Татьяна Инструкция. ПИСЬМО, ТЕЛЕСНОСТЬ, УРБАНИЗМ

* * *
когда я вижу стихи,
в которых звучит такой разговорный
голос обыденности,
такой обезоруживающе
доверительный,
интимный,
будто автор берет тебя за руку
и, игнорируя все эти
поэтизмы,
всю эту работу с языком
и с наследием
мировой культуры,
мне хочется
прокомментировать так:

«пиши адрес,
я уже выезжаю,
я скоро буду»

* * *
если молельня мне — наковальня,
то молот мой — будуар,

между ними циркуляции,
их в журнальные публикации,

такая вот я поэтесса
из инерции экспресса,

балясинами коннотаций
разворачиваю пасти субстанций

* * *
сахар рассыпается, речь прерывается,
машина письма запускается,

периферийное актуализируется,
данное репроблематизируется,

пустое желание в пустыню гипертекста
забрасывается,
но и внутренняя интенция со счетов
не сбрасывается,

этический поворот усиливается,
но и консенсус его
каким-то макаром трансгрессируется,
змея, хватающая себя за хвост,
рефлектируется,
и тут кольца Борромео актуализируются,

обнаружение приема в письмо внедряется,
всяким герменевтам шанса не оставляется,

исчерпанность сниженного стиля признается,
имплицитная элитарность его распознается,

до предела саморазоблачение письма
доводится,
но нигде этого предела не находится,

чувствую, что ритм провисает, но распад
формы
модернизм мне, вроде бы, разрешает,

жду, когда из захваченности конфигурацией
выпаду,
чтоб на саму себя полюбоваться на выходе

Проблематическая  возрастная элегия

буду вам рассказывать
всякую
дэвидокопперфилдовскую муть

Так начинают,
лет в кому как повезет-сподобится,
от звезды рвутся в тьму прото звезды,

и тут объявляются непосредственно
эвфемизмы и перекручивания,

вот она, мука вынесенного ведра,
возвращается архигубками,
вот они, анатомические различия,
подстерегают ошарашенно,
вот это все повторяется через секундочку,
когда я уже вооружилась участием,

победоносно интересуясь панакотой
и пастисом

Из  цикла  «Любовная  лирика»

* * *
ты сказал, что это перебор
я принесла гитару, тренькнула
и ответила, что это вот перебор

а теперь я тебе на правую ногу
надену перчатку с левой руки

* * *
ты слушал рамштайн,
забивал в поиске «николай бердяев голый
онлайн»

душа не болела она умирала
я всё что ты пишешь прочитать успевала

Из  цикла  «Письмо,  телесность, урбанизм»

* * *
хотя казалось бы,
но не биюсь клаустрофобически в тенденциях,
ибо экстатически сгораю в собственных
потенциях,

занимаю место силы и выползаю оттуда
в слюнях,
это разжижаются слова о границах,
все о границах слова разжижаются
и стекают и шипят на углях,

ну знаю что ждет доля в контрибуции
ну не миндальничала
ну два тела населяю короля
ну вот те на, вот те на

* * *
от мира фактов удушенье
мне хочется остановить,
для усложнения момента
стихам бы время уделить,

люблю манерность поэтизма
и эллипсиса благодать,
в них есть дыханье прагматизма,
который хочется понять

именованье вещи в сути
творится на моих глазах,
значенья слов подобны ртути
и я уже на небесах

Из  цикла  «Судьба  Бытия»

* * *
Вещь несокрытая.

Небо дает вещам что-йность,
земля делает вещь на-стоящей

состоять из земли
и стоять на земле

Этот оглиненный центр наличия,
объект опустынивания,

в нем воля и ничто
поют Вещь,

сказать «вражда» — сказать «Бытие»,
гудящий эрайнис
в земле

* * *
предмет — конец Вещи,
в теле предмета живет Ничто,

«в теле унтерменша
живет мертвый голем»

* * *
Воля — со-держащее становления,
претворение хаоса
в Великий Полдень; скажи —
«в моей жизни
все наново вернется ко мне
бессчетно»,
здесь — посещенность
самым бездонным.

Высокая  Баллада  об  опасности

вот Михаила Кузмина
читала я читала я

у которого лирическое переживанье
создается вокруг фигуры умолчанья

читала я
читала я

а ты сидела в чьей-то позе
и трек поставила тупой
и тут в моем вниманье строчкам
вдруг наступил какой-то сбой

я мыслить начала возмездье
я мыслить начала возмездье

но захрапела пред тобой

Реакционная  лирика

приятненько быть декаденткой,
стихами гандлевского быть,
натужно смеющимся кем-то
на ком-нибудь взглядом застыть

как славно быть угнетенной,
на лестнице слыша шаги,
быть безнадежно спасенной,
целуясь шептать «подожди»

но выспаться перед встречей,
засунуть себя в пальто,
культуру нашу лелеять,
смотря на людей в метро

* * *
вы ходили пешком под стол
а я источала флюиды

вы сидели в библиотеках
а я источала флюиды

вы подошли к концу вы подошли к концу
мои дорогие

Баллада — 9

в.
как безнадежно отдыхаю,
но как достойно ем салат,
мне наплевать, я облетаю,
я падаю спиной назад,
но разве мне в былом блаженстве,
когда подросток лез из жил,
не было все равно, кто в детстве
меня касался и любил,
но эта легкость без названья
имела множество причин,
чтоб я в конце концов назвала
всех моих женщин и мужчин,
ну а потом меня лишь спросят
как вас зовут?
и как наркотики подбросят
и привлекут

Баллада — 14

когда авансы
и анти-обиды
обмыли

то я тебя потом вроде перебивала
и перебивала,
а ты заорал ну разве можно так мучить
интеллектуала,

тараща зренье на тебя
тут стала внутренне
обновлена

Социальная  лирика — 1

где хватает на полразговорца,
там неймдроппинга крутятся кольца,

а у того, кто начеку,
есть неизменное ку-ку

Визуальная  поэзия

пора
описывать
определенный
тут длинное слово
опыт

это только нос

Опубликовано в Вещь №2, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то приобретите премиум-подписку.

Инструкция Татьяна

Альтер-эго поэта, художника и активиста. Дебютная подборка стихов опубликована в сетевом издании «Сигма». Живет в Санкт-Петербурге.

Регистрация

Сбросить пароль