Нина Турицына. “СЕЛЬСКАЯ ЧЕСТЬ” И “ВИЛЛИСЫ” 

Премьера в Башкирском государственном театре оперы и балета г. Уфы

Была на премьере 16 января 2022 г. Парой к одноактной опере «Сельская честь» главный дирижер БГТОБ Артем Валентинович Макаров предложил оперу «Виллисы».
Это объединение некоторые наши обозреватели сочли «удивлением для меломанов – две совершенно не имеющих ничего общего оперы: первая – на реалистичный сюжет, вторая – готическая сказка о любви». Удивляет одно, как можно было не заметить то, что их объединяет. Оба итальянских композитора – почти ровесники: Пьетро Масканьи (1863–1945), Джакомо Пуччини (1858–1924), оба сочиняли в стиле веризм. Но основное – обе оперы объединены одной главной темой: измена и предательство должны быть наказаны. Нет, в этих маленьких операх, написанных 25-летними композиторами («Сельская честь» – в 1888-м, «Виллисы» – в 1883-м), – отзвуки античной трагедии и страстей шекспировских масштабов. Веризм пришел из литературы, одним из столпов его и был автор новеллы, по которой создано либретто «Сельской чести» – Джованни Верга. Возникла новелла, повествующая о современной жизни обычных людей. Лола и Туриддо любили друг друга, но парня забрали в армию, девушка его не дождалась. Придя после службы, он нашел Сантуццу, которая стала его невестой, но Лола опять на его пути – ведь все происходит в сицилийской деревне. Муж Лолы Альфио – возчик, он все время в разъездах, с лошадьми. Наверное, отсюда и итальянское название оперы «Cavalleria rusticana», которое можно перевести как деревенский лошадник, возчик, кучер. Именно он станет мстителем за неверную жену, жестоко убив соперника.
Несколько слов об истории создания произведения: миланский газетный магнат Эдоардо Сонцоньо в 1888 году объявил очередной конкурс одноактных опер. Несколькими годами ранее жюри этого конкурса по разным причинам проигнорировало первую оперу Д. Пуччини. Неудачный опыт приятеля не остановил молодого композитора Пьетро Масканьи. Прошло уже три года, как он со скандалом покинул Миланскую консерваторию. Его семья настолько нуждалась, что он был не в состоянии купить себе даже нотную бумагу. Устроившись дирижером и педагогом в музыкальную школу в апулийском городе Чериньола, Масканьи безуспешно пытался писать оперы.
Либретто композитор заказал своему другу Джованни Тарджони-Тоцетти и писателю Гвидо Менаски. В основу легла новелла, переделанная автором, Джованни Вергой, в пьесу. Масканьи написал музыку в рекордные два месяца, но тянул с отправкой нот, поскольку сомневался в успешности своего сочинения. В последний момент рукопись на конкурс отправила его супруга Лина, решительному поступку которой мы и должны быть признательны. Жюри долго выбирало победителя из 73 представленных работ. «Сельская честь» удостоилась первой премии, а ее автор – двухлетнего содержания и контракта с издательством Сонцоньо. Сбылось все, о чем Масканьи прежде мог только мечтать! Скажу больше: на гонорары с постановок он жил всю жизнь. Не потому, что ленился! Ему хотелось развиваться, а не повторять найденные клише веризма. Он желал нового: декаданса, экспрессионизма, ориентализма, оперетты, но эта первая опера затмила всё. И по сей день она самая популярная. А тогда она давалась в среднем 21 раз в месяц 55 лет подряд во всех странах мира!
«К сожалению, я написал эту оперу первой. Я был коронован прежде, чем стал королем», – так горько Масканьи оценил феноменальный успех своего дебюта. «Сельская честь» осталась его единственным шедевром. Подобное проклятие постигло и другого выдающегося вериста, Руджеро Леонкавалло, чья одноактная опера «Паяцы» идет в нашем театре. Примитивные персонажи веристских опер с яркими, но низменными страстями оказались не слишком вдохновляющими даже для их авторов. Однако опера пленяет каждого нового слушателя изумительно красивой музыкой и впечатляющими драматическими сценами. По сценарию