Олег Озеров. КАРИМ ХАКИМОВ: ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ

О судьбах ислама и коммунизма в России

Любовь к отеческим гробам.
А. С. Пушкин
Понять и не судить.
Жорж Сименон
Сражаются идеи, а погибают люди.
Собственный афоризм

Обращение к читателям журнала «Бельские просторы»

Уважаемые читатели!
Не скрою, что я с большим волнением вверяю журналу свою рукопись о жизни одного из самых выдающихся людей Башкортостана – Карима Абдрауфовича Хакимова.
В предисловии, которое публикуется ниже, я раскрываю мотивы своего внимания к этой теме. А в обращении к вам хочу объяснить, почему решил начать публикацию глав своей книги именно с журнала «Бельские просторы».
Во-первых, потому, что знаю об этом журнале как о серьезном литературном издании, которое весьма тщательно относится к подбору публикаций авторов. Вовторых, мне показалось справедливым и правильным вынести новую книгу (пока это незаконченный труд) на суд, прежде всего, жителей Башкортостана. Кому, как не им, в первую очередь прочесть и оценить рассказ об их знаменитом соотечественнике.
Не скрою, что основные факты о его жизни я почерпнул из канонической в какойто степени книги Л.З. Гадилова и Ф.Х. Гумерова «Революционер-дипломат». Более того, я добросовестно привожу собранные ими факты в своем изложении жизненного пути Карима Хакимова. В публикуемых главах еще не везде даны нужные сноски. Они, безусловно, появятся к моменту выхода книги из печати.
Однако речь идет не просто о том, чтобы перелицевать уже хорошо известные события, а о том, чтобы попытаться обобщить факты жизни и по-новому прочесть биографию этого замечательного человека, понять ту атмосферу и ту идейную борьбу, которая шла в нашей стране в первой трети двадцатого века, и посмотреть, какое место в ней занимал наш герой.
Надеюсь, что новая подача материала и некоторые новые факты, темы и повороты событий привлекут ваше внимание, а многих заставят задуматься о ценности Истории как учебника не только прошлого, но и будущего. Возможно, кому-то покажется, что в книге много лишних деталей и что это приводит к потере динамизма изложения, но ради скрупулезного разбора важнейших, как мне кажется, событий, большинство которых имело непосредственное влияние на судьбу Карима Хакимова и всей нашей страны, чем-то пришлось пожертвовать. Выражаю искреннюю благодарность Зареме Хасановне Гиндуллиной, внучатой племяннице Карима Хакимова, за предоставленные материалы, фотографии и доб рые советы.
Желаю вам спокойного и вдумчивого чтения этого местами непростого текста.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Взяться за написание этой книги меня побудило, прежде всего, мое пребывание в течение семи лет в качестве Посла России в Саудовской Аравии. Работа на этом посту, которую я совмещал с деятельностью в качестве постоянного представителя России при Организации исламского сотрудничества, не раз демонстрировала мне, как история непосредственно влияет на день сегодняшний и, если перефразировать сакраментальную фразу юристов, — незнание истории не освобождает от ответственности. Более того, игнорирование или непонимание истории, в данном случае истории российско-саудовских отношений, их генезиса, либо наносит ущерб связям двух стран, либо сильно сужает поле маневра дипломатов. И, наоборот, знание роли основоположника наших отношений с российской стороны способствует глубокому осознанию коренных интересов двух стран, помогает через прошлое увидеть их будущее.

