Михаил Синельников. ТАВОЛГА

***
Театр китайский. Нищета в шелках.
Должна ведь в них являться добродетель.
И в рубище — сановный вертопрах.
Вот истина! Кун Цзы её свидетель.

Ещё немало жизней проживу
И, ежели налажу дело с кармой,
Себя в шелку увижу наяву,
Из круговерти выберусь угарной…

Но вспомню вдруг начальства чесучу
Из тех времён, что так далековаты,
В туманном сновиденье различу
Все эти робы, ватники, бушлаты.

Монгольский конь 1

Монгольский конь военнопленный,
Ты, крепко сбит, хоть ростом мал,
Как будто на краю Вселенной,
В берлинском  ZOO тосковал.

Был неразумен и внезапен
Непостижимый твой побег,
Но без ранений и царапин
Фронт перейдён и сотни рек.

Скажи, какому верен долгу,
Ты пересилил болью всей
За Вислой Днепр, и Дон, и Волгу,
Урал, Иртыш и Енисей?

Над знойной степью вырастая,
Лесной пожар вставал вдали,
Но ни тайга, ни волчья стая
В судьбу вмешаться не смогли.

Ты эту выдержал дорогу,
Ведь встречи жаждала душа…
(Не так ли мы приходим к Богу,
В земных пределах путь верша?)

Спросонья был хозяин хмур твой,
И, словно некий новый сон,
Увидевши тебя за юртой,
Почти не удивился он.

1. Подлинная история. В Монголии ему воздвигнут памятник.

***
Из призраков грозных разгрома
Страшнее всего тишина.
Настала тревожная дрёма,
Позиция обойдена.

Разбомблены доты и щели,
И фронт передвинулся весь.
Лишь сдвинуть тебя не сумели,
Ещё не осилили здесь.

Осталось дожить до рассвета,
Окоп удержать до конца,
И злая несломленность эта —
Последняя радость бойца.

Impression

Да, с департаментов Эльзаса
Не снимут чёрных покрывал!
Но веселящегося класса
Войны не стронул буревал.

Как раненая великанша,
Страна страдает, а народ
И пьёт перно, и ждёт реванша,
Дрянные песенки поёт.

Меж тем оскудевает вера,
Субтильной стала молодёжь,
На хищный Карфаген Флобера
Париж бодлеровский похож.

Вот запахи Индокитая,
Японских изыски гравюр,
Так издалёка залетая,
Вошли в крутящийся сумбур.

Коммуны тень и вихрь канкана
Смешались и слились в одно.
Прекрасен берег океана,
И жизнь прекрасна, и вино.

И сад, что плещет многолисто,
Цветёт и глазу не соврёт,
И кистью импрессиониста
Искусно созданный разброд.

Женщины

Быстрей стареют, но живут подольше.
Всё ж золото тускнеет не спеша.
Шалят, резвятся в этой самой Польше,
Игрушек жаждет детская душа.

И в возрасте бальзаковском, и позже
Ещё белы, румяны без румян,
И наш вахлак им не покажет вожжи,
И бережно целует ручку пан.

В былом Стамбуле, не внимая плачу,
О златовласках этих торг вели.
Швыряли ассириянками сдачу,
Невольничьи встречали корабли.

Затмили б всех смоленки и рязанки —
Медлительный лебяжий их полёт,
Когда бы им чуть более осанки
И не мозоль от земляных работ.

Таволга

И свежая дохнула таволга,
Сырая влага луговая
Провеяла, оставив нáдолго
В душе печаль родного края.

Так дышит сильная, росистая
Сама земля и, может статься,
К себе, в себя зовёт неистово,
Не позволяя с ней расстаться.

Всё вновь — ещё не утолённая —
Тебя взяла и воскресила
В любой былинке заключённая
Её растительная сила.

На Олёкме

Где же ты, заветная Олёкма…
Виссарион Саянов

Песок просеявший стократ
Порой горячей,
Ты, золотишник, был богат
Слепой удачей.

Прошёл по гребню перевал,
Был бодр и хóдок,
Но по дороге потерял
Свой самородок.

Такая выпала судьба.
С ней в поединке
Пришлось, ломая желоба,
Искать песчинки.

Вдруг искорка блеснёт — хоть плачь!
Мала, о Боже!
Но, может быть, былых удач
Она дороже.

Породу грубую дробя,
Спасает навык
Всё, что осталось у тебя
Для этих ставок.

Опубликовано в День и ночь №2, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Синельников Михаил

Москва, 1946 г. р. Известный русский поэт. Автор 21 оригинального поэтического сборника, в том числе однотомника (2004), двухтомника (2006) и книги «Сто стихотворений» (2011). Его стихи постоянно печатаются в основных литературных журналах, в «Литературной газете», вошли в существующие антологии русской поэзии ХХ века, переведены на английский, немецкий, испанский, польский, болгарский, сербско-хорватский, словенский, румынский, турецкий, азербайджанский, фарси, хинди, узбекский, киргизский, грузинский, армянский, осетинский, монгольский, вьетнамский, корейский языки, отдельными книгами вышли в Черногории и Румынии. Поэзия М. Синельникова в разные времена вызывала интерес отечественной и зарубежной критики. Его деятельность поэта, переводчика, эссеиста, филолога отмечена многими российскими и иностранными премиями, в том числе премиями Министерства высшего образования СССР (за юношескую работу об античном театре), Ивана Бунина, Арсения и Андрея Тарковских, «Глобус», «Золотое перо», «Исламский прорыв», грузинской премией Георгия Леонидзе, киргизской премией Алыкула Осмонова, таджикской премией «Боргои Сухан», румынской премией Фонда «Пауль Полидор», премиями литературных журналов. Среди наград — грузинский орден Святой Нины, серебряная медаль Ивана Бунина (от Российской академии естественных наук), медаль Валерия Брюсова, армянская золотая медаль «За литературные заслуги», таджикская медаль «Знак Слова», Почётная грамота Президента Кыргызстана. Заслуженный работник культуры Ингушетии, член Исполкома «Общества культурного и делового сотрудничества с Индией». Является также действительным членом Российской академии естественных наук и Петровской академии, академиком турецкой Академии культуры и поэзии (Чанаккале). В московском Институте стран Азии и Африки преподаёт разработанный им курс «Азия и Африка в русской поэзии». Является членом редакционной коллегии выходящего в Бухаресте интернационального журнала «Диалог морей». Член Союза писателей СССР (1976) и Союза писателей Москвы.

Регистрация

Сбросить пароль