Валентин Нервин. НАВСТРЕЧУ ПОСЛЕДНЕЙ УДАЧЕ

***
…а нам казалось — плыли корабли.
А. Ж.

…а ежели спросят на Страшном Суде
о жизни моей неудельной,
я им расскажу, как пускал по воде
кораблик простой, самодельный.
Я был капитаном того корабля,
по-детски — а как же иначе? —
отважно руля не по курсу рубля,
а прямо по курсу удачи.
На свете хватало воды и огня,
соблазнов особого сорта,
но по-флибустьерски достала меня
пробоина с левого борта.

Все наши победы кончались вничью,
а все пораженья — тем паче;
но детский кораблик плывёт по ручью
навстречу последней удаче.

Стансы

Который год заела суета:
по кругу воевали-пировали,
но проносящий ложку мимо рта
насытится когда-нибудь едва ли.

По разуменью каждого из нас,
живём на положении особом;
но суета заела, Бог не спас,
и что-то заколодило за гробом.

Проносятся лихие времена
до апокалипсического срока, —
наверное, кому-нибудь нужна
такая бесполезная морока.

Но чур меня! — сижу навеселе,
по случаю суровой непогоды,
как Человек на суетной земле —
последнее творение природы.

***

Александр Сергеевич Пушкин —
замечательный русский поэт.
Из учебника по литературе

По дороге на Чёрную речку
начались Окаянные дни.
Не гаси поминальную свечку,
заодно и меня помяни.
От Воронежа до Магадана,
дорогая Отчизна, пора
помянуть Александра, Ивана,
Николая, Бориса, Петра…
Мы хлебнули из пушкинской кружки
и до срока сошли в Интернет.

Александр Сергеевич Пушкин —
замечательный русский поэт.

***
Моя весна была простужена
и безоглядно влюблена;
миниатюрная француженка
со мной гуляла допоздна.
Тянуло сыростью по городу
и сквозняками от реки,
мы были счастливы и молоды,
любой простуде вопреки.
Земному таинству причастные,
мы оприходовали дань,
пока французские согласные
лечили слабую гортань.
Переболеем и расстанемся,
но, как потом ни назови,
мы не умрём и не состаримся —
по обе стороны любви.

***
Пройду с утра вдоль нашего квартала —
по достопримечательным местам,
где женщина безумная читала
свои стихи собакам и котам.
Предполагаю, что, по крайней мере,
имея первобытное чутьё,
все эти замечательные звери
беспрекословно слушали её.
Безумия таинственные знаки
и слова эмпирический закон
воронежские кошки и собаки
по жизни понимают испокон.
Как про ´клятый, карябаю бумагу,
а человеку надо по судьбе
найти обыкновенную дворнягу
и взять её в товарищи себе.

Ночной трамвай

По следу ночного трамвая
летят золотые огни,
до самого Первого мая
продлятся пасхальные дни.
А воздух пропах куличами,
поэтому тошно чертям
шататься такими ночами
по нашим трамвайным путям.
Гуляй, чернозёмная рота! —
любая душа, на пропой,
усыпана до поворота
яичной цветной скорлупой.
Я даже не подозреваю,
что время глядит на меня
с подножки ночного трамвая,
на стыках пространства звеня.

Южное

Пряный запах южного курорта,
белые магнолии в цвету;
по дороге от аэропорта
карамель растаяла во рту.
Поселюсь у самого залива,
у седого грека-чудака,
чтобы видеть, как неторопливо
море переходит в облака.
Содержатель маленькой таверны,
где всегда столуются в кредит,
обожает Грина и Жюль Верна,
говорит красиво и навзрыд.
Винный погреб делу не помеха:
можно, выпивая перед сном,
слушать укороченное эхо
вечного прибоя за окном.
А потом хозяйке до упаду
заливать за дружную семью,
за великолепную Элладу,
за дурную голову мою.

Только море — цвета перламутра,
долгий разговор накоротке,
и неувядающий наутро
виноградный вкус на языке…

Тридевятое августа

Тридевятое августа.
Ночь напролёт
я сижу в полутёмном углу «поплавка»,
и какой-то эстет на эстраде поёт:
— Ах, зачем эта ночь так была коротка!..
От луны по воде незатейливый след,
городского романса простые слова, —
дежавю продолжается тысячу лет:
человек умирает, а память жива.
В акватории неба, у всех на виду,
по течению ночи плывут облака.
Не гони лошадей,
я допью и уйду.
Тридевятое августа.
Жизнь коротка.

Приглашение на погост

Сколько снега за ночь навалило! —
никого с утра не удивит,
что моя замшелая могила
приняла благообразный вид.
Я-то нынче из другого теста:
но могу заочно пригласить
в это замечательное место,
где приятно выпить-закусить.
Ёлочка под снегом наклонилась,
птица пролетела на пустырь;
на сегодня — так уж получилось —
я и снег, и ёлка, и снегирь.
Можно долго пить или поститься,
как обыкновенный человек,
но щебечет утренняя птица,
и кружится падающий снег.

Опубликовано в Лёд и пламень №1, 2013

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Нервин Валентин

Родился в 1955 году. Член Союза российских писателей, автор 12 книг стихотворений. Советник государственной гражданской службы РФ 1 класса в отставке. Лауреат литературных премий имени Н. Лескова (Россия) и имени В. Сосюры (Украина), специальной премии Союза российских писателей «За сохранение традиций русской поэзии» (в рамках Международной Волошинской премии–2013), Международной Лермонтовской премии (2014). Стихи переводились на английский, немецкий, румынский, украинский языки. Живёт в Воронеже.

Регистрация

Сбросить пароль