Михаил Окунь. СТИХИ В АЛЬМАНАХЕ “ПАРОВОЗЪ” №9, 2019

* * *
Автобус скрипел и качался,
И к ночи пришёл на вокзал.
А он ничего не боялся,
Не плакал и горя не знал.

Косили незрячие глазки,
Был ликом подобен кроту —
В нелепой сидячей коляске,
Развёрнут лицом в темноту.

И нервничали и спешили,
Плацкартный на стыках дрожал.
А он в перевёрнутом мире,
Как маленький Будда, лежал.

* * *
Вечер на веранде. Над арбузом — осы.
Где-то за оградой — звонкий стук мячей.
Местная, Наташа?.. Тихие расспросы.
Озеро в тумане.
Мельничный Ручей…

Ничего не вспомню. К черту древоточцев! —
Ни интрижек дачных, ни футбола… Но —
Слева, под ключицей, заклеено листочком,
Спрятано от взглядов — родимое пятно.

* * *
Вот откроют наши коммуналки
Нараспашку, и экскурсоводы
Повлекут сквозь быт, родной и жалкий,
Стаи понаехавших народов.

Это — прокопчённой кухни яма.
Кран один, но всем — отдельный столик.
Графики дежурства прут из рамок
(Клал на них Витюля-алкоголик).

Там велосипед торчит из стенки.
Швейная машинка? — тети Насти ж!
Где футбол наш, сбитые коленки?..
Отворяй, Сергей! Иосиф, настежь!

* * *
Никого в «скворечнике» не лечат —
Никому и ничего не надо…
Тихо облака летят на плечи,
Точит дождик оболочку сада.

Обозначено пространство чётко —
Мерою всему проём оконный,
Схваченный ржавеющей решёткой;
Синий лес на заднике посконном.

Спи же в наблюдательной палате
На застиранной простынке серой —
Собственному миру адекватен
От укола до укола серой.

* * *
Жаркое лето десятого года.
В воздухе дребезг и запах бензина.
Два представителя разных народов
Вышли из магазина.

Смуглый таджик, «ЖКХ» на жакете.
Этот жару переносит легко.
А потому и несёт он в пакете
Хлеб, молоко.

Русский багровый. Полночи — в шалмане.
Солнце встречает бесстрашно и яро.
А потому в его брючном кармане
Ноль семь водяры.

Что мне до них, коль оркестрик лабает
В бедном мозгу?.. — я прибит и контужен.
Нищие голуби жадно хлебают
Из шагреневой лужи.

ПЕЧОРЫ, СЕЛЬМАГ, СЕМИДЕСЯТЫЕ…

Преодолевши боль в затылке,
Вхожу — не верится глазам:
Единственный товар — бутылки
С нелживой надписью «Бальзам».

Возьмёшь и спустишься в лощину,
На берегу ручья присесть.
Как вдруг из-за кустов: «Мущина!
У вас, конечно, выпить есть?»

Всё есть. Кругом чабрец и кашка.
Скажи волшебное «Сезам!».
Я молод. Местная алкашка
Вкушает из горлá бальзам.

БРАЖНИК

Вот бражник сумерки взрезает,
Вращая мёртвой головой,
И вожделенно запускает —
Куда захочет — хобот свой.

Украшен жемчугами ночи,
Он полосат и мохновит.
Он бабочек ночных не хочет,
Взалкав изысканных сильфид.

Его душа полна соблазнов,
Теней его невинных жертв.
Он изощрён в любовях праздных,
Лишь поманит — и ты уж мёртв.

Летит, летит ужасный бражник,
Во тьме запутывая след,
И отощавший свой бумажник
Сжимает, словно пистолет.

* * *
Выйти в утро, где дождик — что тёрка.
Понаслушаться трёп рыбачков,
Чей улов в самодельных ведёрках
Ты едва ль различишь без очков.

В ночь кого-то раздели у парка —
К нашей жизни он не был готов.
И сестёр пережившая парка
Поит-кормит бездомных котов.

* * *
Вся окрестность — точками и пятнами,
Будто постарался Поль Синьяк.
На скамейке с местными ребятами
Пьём палёный краденый коньяк.

В этом нету ничего хорошего,
Но народу скоро стану люб:
В тёмном парке, со шпаной подросшею,
Я стихи читаю для ютьюб.

* * *
У сидящих на скамеечке
Сигаретку не проси…
Как советские копеечки
В цепком счётчике такси

Годы щёлкают и щёлкают,
И на них управы нет.
Глаз прищуришь — а за щёлкою
Тьма заглатывает свет…

* * *
Какой закат висит над Ленинградом!..
На кухне мальчик, замерев без слов,
Стоит и смотрит восхищённым взглядом
На абрис башни у Пяти углов.

Пусть жизнь короткая, — но ведь умрём не сразу!
Ещё отец уходит «по делам»,
Ещё Разъезжая укрыта диабазом,
Ещё не выслан инвалид на Валаам…

* * *
С десяток книжечек за три-четыре года!
Пиит напорист — вровень со страной.
И сублимированная его природа
Признанья требует — и чтоб любой ценой.

Чем больше издано, тем лучше! — по-таковски
Он рассуждает, говоря со мной.
Хотя Эредиа и Комаровский
Вам подтвердят: достаточно одной…

* * *
мастера квадратной скобки
верлибрической строки
притязания не робки
и отнюдь не чудаки
совокупные тусовки
фестивальная возня
разноцветные кроссовки
ну и прочая фигня
бутербродики с фуршета
и слависты разных стран
текстов кластеры с планшета
светит слабенький экран

* * *
В этом городе всё продолжается,
Продолжается всё, как всегда:
Пешеход одинокий пужается,
В подворотнях стоят холода,
На Фонтанке бодаются лошади
С голым Клодтом, и в свете зари
С высоты смотрит Ангел на площади
Да глазеют в окошки цари.

Опубликовано в Паровозъ №9, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Окунь Михаил

Родился 18 апреля 1951 года в Ленинграде. Окончил ЛЭТИ им. В.И. Ульянова (Ленина). Работал инженером, литературным консультантом в Ленинградской писательской организации СП СССР, редактором в газетах и в издательствах. Автор девяти сборников стихов, трёх книг прозы, сборника стихов для детей, а также публикаций в различных изданиях России, Германии, США, Финляндии. Стихи и рассказы включались в различные антологии, переводились на английский и немецкий языки. Шорт-листы литературных премий «Честь и свобода» Санкт-Петербургского русского Пен-клуба (1999) и Бунинской премии (2007). Лауреат премии журнала «Урал» (2006) в номинации «Поэзия». Дипломант 5-го Международного литературного Волошинского конкурса (2007) в номинации «Крымский мемуар». Золотая медаль 2-го Международного конкурса современной литературы «Лучшая книга – 2010» (Берлин, 2011) в номинации «Малая проза». Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2014) в номинации «Проза». Член Союза писателей СССР (1991). В Германии – с 2002 г.

Регистрация

Сбросить пароль