Изучение судьбы и деятельности Карима Хакимова — первого российского полпреда в Саудовской Аравии, имеет непреходящее значение для осмысления истоков и природы наших взаимоотношений с Востоком в целом — как арабским, так и мусульманским.
Чем дальше от нас отстоит то время, тем больше открывается значимость того, что сделали К. А. Хакимов и советская дипломатия того периода — вне зависимости от отношения исследователей к тому периоду истории и к самому феномену СССР.
При этом важным представляется не столько изучение фактов жизни К. Хакимова и не перемена взгляда на него как на несомненно выдающегося политического деятеля и дипломата первой трети двадцатого века.
Его деятельность была не раз описана в биографиях Л. З. Гадилова и Ф. З. Гумерова, диссертации Р. Ф. Хайретдинова, подробных, хотя и со множествами допущений очерках Г. Г. Косача, статьях бывшего посла России в Саудовской Аравии (1995–2000 гг.), профессора И. А. Мелихова (также в прошлом — с 1996 по 2000 гг. — посла в Саудовской Аравии), фундаментальном труде академика А. М. Васильева «История Саудовской Аравии», недавней обстоятельной книге академика В. В. Наумкина «Несостоявшееся партнерство: советская дипломатия в Саудовской Аравии между двумя мировыми войнами» и ряде работ других авторов.
Однако сделанный этими биографами и учеными-востоковедами анализ его деятельности все-таки был ограничен задачами, которые стояли перед ними и историческими обстоятельствами, в которых эти работы писались. Скажем, биография, написанная в 1960 году Л. З. Гадиловым (мужем сестры К. А. Хакимова) и Ф. Х. Гумеровым, была санкционирована партийными властями эпохи Н. С. Хрущева и имела целью показать, какие замечательные люди попали под каток сталинских репрессий. Уже хотя бы поэтому она не допускала никаких идеологических отступлений от образа пламенного революционера и верного ленинца.
Она подвергалась жесточайшей цензуре со стороны партийных органов.
В ней, например, нигде не найти упоминаний о том, что К. Хакимов был мусульманином и явно не относился к тем богоборцам в коммунистической среде, которые обрушивали репрессии на головы верующих. Это не отменяет гражданского подвига Л. З. Гадилова, который вскоре после расстрела зятя, как свидетельствует его внучка Зарема Гиндуллина 1 , начал тайно собирать факты его жизни, храня их на чердаке в доме на ул. Аксакова в Уфе, и потому уже в 1960 году, вскоре после реабилитации К. А. Хакимова, смог опубликовать книгу о выдающемся советском дипломате и великом сыне Башкирии.
Книга академика мирового уровня А. М. Васильева, являющаяся основополагающей в нашей историографии по Саудовской Аравии, посвящена истории этой страны и освещает деятельность К. А. Хакимова лишь в части его профессиональной деятельности в период его пребывания там, и соответствующая глава сконцентрирована на проблематике саудовско-советских отношений.
Упомянутая выше фундаментальная работа академика В. В. Наумкина затрагивает в основном деятельность Хакимова на посту генерального консула и полпреда СССР в Саудовской Аравии. Многие аспекты его становления как дипломата и политического деятеля вынужденно остались за кадром.
Им посвящено лишь четыре страницы этого объемного труда. А этапы становления К. Хакимова, его трансформации из правоверного мусульманина в «мусульманского коммуниста» очень важны для понимания его роли во внутренней и внешней политике страны, как и те люди, которые окружали его или способствовали его формированию.
Чрезвычайно интересным представляется проследить, как из мальчика, родившегося в простой крестьянской семье, вырос профессиональный революционер, который затем из разрушителя старых порядков превратился в дипломата и созидающего державу государственного деятеля.
Г. Г. Косач очень детально рассмотрел оренбургский период жизни К. Хакимова, в основном через призму его борьбы со сторонниками башкирского национального движения той поры и с частью коммунистов, поддерживавших национальные устремления башкир, которых он не без оснований называет «бывшими джадидами». Однако многие выдвинутые им тезисы — об этническом блоке татарских коммунистов, в который якобы входил К. Хакимов, о будто бы карьерных устремлениях нашего героя, о том, что «его конкретные действия в  направлении пробуждения «революционной энергии» народов Востока лишь возобновляли традиции» прошлого (читай: имперские) нуждаются как минимум в более серьезных доказательствах.
С учетом всех этих ранее проведенных исследований, важным представляется беспристрастное рассмотрение его личности и деятельности через призму той эпохи, столкновения идеологий и идентичностей — коммунистической, исламской, национальной башкирской и татарской, пантуранской (тюркской), панисламистской, неоосманской и более широко — коллизии геополитических концепций (советско-российской и британской), даже если они тогда так не назывались, но латентно присутствовали в политических расчетах великих держав.
Хочется также увидеть в К. А. Хакимове не только политического деятеля той поры, дипломата, но и человека, с его сильными и слабыми сторонами, эмоциями, культурными предпочтениями, жившего в ту эпоху. Причем взглянуть на него не только с позиций сегодняшнего дня и нашего исторического знания, но как бы изнутри, глазами людей того времени.
Важно не столько найти новые факты его биографии, что сделать довольно затруднительно, так как они в большей своей части давно исследованы и опубликованы, сколько обобщить уже сказанное о нем, о различных этапах его жизни, бросить на нее свежий взгляд К.А. Хакимов – Дипломатический представитель СССР в Королевстве Хиджаз. Джедда, 1924 г. с иного ракурса, исправить отдельные, в основном невольные, неточности в ранних биографиях, проанализировать его мировоззрение и мировоззрение тех людей, с которыми он вступал в соприкосновение, в контексте нового исторического знания, полученного в последние годы за счет появления в открытом доступе свежих архивных данных о первой трети двадцатого века.
Интересен для исследователя, а особенно для исследователя-дипломата и другой момент — соотношение политики государства и личности, ее реализующей. Иными словами — дипломат лишь выполняет инструкции Центра или причастен к формированию политического курса, и если да, то насколько? Как это реализуется на разных исторических этапах? Есть ли какая-либо историческая закономерность в том, что в какие-то периоды истории роль личности становится едва ли не решающей, а в другие — она ничтожна и дипломат оценивается только по степени точности выполнения заданий своего министерства и шире — политического руководства? И что делать принципиальному человеку и дипломату, каким и был Карим Хакимов, если директивы свыше начинают расходиться с его убеждениями? Уходить в отставку, пытаться доказать свою правоту, искать союзников во власти и выстраивать с ними альянсы или молчать?
Рассмотрение  этих  вопросов на примере героической и в то же время трагической судьбы К. Хакимова видится весьма актуальным, поскольку он заплатил жизнью за дело рук своих, иными словами — самую большую цену из всех возможных. Иные за верность своим убеждениям и верность выбранной линии поведения платят карьерой, сменой направления деятельности, но К. А. Хакимов был расстрелян, и очевидно, что это так или иначе было связано с его дипломатической работой на саудовском направлении.

