Владимир Петроченко. ГРАВИТАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ДЖЕЙМСА ФОРЕСТА, ИЛИ КОСМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ НА ВЕНЕРЕ ИДЁТ СВОИМ ЧЕРЕДОМ

Научно-фантастический рассказ

Пролог
Предназначение человека и земной цивилизации

Человек, человечество и все цивилизации на Земле, созданные человеком, многие тысячелетия пытались и пытаются найти ответы на довольно сложные философские вопросы: в чем именно историческое предназначение человека, человеческого общества и человеческой цивилизации?
Ответы на эти вопросы даст, конечно же, только будущее. И ответ может быть примерно вот таким: вполне возможно, их предназначение в том, чтобы помочь образованию и развитию другой внеземной жизни и другой внеземной цивилизации на другой космической планете Солнечной системы, например, помощь в образовании и развитии космической жизни и космической цивилизации на планете Венера.

Глава первая
Третья гравитационная теория – теория Джеймса Фореста
Следующей планетой, где появится космическая жизнь, будет Венера, а не Марс

В соответствии с гравитационной теорией Джеймса Фореста, которая является третьей теорией гравитации в мировой науке, после гравитационных теорий Исаака Ньютона и Альберта Эйнштейна, и в которой впервые устанавливается зависимость между гравитацией планет Солнечной системы и возникновением и развитием на них космической жизни, следующей планетой, где появится внеземная жизнь, будет Венера, а не Марс.
Если в первой теории гравитации, разработанной Исааком Ньютоном, говорится о законе всемирного тяготения и представляются четкие математические формулы этого закона.
И если во второй теории гравитации, которая принадлежит Альберту Эйнштейну, устанавливается единство космического пространства и времени, а природа космической гравитации сводится к локальному искажению космического пространства и времени вблизи космических тел, возникающих в процессе их движения в космосе, то в третьей теории гравитации Джеймса Фореста гравитация рассматривается уже как базис возникновения и развития космической жизни и космической природы на планетах и спутниках Солнечной системы.
Третья гравитационная теория была разработана во второй половине ХХI века доктором Джеймсом Форестом, она утверждает то, что космическая жизнь на планетах и спутниках Солнечной системы может быть возможна только тогда, когда их гравитации достигнут уровня гравитации 1g, или уровня гравитации планеты Земля (когда g, или ускорение свободного падения, будет равно 9,81 м/с2).
В гравитационной теории Фореста доказывается весьма гениально и просто, что именно этот уровень гравитации планет Солнечной системы становится базисом для образования на них атмосферы, гидросферы, литосферы и, естественно, базисом для появления внеземной жизни, внеземной природы, далее Внеземного Разума, внеземного разумного существа, внеземного разумного общества и внеземной цивилизации.
И именно этот уровень гравитации планет Солнечной системы, равный 1g, образует в Солнечной системе так называемые космические коридоры жизни, космические кольца жизни, или космические пояса жизни (так называемые «зоны Златовласки»), которые располагаются вдоль траекторий движения этих планет.
Как известно, гравитация планет Солнечной системы и Солнца имеет следующие значения.
Гравитации Солнца, планет и спутников Солнечной системы (в сопоставлении с гравитацией планеты Земля, принятой за 1,0) Солнца – 27,9 Меркурия – 0,3770 Венеры – 0,9032 Земли – 1,0 Луны – 0,1655 Марса – 0,3895 Цереры – 0,029 Юпитера – 2,640 Ио – 0,182 Европы – 0,134 Ганимеда – 0,145 Каллисто – 0,126 Сатурна – 1,139 Титана – 0,138 Урана – 0,917 Титании – 0,039 Оберона – 0,035 Нептуна – 1,148 Тритона – 0,079 Плутона – 0,0621 Эриды – 0,0814 Гравитация астероидов минимальна по сравнению даже с гравитацией спутников планет Солнечной системы (гораздо меньше даже гравитации Плутона).
Гравитация комет несопоставимо минимальна (гораздо меньше даже гравитации астероидов).
Приведенные данные показывают, что среди ближних планет Солнечной системы, таких как Меркурий, Венера и Марс, только у Венеры значение гравитации приближается к уровню гравитации планеты Земля и составляет на текущий момент значение 0,9032 (g), у других ближних планет Солнечной системы: Марса и Меркурия – гравитация в два с лишним раза ниже, чем у Земли, и составляет соответственно 0,3895 (g) и 0,3770 (g).
Именно поэтому, в соответствии с гравитационной теорией Джеймса Фореста, если и может появиться новая внеземная жизнь на ближних планетах Солнечной системы, то это произойдет в первую очередь именно на Венере, и именно поэтому космическая жизнь отсутствует на Марсе, хотя он и находится в поясе космической жизни, точно так же как планета Земля, но из-за низкой и недостаточной гравитации Марса – 0,3895 (g) – космическая жизнь на этой планете полностью отсутствует.
Как утверждают законы из вышеупомянутой теории гравитации Джеймса Фореста, гравитация планет Солнечной системы непостоянна во времени, она переменна и проходит путь своего развития вместе с эволюцией этих планет, от минимальных значений до максимальных, поэтому если сегодня гравитация Венеры составляет 0,9032 (g), то в будущем она вполне может достичь уровня 1 (g), уровня гравитации Земли, и тогда на этой планете могут начать формироваться атмосфера, гидросфера, литосфера и, конечно же, космическая жизнь и космическая природа, как когда то это произошло на Земле.
В соответствии с гравитационной теорией Джеймса Фореста, земная жизнь отсутствовала на планете Земля, пока ее гравитация была меньше 1 g, и тогда наша Земля была копией сегодняшней Венеры, температура на ее поверхности достигала 600–800 градусов Цельсия, что делало невозможным существование атмосферы, гидросферы, литосферы и космической жизни на ее поверхности. И лишь после того, как уровень гравитации Земли достиг значения 1 g (где g – ускорение свободного падения, равное 9,81 м/с2), поверхность Земли стала остывать, и планета стала создавать космическое кольцо жизни и вокруг своей поверхности, и вдоль своей траектории движения в Солнечной системе. Так на поверхности Земли стали образовываться атмосфера, гидросфера и литосфера, а затем на ней появились и первые простейшие соединения космической жизни: атомы и молекулы.
А после того как гравитация Земли четко стабилизировалась в области 1 (g), земная жизнь начала свое дальнейшее бурное развитие: из простейших соединений земной жизни, атомов и молекул, образовалась подводная и земная природа – растительная и живая, затем на суше появились кустарники и деревья, животный мир, человек и человеческое общество, и наконец человеком и человеческим обществом стали создаваться первые цивилизации Земли.
Точно так же, по алгоритму образования жизни на Земле, может пойти образование и развитие жизни на планете Венера. После достижения гравитацией Венеры значения 1 g и стабилизации гравитации в этой области 1 (g) Венера войдет в зону жизни Солнечной системы («зону Златовласки»), образованную планетой Земля, возможно, ее орбита увеличится и приблизится к орбите Земли (на безопасное расстояние), поверхность Венеры остынет (до нуля градусов Цельсия или будет чуть выше), и тогда над планетой образуется атмосфера, а на ее поверхности – гидросфера и литосфера, в которых и появятся простейшие соединения космической жизни.
Затем в воде и на суше появится первая природа – растительная и живая, потом на суше образуются кустарники и деревья, возникнет животный мир, появятся «человек Венеры» и «человеческое общество Венеры», а вскоре начнут образовываться и первые цивилизации этой планеты, которые назовут цивилизациями Венеры.

