Римма Ахмедьянова. ПУТЬ К ВЕРЕ

Рассказ.  Авторский перевод с башкирского

Дина росла, внимая молитвам и наставлениям бабушки. С будущим мужем она познакомилась в мечети, со дня их женитьбы прошло всего полгода. Молодая женщина начала совершать намаз, постигла основы ислама. В священном месяце Рамадан надела платок и длинное платье. Больше никто уже не видел ее с непокрытой головой.
Дина работала в одной организации секретарем. На дворе стояла середина лета, большинство сотрудников находилось в отпуске. И поэтому на ее внешность никто особого внимания не обратил. Вот только через неделю на работу вышел шеф и сразу же сделал своему секретарю замечание:
– Ты зачем надела платок, не старуха же еще?
– Я теперь читаю намаз, Сабир Султанович.
– Я тебе на такое разрешения не давал. Ничего себе! Чтобы молодая красивая женщина так укутывалась. Не идет тебе. Успеешь еще, когда выйдешь на пенсию.
– Я мусульманка, Аллах принимает молитвы женщин и девушек только в соответствующей одежде.
…Он вспомнил первый день их встречи. На собеседование пришла девушка удивительной красоты: тонкая талия, стройные ноги, брови вразлет, большие серые глаза с длиннющими пушистыми ресницами. В белоснежной блузке, черной юбке, даже с простой прической, пучком, как у балерины, она была прелестна. Грациозные, плавные движения, изящные, как у пианисток, пальчики. Что-то непорочно-чистое, благородное было в облике Дины. Сабиру девушка очень понравилась, он с радостью принял ее на работу.
Она превосходно справлялась со своими обязанностями, была тактична и вежлива со всеми сотрудниками. Хорошо знавшие Сабира люди уже пускали про шефа и секретаршу сомнительные слухи. И он сам был бы не прочь иметь такую любовницу. Только девушка оказалась слишком правильной. И вот такая красавица, драгоценное украшение фирмы, вышла замуж непонятно за кого и укуталась в тряпки, как старуха – возмущению Сабира Султановича не было предела.
Через неделю начальник опять поднял этот вопрос.
– Здесь приличная организация, а не мечеть, не богомольня. На тебя будут смотреть с подозрением, немедленно пиши заявление на увольнение, освободи место!
– Простите, но я беременна.
– Ничего страшного. У тебя есть работающий муж. А жены мусульман должны сидеть дома. Вот тебе бог, вот тебе и порог.
Через полчаса заявление было написано, и беременная женщина ушла с работы…
Вынудивший ее уволиться Сабир Султанович был атеистом, за всю свою жизнь ни разу не сказавшим священного слова «Бисмилла». Даже в мечети он был всего один раз, да и то лишь во время экскурсии, когда посетил знаменитую казанскую «Кул-Шариф».
Стоило Дине уйти, как на ее место приняли Киру, которая и стилем одежды, и своими свободными нравами сразу же пришлась по душе начальнику. Жгучая брюнетка с черными глазами, соблазнительными формами. Пышногрудая, почти всегда откровенное декольте… В глазах – огонь, обещание запретного, а оттого такого сладкого…