ДЕТСТВО И ОТРОЧЕСТВО

Если вернешься на берег Дёмы,
Где тополя шелестят на ветру,
Тихо пройди луговиной знакомой, —
Там я недавно бродил поутру…
Я не вернусь на тихую Дёму,
Молодости воротить не могу,
Но, устремляясь мечтой к былому,
Сердце гостит на твоем берегу.
Дёме вверял я мои печали.
Как мне сочувствовала она!
Волны участливо мне отвечали,
Сердце мое понимая до дна.
Другом заветным считал я Дёму,
Чуткие, светлые волны ее,
И никому, никому другому
Не доверялось сердце мое.
Помню, как мне по ночам весенним
Дёма внимала, забыв покой,
Как волновалась моим волненьем,
Как тосковала моей тоской…
Дёма на волнах меня качала,
С нею мечталось мне горячей.
Молодость, жизни моей начало,
Я безоглядно оставил ей…

Муса Джалиль

Родился наш герой на берегах воспетой Мусой Джалилем реки Дёмы в татарском селе Дюсян (Дюсяново) Белебеевского уезда Уфимской губернии (ныне Бижбулякский район Башкортостана) 15 ноября 1890 (по старому стилю, по другим данным, указанным им самим в автобиографии, 28 ноября 1892) года, когда в стране шли масштабные капиталистические  преобразования, шатались прежние феодальные устои, бурно развивалась промышленность, быстро росли старые и появлялись новые города. Однако эти события на тот период мало затрагивали эту татарскую деревеньку на юго-западе Уфимской губернии, где она соседствовала с Оренбургской.

Жизнь там, на живописных берегах реки Дёмы, шла своим чередом, далеким от мчавшегося вперед поезда радикальных перемен в жизни России благодаря трудам великого и недооцененного реформатора Александра III.
Люди были заняты тяжелым крестьянским трудом. Как писала в своих воспоминаниях сестра Карима 2 Магния, в крестьянской семье Абдрауфа, их отца, было четыре мальчика и одна девочка. Сам Карим, который был третьим, говорил о семье из восьми душ, но тогда в многодетных семьях многие дети умирали, и о них впоследствии не всегда вспоминали даже ближайшие родственники. Всего в семье Карима родилось 15 детей, многие из них умерли.
Есть такое поверье: человек либо оправдывает свое имя, либо опровергает. Карим по-арабски (а имена в те времена брались из Корана) — достойный.
А Хаким — мудрый. Иными словами — Карим Хакимов — достойный из мудрых. И он оправдал свое имя. Наверное, и даже наверняка, во многом его жизнь и дорога были предопределены тем, что он родился у бедных, но достойных родителей. Не зря же говорят, что за каждым великим человеком стоит великая мать. Матерью Карима была Хамида Мухаетгали Зейнибаширова.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Бельские просторы №4, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Озеров Олег

Родился в 1958 г. Окончил МГИМО, работал в Сирии, Тунисе, Франции. Посол России в Саудовской Аравии в 2010–2017 гг. С августа 2017 г. — заместитель директора департамента Африки МИД России.

Регистрация

Сбросить пароль