Глава вторая
Два направления развития мировой космонавтики

После появления гравитационной теории Джеймса Фореста мировые астрофизика и космонавтика оказались в тупике: до появления этой теории приоритетным направлением развития мировой космонавтики и мировой науки считалось изучение и освоение Марса; более ста лет ученые изучали эту планету и готовились к ее колонизации, были разработаны и подготовлены для этого многочисленные проекты, большая часть которых уже была выполнена или выполнялась.
И вот оказывается необходимым все это научное громадье вдруг приостановить, заморозить и начать с нуля разрабатывать новое космическое направление – направление Венеры.
Ученые мужи сломали множество копий, пока не пришли в итоге к соломонову решению, которое говорило о том, что надо все-таки разрабатывать в настоящем и ближайшем будущем эти два космических направления одновременно, и лишь будущее покажет, которое из этих направлений окажется наиболее правильным и перспективным.
Как это часто бывает у друзей, я, доктор Кэмп, и мой друг, доктор Фин, – оба астрофизики – до появления третьей гравитационной теории Джеймса Фореста работали вместе в Мировом космическом агентстве и занимались изучением и освоением Марса. После появления новой гравитационной теории наши пути в науке разошлись, и мы пошли в космонавтике разными дорогами. Я перешел в группу Джеймса Фореста и принял участие в создании первых проектов по изучению и освоению Венеры. Я не смог отказаться от предложения Джеймса Фореста: это была великая честь для меня, да и хотелось попробовать свои силы в новых проектах, по изучению Венеры. А доктор Фин остался верен классическому направлению – изучения Марса. Вот так новое и старое направления в мировой науке и развели нас, хотя нашей дружбе было около пятнадцати лет: она зародилась еще во время нашей совместной учебы в университете.
Перед нашим расставанием встал вопрос: что важнее – дружба или наука? Победила все-таки именно наука. Вероятно, дружба невозможна, если у друзей-ученых разные научные взгляды и задачи, направления и пути, которые оказались диаметрально противоположными.
Пока у нас совпадали представления о космосе, мы были едины, дружили и шли единой научной дорогой, но как только наши взгляды на космос диаметрально разошлись, тогда и наши научные пути, и мы сами отдалились.
Будущее должно было показать, кто из нас выбрал правильное направление и в науке, и в своей жизни, поскольку для нас два этих направления составляли одно целое, имя которому – жизнь.
Что же касается мировой космонавтики, она также разделилась, как и мы с доктором Фином, на два мировых центра: первый – по изучению и освоению Марса, во главе с доктором Фогелем, второй – по изучению и освоению Венеры, во главе с доктором Форестом. Все это было не ново и в мировой науке, и в мировой истории, когда два абсолютно противоположных научных направления пытаются одновременно доказать истину. Как известно, это может сделать только одно направление или одна сторона – та, на которой окажется Солнце, или, как в нашем случае, космическая жизнь.