Очи черные, очи страстные,
Очи жгучие и прекрасные…

Ему сразу вспомнились слова известного романса, как будто именно о ней эти строки… Такая яркая, живая, такая обольстительная и желанная…
Кира через неделю стала любовницей своего шефа.
Жена Сабира Султановича терпела выходки мужа молча, что очень плачевно отразилось на ее здоровье. Из-за сильных переживаний у нее развилась гипертония, которая вскоре неумолимо привела к инсульту. Когда женщина лежала в реанимации, Сабиру Султановичу приснился страшный сон.
…На улицу рекой стекается народ, похоже, что кого-то хоронят, играет печальная музыка. Красный гроб, кроваво-красные цветы.
– Кого это хоронят? – спрашивает мужчина.
– Кого же еще, конечно, мерзавца Сабира! – отвечают ему.
– Столько невинных людей он обидел, что даже не хочу участвовать в его отпевании, – с ненавистью говорит мулла в зеленой чалме.
Проснулся Сабир весь мокрый, в холодном липком поту. Ужас какой! Хоть бы один человек сказал о нем доброе слово! Неужели он настолько плохой?!
Утром мужчина помчался в реанимацию, попытался сунуть врачам денег – они не взяли. Врачи не смогли вывести его жену из комы, а может, она сама не хотела просыпаться.
После похорон матери сын высказал все, что накопилось в сердце:
– Прощай, у меня больше нет мамы. Ты виноват во всем. Видеть тебя не хочу. Живи со своей проституткой Кирой. Не-на-ви-жу тебя! – сын ушел, хлопнув дверью.
Сын говорил так, как будто видит отца последний раз в своей жизни, а может, предчувствовал смерть. Отец и сын, оба – гордые и неприступные, перестали общаться. Каждый считал себя правым, первым не шел на примирение. Отец и сын стали врагами, разорвались родственные узы. С кончиной супруги и матери оборвалась хрупкая ниточка, связывающая ее самых близких родственников.
Через два года сын вместе с невесткой попали в аварию на новеньком «Фольксвагене». Молодая была на пятом месяце беременности. Скорая помощь приехала поздно, слишком поздно.
…Когда он выходил из кладбища, его остановила какая-то старуха. Она была вся в белом, с укором глядя прямо в глаза его, странная незнакомка произнесла:
– Грешен, ты грешен… Покайся, сын мой, пока не поздно! В аду гореть ведь будешь…
– Кто ты такая? – вскрикнул он, и, как ни странно… исчезла старуха.
«С ума схожу я», – промелькнуло в голове, ему стало страшно. Казалось, кто-то железной рукой сжал горло, от волнения сперло дыхание, в висках стучало. Мужчина чувствовал себя очень плохо… Шел машинально, спотыкаясь на каждом шагу. Если бы его с двух сторон не поддерживали сватья, упал и остался бы лежать у ворот кладбища…
Поминки детей справили в кафе, родственники невестки, попрощавшись, уехали к себе домой.
Стояла мертвая тишина, он слышал, как сильно стучит его собственное сердце. Его обуяла жуткая тревога. Так стало тоскливо, хоть волком вой. Оставшись в квартире совсем один, мужчина упал на пол и горько заплакал. В какой-то момент у него даже возникло желание сесть в ванну и перерезать себе вены. Обессилевший от переживаний, мужчина не заметил, как заснул на полу.
Во сне Сабир Султанович увидел сына с невесткой.
– Отец, нам здесь нравится, не переживай за нас. Ты только читай молитвы и почаще подавай милостыню, – сказал сын.
Мужчина принес из магазина целую сумку с выпивкой, пил он беспробудно, закрывшись дома, не выходя на работу. Он чувствовал себя самым несчастным, никому не нужным. Очень было ему одиноко. …Все рухнуло, ничего уже не вернуть, остается только пить горькую и лить слезы. Обнимал портрет сына, целовал и поливал обильными слезами любимые черты… Вот только почти каждый раз, когда он засыпал пьяным, ему снились родные, так что он боялся даже спать. Сабир Султанович совершенно потерял покой и в отчаянии метался по квартире, не находя себе места.
Его заместитель, воспользовавшись удобным случаем, быстро занял кресло руководителя. А Киры давно уже не было в Уфе: на свадьбе младшей сестры она познакомилась с холостяком намного богаче, с помощью женских чар приворожила его так, что он влюбился в нее, как пылкий юноша. Очень быстро вышла замуж и уехала в Москву. Кира забыла бывшего шефа.