первую арию Туриддо поет один, вспоминая недавнее свидание с любимой, но в новой постановке она идет на авансцене в объятьях Лолы. По-моему, Владимир Орфеев справился со своей большой трудной ролью достойно. Он красив, артистичен, а главное, молод, в отличие от действующих лиц знаменитого, эталонного фильма Франко Дзеффирелли, где Елене Образцовой, по сценарию «юной невесте Туриддо», – 43, Пласидо Доминго, Туриддо – 41, Ренато Брусону, Альфио – 46. Великолепна Любовь Буторина – Сантуцца, сопрано. Без заламывания рук, без падений в обмороки она одним взглядом может выразить всю глубину страдания. Органична в роли Лолы прелестная Назгуль Ибрагимова, меццо-сопрано. Она уверена в себе, в своей неотразимости. Кокетство в ней сочетается с победной наглостью. Меньше подходит к роли сицилийца Салават Киекбаев, баритон. Он прекрасно поет, двигается на сцене, просто фактура его не та. Ну, и несравненная Светлана Аргинбаева, контральто, которую помню только вернувшейся из длительной стажировки в Италии, где она овладела языком, так что партия в ее исполнении на итальянском звучит органично.
Что не понравилось. Прежде всего, оформление. Нынче почти исчезает профессия театрального художника, заменившись сначала сценографом, а с появлением электроники – компьютерными проекциями. Но ведь даже их можно сделать по-разному. 47-летний (не новичок, уже делал постановки в Сибайском театре, в Башкирской драме, в татарском театре «Нур») художник Даян Тувалев в стиле ученика ДХШ нарисовал двух девушек, дружно взявшихся за руки, что никак не соотносится с содержанием оперы, где Сантуцца и Лола – соперницы. Далее все время на заднике выплывают какие-то рыбы и русалки, хотя ни в первой, ни во второй опере никто не утонул. Ну, лес уж, понятно, теперь изображают компьютерной графикой, не делая никаких макетов деревьев. Равно как дома – их вообще нет. Вся опера в чистом поле. Еще один момент не понятен. Действие происходит на Пасху: стало быть, на дворе апрель. Откуда же взялся виноград, который крестьянин и Туриддо весело давят в бочках ногами? Видимо, по воспоминаниям о фильме с Адриано Челентано в главной роли. Слава богу, главное в опере – музыка и пение, а они в Башкирском театре оперы и балета на высоте. Скажу еще об одном моменте. Как в старой живописи существовали каноны: злодей всегда изображался в профиль, повернутый влево, а герой смотрел зрителю честным взглядом анфас, так в опере, как в античной трагедии, героиня обычно – лирическое или колоратурное сопрано, а ее соперница – меццо-сопрано: вспомним Кармен и скромную милую невесту Хозе Микаэлу. И тут мы подходим к важному моменту. Главный герой Туриддо, изменяющий невесте с бывшей возлюбленной, тем не менее, по замыслу композитора, – тенор. Что же в нем привлекает? Ведь, строго говоря, не он главный изменник, а не дождавшаяся его из армии Лола! Он попал опять в ее сети! Он при всех вызывает Альфио на честный поединок, кусая его, по старому сицилийскому обычаю, в ухо. А тот, лишь услышав от Сантуццы весть об измене жены с бывшим возлюбленным, хватается за нож. Он бы и так убил Туриддо, можно не сомневаться, без всякого поединка. Туриддо, понимая, что его ждет, просит свою мать Лючию (Светлана Аргинбаева) позаботиться о Сантуцце, бедной сироте. Он полон раскаяния. Сцена убийства происходит за кулисами. Зрители узнают о ней по страшному крику: «Убили Туриддо!» Так заканчивается первая опера этого вечера премьер.
Опера Джакомо Пуччини «Виллисы» никогда не ставилась в Башкирском театре. Тем интереснее познакомиться с новым для нас произведением. Написанная в 1883-м, поставленная в мае 1884-го, она была первой в оперном творчестве композитора, знаменитого впоследствии своими операми «Манон Леско», 1892; «Богемой», 1895; «Тоской», 1899; «Мадам Баттерфляй, 1904; «Девушкой с Запада», 1910; «Турандот», 1926.