Глава третья
Гравитация Венеры достигает значения 1 g

Прошло около десяти лет после того, как был образован Мировой космический центр по изучению Венеры. И вот наконец последние научные измерения гравитации Венеры показывают, что она все-таки начинает возрастать и достигает значения 1 g, а значит, на Венере вскоре возможно появление новой формы внеземной жизни, – это просто какая-то фантастика, реальная научная фантастика.
А что же в это время происходит с гравитацией Марса и Меркурия? По сообщениям доктора Фогеля, их гравитация также возрастает и достигает значений: у Марса – 0,4863, а у Меркурия – 0, 4738. Но тем не менее этих значений все же недостаточно для образования на этих планетах новых форм космической жизни.
Можно посмотреть и на гравитацию нашей планеты Земля, что же произошло с ней за это время. У Земли гравитация так же, как и у других ближних планет Солнечной системы, увеличилась и на текущий момент достигла значения 1,0968, то есть выросла, как и у других ближних планет, почти на 0,1. О чем это может говорить нам, землянам? Вероятнее всего, это скажется на физиологии и психологии человека, но весьма незначительно. В то же время даже такое незначительное повышение гравитации Земли, в соответствии с теорией гравитации Джеймса Фореста, может в будущем привести к переходу на новый уровень эволюции и планеты Земля, и земной жизни, человека и человеческого общества, а в итоге – к тому, что цивилизация планеты Земля сделает новый шаг в своем развитии, к которому она неустанно стремится всю свою историю. Остается только строить догадки, каким он будет, этот новый уровень цивилизации Земли.

Глава четвертая
Космическая жизнь на Венере идет своим чередом

Вскоре после того, как гравитация Венеры достигла уровня 1 g, все стало происходить точно так, как мы и предполагали: орбита Венеры увеличилась и приблизилась к орбите Земли, но на безопасное расстояние, поверхность планеты стала остывать, и довольно интенсивно. И вот это наконец случилось: над Венерой, на высоте 200–250 километров, появилось первое небольшое газовое облако, первый элемент будущей атмосферы этой планеты, первый элемент будущей внеземной жизни.
Вполне возможно, что через несколько лет на мой вопрос о том, что происходит с космической жизнью на этой планете, мой друг, доктор Фин, ответит, не отрываясь от монитора прибора наблюдения: «Все в порядке, космическая жизнь на Венере идет своим чередом».
Да, я забыл сообщить, что доктор Фин все же перешел в наш центр по изучению и освоению Венеры, и мы снова работаем вместе. Он говорит, что это была лишь дань уважения нашей давней дружбе и ничего более, но я-то понимаю, что и он наконец осознал, что за нашим направлением исследований Венеры – будущее, космическое будущее. Что же в итоге? Мы снова вместе и работаем над космическим проектами по освоению Венеры, хотя нет, извините, я оговорился – мы работаем над проектами по изучению и развитию космической жизни на Венере.

Эпилог

А что же космическая жизнь на Марсе? «Возможна она в принципе или нет?» – спросит кто-то. Ответ, конечно же, положительный: она возможна, но, в соответствии с гравитационной теорией нашего великого шефа, доктора Джеймса Фореста, она появится только тогда, когда гравитация Марса достигнет значения 1 (g), то есть космическая жизнь на Марсе появится гораздо позже, чем она появилась на Венере.
Вполне возможно, что тогда же, когда возникнет космическая жизнь на Марсе, появится космическая жизнь и на Меркурии: у этой планеты гравитация также может стать равной 1 (g) примерно в то же самое время.
И если это произойдет, тогда на всех ближних планетах Солнечной системы будет процветать космическая жизнь, это будет область сплошной космической жизни Солнечной системы, а цивилизации этих планет, возможно, сольются в единую космическую цивилизацию Солнечной системы и нашего Солнца.
Вероятно, именно в этом и есть предназначение земной цивилизации, человеческого общества и человека: помочь образованию и развитию внеземной жизни, сначала на одной планете, Венере, а за тем и на других ближних планетах Солнечной системы. Кто знает?

Опубликовано в Традиции & Авангард №4, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Петроченко Владимир

Родился в Подмосковье в 1956 году. Образование высшее техническое. После окончания института работал в вузовской науке, занимался вопросами фундаментальной и прикладной науки. В дальнейшем длительное время работал в Министерстве энергетики РФ. Автор книг по теоретической лингвистике и лингвистике древних цивилизаций «Парадоксальные методы анализа и изучения иностранных языков», «Древнеегипетские “Гимны Атона” – основа письменности древних цивилизаций», фантастических рассказов по современной космологии и космонавтике. Член Российского союза писателей и Интернационального Союза писателей.

Регистрация

Сбросить пароль