Сергей Лузан. ЛЬДИНА В ЛУНЕ

Баллада об идолах

Овалы лет в стволе веков почувствовав рукой,
На холм крутой втащил с трудом
И стал тесать лесину.
И, с каждым взмахом топора теряя свой покой,
Я божество освобождал из тёмной древесины.
Так лешие на звон луны выходят из трясины.
Освобождался идол мой из плена хвойных смол.
Сгустился профиль.
Ожила улыбка в ломких линиях.
Не так добра, как я хотел, но это идол мой.

Я помню, ночь была с тобой, распутной и святой.
И шорох глаз, и шорох губ, и шорох голубиный.
И мрак, из олова литой, слегка подсвеченный
Свечой,
Мерцал над площадью старинной.
Но исчезал в пространстве иней,
Ты поглощалась влажной тьмой.
Была любовь слепой и сильной.
Не так добра, как я хотел, но это идол мой.

Из пыли пройденных дорог не вылепишь покой.
Я знаю, осень. Кровь моя окрашена рябинами.
На перепутьях остывал, как старец у икон,
Но снова шёл и травы мял, от заморозков синие.
С ветрами шёл, холмами шёл и долгими долинами.
Я знаю, как цветут снега, и знаю жажду в зной.
Дорога на лице моём написана морщинами.
Не так добра, как я хотел, но это идол мой.

Иду один и никому не говорю: «Веди меня!»
Пусть разум не всегда в ладах с неистовой душой,
И жизнь, которая в ладонь легла тяжёлой линией,
Не так добра, как я хочу, но это идол мой.

Нганасанскому художнику Мотюмяку Турдагину

Вымывает тебя из созвездий.
Пахнет снегом и сном Орион.
Митя, мы наклонились над бездной,
И года превращаются в стон.
Ничего…
Будет Пайтурма льдами,
Как цепями, под утро звенеть.
Седина и глаза наши тают,
Не давая душе догореть.
Май промаялся.
Все наши беды
Отойдут по движению солнц.
Я когда-нибудь в гости приеду
Разделить пополам хлеб и соль.
Сяду рядом на хрупкий лишайник,
Буду долго смотреть на мольберт.
Костерок дымом сердце затянет.
Рядом мудрость, улыбка и смерть.
Я когда-нибудь, Митя, приеду.
Будет Боря Молчанов молчать,
И Огдо, и Ненянг наше небо
Тихим шёпотом ветра листать.
Так похожие корни на вены
Станут землю свою обнимать,
А луна, или даже Елена,
Будет эту весну вышивать.
Митя, друг мой родной, Мотюмяку,
Род Турдагиных:
Тундра и кисть!..
Даже слава приходит, однако,
Но проходит хреновая жизнь.

Баллада о печали

Я ждал, когда рассвет одолжит
Свой цвет у листьев сентября.
И в это утро мрак тревожный
Вливался медленно в меня,
Когда едва свеченье дня
Мотивом осени звучало
И красный свет мерцал со дна
Немого озера печали.

На птицу старую похожий,
Рассвет в кварталах крик терял,
И веки под прозрачной кожей
Таили мудрость янтаря.
И дума, что живу я зря.
Душа опору потеряла.
Лицо лишь отсвет озарял
Немого озера печали.

В тумане мира осторожно
Скользила помыслов ладья.
Я чувствовал со странной дрожью,
Как дни над пропастью парят.
И проникал в рассудок яд.
Любовь его не растворяла.
Вставала медленно заря
Немого озера печали.

В чужие всматриваясь лица,
Я знаю, что и вы видали,
Как по утрам седая птица
Парит над озером печали.

Бариеву

Видишь, Юра!
Мир тупой.
Мир тупой, как обух.
Мы поэты оба.
А на кой?
Юра, нет учителей.
Не было и нету.
Нет тебя,
Нет меня
На планете.
Расскажи — я промолчу.
Сам скажу не больше.
Время — только чучело,
Но из нашей кожи.

Брошенный вахтовый посёлок

Грохочет ночь, и стол, и крыша,
И сердце, и луна.
Там, в Нижнем Мире, громко дышит,
Не спит Она.
Не нравится в пурге посёлок
И трактора…
Всё мёртвое, и в тундре голой
Скрипит зола.
Вон там чернеет из-под снега
Семь лет сапог.
Пурга. Луна на мутном небе
Мотает срок.
Обломки арматуры, бочки,
И прах, и тлен.
Журнал, изорванный на клочья
Великих перемен.
Из Мира Нижнего всё время
Глядит Она.
Утихнет скоро всё, и будет
Покой и тьма.

Льдина в луне

Подлунное пятно в морозном киселе.
Сам полный диск луны сейчас почти в зените.
Лёд гулко рвётся в пойме на реке,
И звук хранится в сопках,
Словно в свитках.
Всё это — тишина и княжество снегов.
Осипший волчий вой
Клубится в лунной зыби.
Небрежно нанесён
Носатый профиль мой
Резцом уверенным на ледяную глыбу.
Где раньше видел я?
Где раньше видел я?..
В далёкой юности
Я видел сны скитанья:
Россия голая,
Холодная земля
И глыба…
Нет!
Плита
И лунное сиянье.

Опубликовано в День и ночь №1, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Лузан Сергей

1946 –2018 Родился в Благовещенске. Вырос в городке Мукачево на Западной Украине. Работал матросом промыслового флота на Камчатке. Учился в Москве, был членом « СМОГ » — «самого молодого общества гениев» в 1960-х. В 1970 г. приехал в Норильск. Работал охотником-промысловиком на Таймыре, заведовал красным чумом. Исходил пешком весь Таймыр — от Ледовитого океана до эвенкийской тайги. Был проходчиком на норильских рудниках, обходчиком на газопроводе, диктором, журналистом, редактором издательского центра. Работая на телевидении, снял несколько фильмов. С 2000 по 2005 год — председатель Таймырского регионального отделения Союза писателей. Член правления Союза российских писателей, член Союза журналистов. Сергей Лузан — лауреат международных журналистских конкурсов в Болгарии и Китае. Лауреат премии «Вдохновение» города Норильска за 1996 год, литературной премии Огдо Аксёновой за 1997 год. Публиковал стихи в краевой и местной печати. Автор поэтических сборников: «Волчьи звёзды» (1996), «Долина семи солнц» (1997), «Дикоросы» (2003), «Седина» (2006); сборника прозы «Кубок ветра» (1998). Стихи и рассказы печатались в сборниках «Встреча» (1982), «Белый олень Сэреко» (1994), «Гнездовье вьюг» (1994), «Мою весну не заметёт пурга» (1995), «На поэтическом меридиане» (1998), «Стая» (2001), «Дух зимовья» (2004), «В наших северах» (2005), «Да не покинет вас любовь» (2006). В последние годы Сергей Лузан проживал в Новом Изборске на Псковщине.

Регистрация

Сбросить пароль