Ольга Немежикова. ГОЛАЯ ВЕСНА. «ЗАПОВЕДНИК СТОЛБЫ»

Весна в сибирской тайге протекает в пять чётких этапов: снежная, пёстрая, голая, зелёная и предлетье. Каждый из них прекрасен по-своему, я же хочу рассказать о «первоцветном» периоде, который в «официальной» фенологии заповедника «Столбы» длится с 27 апреля по 22 мая. Лес в это время дивно прозрачен (почки лиственных деревьев и кустарников только проклёвываются, потому весна называется голой), но земля успела прогреться и радует первоцветами. Птицы поют, бабочки порхают, жужжат шмели, носятся бурундуки, воздух благоухает!

Уже появились таёжные клещи, но разве они отпугнут настоящего натуралиста?! Никогда! Он заранее поставит прививки и насладится всеми красотами пробуждающейся тайги.

Лес один для всех, однако каждый любитель природы видит его по-своему, и нет конца описаниям его воплощений. Предлагаю совершить пять прогулок в голую весну 2017 года, отмеченную редким явлением — снеголомом, пройти весь период до первого дня зелёной весны, чтобы в этот же день, поднявшись из долины к центральным скалам, встретиться снова с первым днём голой весны.

После ночного урагана

30.04.2017. Несколько дней стояла палящая жара, а за ночь шквальный ветер всё изменил. Тайга притихла под мокрым небом, приходит в себя после первого солнечного удара и урагана.

Иду по лесной тропинке вдоль Лалетины, пытаюсь уловить аромат ранней весны, но нет никакого особенного аромата, это воздух так густо напоён влагой, что, кажется, не дышишь, а пьёшь. Или… поёшь? Душа, открытая чуду, поёт, потому что всё вокруг, несмотря на бесцветное небо, приятно глазам и чувствам.

Над тёмной землёй танцуют на месте, взявшись за руки, балеринки в кисейных пачках — зеленеет полупрозрачный ковёр ветреницы алтайской, она в полной своей поре. Моросит полусонный дождь, и ветреницы свернули лепестки в кулончики, поникшие в ожидании солнца. Стоит распогодиться, и навстречу лучам доверчиво раскроются белые звёздочки с пушистыми шариками-сердечками.

Тут и там среди ветрениц матово желтеют немногочисленные пока примулы и хохлатки, едва заметен синеватый крап первых медуниц.

Зато по берегам Лалетины, не опасаясь дождя, распахнулись яркожёлтые венчики приземистых калужниц, ранних, в эту пору ещё мелковатых, лаково светятся среди бурых кочек у тёмной воды под путаницей черёмуховых ветвей. Калужница болотная — красивейшая спутница горных ручьёв. Едва появившись, спешит она расцвести, надолго украсить речку, ведь у неё в запасе множество бутонов и сочной зелени.

Зелени на лесном опаде негусто, лишь вокруг прошлогодних стеблей крапивы бурное оживление — пробиваются щётками жгучие всходы. Лиственные деревья и кустарники, особенно на фоне неба, и вовсе как нарисованные графитовым карандашом.

Хребты заметно оттаяли, но в логах снега ещё с избытком. Плотно лежит, похожий на белоснежный бисквит с прослойками зимнего сора из чёрной трухи, чешуек, блёклых игл, битых веточек.

После перевала я свернула с большой дороги на лесную тропинку к Царской Калитке. Прошла пояс смешанного леса, поднялась в темнохвой. Здесь, в царстве пихт, сосен, кедров и пока ещё голых лиственниц, морось, как по волшебству, сменилась снегом, редким, мокрым, неторопливым. Будто снежинки не в воздухе падали, а оседали в воде, растворяясь бесследно.

Сама Калитка прикрыта мшистым одеялом, присыпанным прошлогодней хвоей,— в ожидании лета дремлют древние камни, спрятанные среди вековых деревьев. Потаённое место, тихое, умиротворённое, хотя расположено совсем недалеко от центральных скал и хоженых троп.

Медитативную тишину нарушила бойкая кедровка. Уселась на верхушку высоченной пихты и, невзирая на осадки, как давай распеваться! Да с вывертами, будто голосовые связки взялась упражнять.

Посвистывала и повизгивала, потрескивала, пощёлкивала и клекотала, а когда угомонилась, снег прекратился. Отовсюду послышались голоса мелких пичуг.

Откуда ни возьмись, выпорхнул поползень, подхватил семечко из насыпанного мною угощения, перелетел на сосну, устроился на стволе вниз головой и начал добывать зёрнышко. Расклевал, за новым отправился.

Ночной ураган обновил в тайге воздух и повалил ослабленные деревья. Ниже Калитки через тропинку рухнула дородная, в два обхвата, сосна. Ствол раскололся от падения, обнажив прогнившую сердцевину, развалились на поленья толстые, как щупальца гигантского спрута, изогнутые ветки. Тут же, среди ворохов хвои, полегла вывернутая с корнем красавица-берёза, которой стоять бы ещё да стоять — росла, на беду, по ходу падения. Но так уж в тайге устроено: лесина валится, и вокруг не только щепки летят. Однако нет грусти в этой картине, лишь изумление и восхищение мощью лесных великанов. Нет грусти, потому что из-под снега появляется перезимовавшая трава, такая же яркая и густая, как лапы пихтовые. Сейчас их зелёный цвет в тон травы попадает настолько, что издали трава кажется продолжением этих лап. Так и в жизни: одно незаметно подхватывает другое, не даёт оборваться, пропасть.

Обходя упавшие деревья, обратила внимание на долговязый сосновый пень: давно стоит, понемногу ветшает. На нём в метре от земли выросла диковина: огромный, как блинная сковорода, слоистый гриб.

Угольно-чёрный, блестящий, с широкой киноварно-красной оторочкой, подогнут оранжевой выпуклой кромкой. Испод гриба трубчатый, цвета топлёного молока. По-научному гриб этот называется трутовик окаймлённый. Он наряден настолько, что кажется сказочным.

Среди снега, мха и травы пробиваются к свету новорождённые «ёршики» хвойных.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Енисей №1, 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Немежикова Ольга

Красноярск, 1965 г. р. Родилась в Красноярске. Окончила с отличием два факультета в КИЦМ (ныне ИЦМ и М ) по специальностям «Горный инженер-геолог» (Ленинская стипендиатка, 1987), «Экономист» (1993). Финалист литературного конкурса имени И. Д. Рождественского (2016). Публикации в литературном журнале «День и ночь».

Регистрация

Сбросить пароль