Сюжет ее тоже довольно обычен и привязан к простым людям с их простыми и обычными искушениями. Это сюжет Одиссея, заманиваемого сиренами, это сюжет маленькой повести И. С. Тургенева «Вешние воды». И здесь, в «Виллисах» по либретто Фердинандо Фонтана, Роберто, простой деревенский парень, бедняк, неожиданно получает наследство от тетки, умершей в Майнце (действие происходит в знаменитом Шварцвальде –Черном лесе, области на юге Германии). Он уезжает на несколько дней, так он обещает своей невесте Анне и сам в это верит. Однако она полна нехороших предчувствий о близкой смерти. А вот тут другой мотив, происходящий из первоисточника – новеллы «Виллисы» Жана Батиста Карра, французского писателя, родившегося в 1808-м и, конечно, не избегшего влияния первого поэта Франции, романтика Виктора Гюго (1802–1885) и влияния своего отца, который был родом из Баварии. Потому к простому сюжету добавлен мотив отмщения с того света от умершей от горя невесты. Роберто получает наследство и попадает в жадные руки коварной соблазнительницы. Он тоже в глубоком раскаянии, он тоже, как и Туриддо, погибает. Но смерть приходит от таинственных существ – виллис, обманутых и погибших от несчастной любви девушек, обитающих в мрачном Черном лесе. Повелительницей их стала умершая от горя Анна. И хотя сравнивают «Виллис» с их балетной сценой и знаменитую «Жизель» Адана, но смысл этих двух похожих по сюжету опусов совершенно разный. Несчастная, потерявшая от горя рассудок Жизель спасает не любящего ее Ганса, а предателя Альберта. Она не дает закружить его в смертельном танце мстительницам – виллисам и их повелительнице Мирте. А вот Анна не прощает даже раскаявшегося Роберто. Страшная сцена смерти в танце-кружении поставлена Ириной Николаевной Филипповой, приглашенным балетмейстером. Когда-то, в 70-е годы, она окончила балетную студию при нашем театре, затем училась в Ленинградском институте культуры, стала балетмейстером. Теперь профессор театрального института имени Бориса Щукина (учебное заведение при театре Вахтангова), лауреат премии Салавата Юлаева. Это совсем другие виллисы, с горящими глазами, с хищно загнутыми пальцами, готовые растерзать. Но, главное, они направляются не кем-нибудь, а бывшей невестой Роберто Анной! Герой, только попав в лес, понимает, что его ждет смерть. Замечательно поставленная сцена, заставляющая забыть об условностях театра.
Теперь о певцах. Партию Роберто исполняет Азамат Даутов, тенор. Сначала он кажется немного неуверенным (все-таки премьера!), но потом входит в роль и достойно ее ведет. Анна – Олеся Хуснутдинова, сопрано, поражает своей молодостью, хотя на следующий год она отметит полувековой юбилей. В роли молоденькой простодушной девушки, дочери лесника Гульельмо, она абсолютно на своем месте. А сколько выразительности в ее глазах и жестах! И какой же безжалостной она становится в сцене с виллисами. Ее страшно бледное лицо, скорее посмертная маска, пугающе. Она не прощает, как Жизель, предавшего ее жениха. Впрочем, Жизель по сюжету сошла с ума. Анна с ума не сошла, она умерла. От горя, но в полном рассудке. Владимир Копытов, баритон, перешедший в возрастные роли (его ария «Я стар, но еще крепко стою на ногах»), великолепен. В начале оперы он весел, даже игрив, но далее сломлен смертью единственной дочери и предательством человека, которого они с Анной полюбили простым бедняком.
Остается добавить, что в зале был аншлаг, публика принимала постановку, артистов, оркестр с большим энтузиазмом и долго не отпускала их со сцены.

Опубликовано в Бельские просторы №3, 2022

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Турицына Нина

Родилась в Уфе. Музыкант, филолог, писатель. Автор книг прозы: «Белое на белом» (2007), «Средство от измены» (2010). Печаталась в альманахах «Победа» (г. Москва) и «Литературная губерния» (г. Самара), в журнале «Порт-фолио» (Канада), в журналах «Юность», «Урал», «Бельские просторы», «Агидель» и др.

Регистрация
Сбросить пароль