Сабиру было очень горько ощущать себя никому не нужным. Его уважали и принимали во внимание только, когда был авторитет – теперь никто ему и не звонит, разве что только родственники жены иногда спрашивают, как дела. Их роднит с Сабиром общее горе, наверное, не может быть большего несчастья для родителей, чем потерять своего ребенка. Когда-то он считал себя заместителем Всевышнего на земле, слишком был высокомерным и надменным. Только потеряв самых близких и вкусив горечь утраты, он понял, насколько отдалился от Аллаха. Понял, что он жалкий раб, утонувший в грехах.
Во сне увидел жену с сыном. Они явились к нему в белоснежных блестящих одеждах, жена была ослепительно красива и молода, как много-много лет назад… Супруга в руках держала Коран и обратилась к мужу:
– Покайся, Сабир, ты должен помочь младенцу, поспеши совершить добро, – и только она произнесла это, как он проснулся.
Побрившись и приняв душ, мужчина надел свитер, связанный женой, и пошел в мечеть. Долго сидел там, слушал волшебные звуки азана. Наблюдал, как мужчины совершают намаз. Спокойно не мог слушать: слезы текли рекой. Он не стеснялся слез своих. Со слезами лились его страдания, постепенно приходило утешение. Долго сидел он, казалось, даже время остановилось. Время давало возможность прийти в себя, успокоиться. Казалось, люди смотрят на него с сочувствием.
Мужчина со страшным шрамом на лице, в старом свитере, из рукавов которого видны были наколки, сидел рядом.
«Бывший зэк, грехи замаливает. А чем лучше его я, старый лузер?»  – подумал Сабир. Встав на колени, исповедал все свои грехи, попросил у Аллаха прощения. Хазрату дал щедрый хайер. У ворот мечети стояли старушки-побирушки. И их не обделил вниманием. Они, обрадованные подаянием столь доброго прихожанина, искренне пожелали ему всех благ.
И с тех пор бросил пить. Вначале без выпивки было непросто, но он терпел. Ходил в мечеть два раза в неделю, потом – через день. На Курбан-байрам познакомился с вдовой Гайшой, душевные раны начали затягиваться. Вскоре он начал совершать намаз. Продав квартиру, Сабир пожертвовал вырученные средства на строительство мечети в деревне жены, сам же жил в загородном доме. В огромном особняке одному было тоскливо, да и за порядком в комнатах следить непросто. Тогда Сабир пригласил к себе в помощницы Гайшу, через несколько месяцев они поженились и начали жить вместе. И неважно, что его жена работает простым вахтером, от прежней спеси Сабир, когда он был руководителем, не осталось и следа. Теперь он превратился в спокойного, смиренного человека.
… У Дины родился сын. Когда мальчику исполнилось семь месяцев, у него обнаружилась серьезная болезнь. Таковым было последствие стресса, перенесенного женщиной во время беременности. Бедняжке пришлось месяцами лежать в больницах. Но даже такие тяжелые испытания, выпавшие на ее долю, женщина перенесла без слез и стенаний, с удивительным терпением и выдержкой. Очередную операцию предложили провести в Москве, операция платная и нужно было срочно собрать большую сумму денег.
Передачу о маленьком Мухаммате увидел и Сабир; когда он узнал Дину, больно кольнуло в сердце. Мужчина почувствовал себя виноватым. Он же тогда обидел беременную женщину, вот и самому потом пришлось перенести еще более тяжкое горе, испытания друг за другом обрушились на его грешную голову.
Сабир решил немедленно помочь малышу, быстро записал банковские реквизиты и отправил нужную сумму. Денежный перевод сделал от имени жены: мужчине подумалось, что от него Дина деньги не примет.
Сабир был безмерно рад этому бескорыстному поступку, совершенному им впервые в жизни. Прошла бессонница, он быстро засыпал, уже не мучили кошмары, и сны снились ему такие приятные, такие красивые…
Операция прошла успешно, Дина была очень благодарна тем, кто оказал ей материальную поддержку, и в своих молитвах желала им здоровья и благополучия. Чистая сердцем женщина была уверена, что им оказали бескорыстную помощь люди искренние и высоконравственные. После курса реабилитации малыш встал на ноги.

Опубликовано в Бельские просторы №6, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Ахмедьянова Римма

Родилась 17 января 1972 года в деревне Мечетлино Салаватского района. Окончила факультет башкирской филологии БашГПИ (ныне БГПУ им. М. Акмуллы). Работала в школе, научном издательстве «Башкирская энциклопедия». В настоящее время – в издательстве «Китап» им. Зайнаб Биишевой. Пишет рассказы на башкирском и русском языках. Награждена дипломом конкурса имени Мустая Карима за рассказ «Путь к вере» (2019).

Регистрация

Сбросить пароль