрролла.
Весь арсенал театра – и экранные проекции, и фокусы с чёрным занавесом, и актёры, и театр теней, и ростовые куклы – задействован, чтобы рассказать историю, которая сплошь состоит из трансформаций и превращений. Только задействовав абсолютно всё, можно передать на сцене то ощущение стремительного полёта- падения через хаос, которое и вызывает у читателя «Алиса» Кэрролла. И, надо сказать, благодаря изощрённой выдумке создателей спектакля (ловко и быстро переводящих повествование с одного технического инструмента на другой, из одной плоскости в другую) представить все необыкновенные превращения героини вполне удаётся. Алиса появляется пред нами то тенью на стекле, то человеком, то куклой, то проекцией на экране, то комбинацией куклы и человека, то большой, то маленькой, то огромной. А за Алисой перестраивается и приспосабливается всё действо. Так спектакль и движется вплоть до стремительного финала.
Так что в целом, «Алиса в Стране Чудес» – спектакль хороший. Близкий оригинальной сказке… Вернее – был бы таковым, если бы не случилось одно «но»…
…А именно – имевшее место в Уфе категорическое несовпадение театра и зрителя.
Нет. «Алиса в Стране Чудес» осталась хорошим спектаклем для детей школьного возраста. Но она же стала спектаклем плохим в результате коварной диверсии, проведённой уфимскими родителями. Родителями, притащившими на «Алису» детей от пяти и младше.
Если бы хоть кто-то из этих родителей читал саму сказку, то помнил бы, что Кэрролл очень конкретно и навязчиво указывает в ней возраст героини. Алисе Лидделл – восемь. Так что «Алиса» в абсолютно любом изводе – это сказка «от восьми и старше».
Но уфимские родители абсолютно неколебимы в убеждении, что кукольный театр предназначен исключительно для ясельного контингента.
Так что же с этим делать? И как будет выглядеть «Алиса», поставленная для возраста «от восьми и старше» – для зрителя недавно расставшегося с соской?
С младенческой точки зрения спектакль обнаруживает один недостаток.
Недостаток того единственного, что может удержать детсадовцев от непрерывного болтания по залу. В спектакле нет непрерывного фейерверка трюков… Вообще-то, трюков вполне достаточно. Но они начинаются со второй половины спектакля. Первая же половина его, особенно начало, построена на забавных рассуждениях и парадоксах. Которые, конечно, при всём их остроумии, попросту не понятны людям младше восьми… Так что же с этим делать?
Строго говоря, вариантов всего два.
Первый – это категорически запретить приходить на спектакль с дошколятами. Что, конечно, вызовет бурю негодования папаш и мамаш, лучше всех знающих, что подходит их отпрыскам, а что – нет. Второй вариант – попытаться приспособить представление для нужд малолеток.
Да, право, совсем не сложно было бы довести спектакль до возраста ожиданий уфимских родителей. Тем более что трюк изначально заложен в специфике кукольного театра, отличая его от остальных театров и приближая к цирку и кинематографу.
Кроме неполного, значит, совпадения возрастной категории зрителей с возрастной категорией спектакля, недостатков у «Алисы в Стране Чудес» Театра кукол практически, нет. Только самые небольшие погрешности. Иногда технические. Так, в некоторых сценах изображение на проекционных экранах было видно хорошо, а в некоторых – не очень. Совсем чуть-чуть из другой оперы смотрелся и магазинный манекен в роли обвиняемого Валета Червей.
Может быть, в детском спектакле органичнее выглядели бы большой плюшевый медведь или – пластмассовый школьный скелет… Также, при отлично сделанных и совершенно прелестных кукольных образах вроде Сони, составляющей одно целое с чайником, огромной Головы Алисы над лесом, Чеширского Кота и особенно совершенно неизбывной Синей Гусенички, с её танцем на Волшебном Грибе, были и небольшие, кукольные же, недоработки.
Собственно, одна недоработка – увеличивающаяся Синяя Гусеница. Едва подвижная. А главное, изготовленная отчего-то не как кукла театральная, а как кукла магазинная. То есть с совершенно симметричным и неподвижным же «лицом». Которое так и хотелось дополнить или дрожащим во рту змеиным языком, или смешно пляшущими помпошками- рожками на голове (помпошками, кстати, бывшими у Гусенички малой, но загадочно исчезнувшими при увеличении)… Одна, только одна, маленькая шероховатость есть и у текста – повторение несколько раз словосочетания «парадокс Зенона». Ну мало кто знает, что именно так называется знаменитая история про Зайца, не сумевшего догнать Черепаху, столь нравившаяся Кэрроллу… Обилие игровых сцен, а не кукольных – к недостаткам постановки, напротив, отнести трудно. Поскольку актёрская игра Королевы, Алисы, её сестры, Птицы, Чеширского Кота, Стражников и всех остальных – превосходна. А в случае Алисы – танцевальные номера тоже лучше самого лучшего. Так что это, скорее, дань давней традиции именно уфимского Театра кукол. Традиции, изначально отличавшей его от всех других кукольных театров…
В целом же, несмотря на перечисленные мелочи и засилье грудничков, повторюсь ещё раз: спектакль сделан с большой выдумкой и хорошо передаёт то нервное, захватывающее впечатление, которое производит при первом чтении «Алиса в Стране Чудес». И хотя постановка не пересказывает Льюиса Кэрролла буквально – она способна пробудить интерес к оригинальной «Алисе», к чтению и к занимательным парадоксам. Как и занять внимание вполне искушённого взрослого зрителя наравне с вниманием приведённого им ребёнка.

Опубликовано в Бельские просторы №1, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Ломова-Устюгова Юлия

Юлия Юрьевна Ломова-Устюгова родилась 18 июля 1979 года в Уфе. Окончила Республиканскую художественную гимназию им. Давлеткильдеева, истфак БГПУ им. Акмуллы, сейчас студентка последнего курса факультета киноведения СПБГУКиТ. Участвовала в форумах молодых писателей в Липках (2002, 2006, 2007). Член СП Москвы. Публиковалась в республиканской прессе, в московских журналах «Кукумбер» и «Пролог».

Регистрация

Сбросить пароль