Лилия Газизова. НЕСОВЕРШЕННЫЕ ЛЮДИ

Верлибр не свойствен русской поэзии. Когда-то я сам, лет в восемнадцать, написал два верлибра – и очень обрадовался. Потому что решил, что их писать легко и хорошо, и теперь вообще работы меньше, рифму искать не надо. С тех пор ни одного не написал. Оказалось, что писать верлибры гораздо труднее. Лилия Газизова это прекрасно понимает. Потому что все эти условности, к которым мы привыкли, в верлибре надо заменять чем-то другим. Чем – Бог весть, это пути не проторенные.
Автор предисловия к одной из книг Лилии обратил внимание на своеобразный синтаксис ее поэзии: глаголы в конце предложения, инверсии… Хотя я и не знаю казахского языка, но в подкорке что-то сидит. И с первого прочтения узнаю характерное для тюркских языков строение предложения. Которое звучит удивительно свежо по-русски, обогащает русский язык какими-то новыми интонационными ходами.
Стихи Газизовой просты на первый взгляд – в них мало претензии, нет особого драматизма. А если есть, то всегда с поправкой в виде легкой иронии. И при этом – широчайший лексический диапазон, богатство интонации, тщательная выстроенность стихотворения, незаметно подводящего нас, читателей, к парадоксальному финалу.

Бахыт Кенжеев

*   *   *
Осуждается татарский язык
За то, что посмел
Встать вровень с державным,
За то, что сумел сберечь себя,
За то, что «отца и матери язык»,
Эткэм-энкэмнен теле…

Одобряется татарский язык
В строго отведенных местах,
В строго отведенное время,
В строго регламентированных целях,
В строго отведенном объеме –
Кечкенэдэн анлашылган
Шатлыгым, кайгым минем.

Предлагается отказ от татарского языка,
Потому что не в тренде.
Потому что малое поглотится большим.
Потому что империя.
Потому что обречен.
Ярлыкагыл, дип,
үзем һәм әткәм-әнкәмне, ходам!

И туган тел…

*   *   *
Несовершенные люди
Живут на несовершенной улице
Несовершенного города
Несовершенной страны.
Они думают несовершенные мысли
И делают несовершенные дела.
Ставят памятники
Несовершенным людям
И читают несовершенные книги.
Но их несовершенные дети
Не берут с них пример,
Они же несовершенные.
Вся надежда – на несовершенных детей…

КАПРИЗНИЧАЙ, СЫНОК

Спи, сынок.
Войны не будет.
Ни сегодня и ни завтра,
Никогда не будет.

Я потакать
Твоим капризам стану,
Смешить и утешать тебя,
И смазывать коленки йодом.

Ты вырастешь,
И ты поймешь меня.
Боюсь, поймешь меня.

Капризничай, сынок.

*   *   *
Бабушка шепнула мне,
Что я княжна.
И род у нас княжеский.
Но я была комсомолкой.
И засмеялась только.
Давно нет бабушки
И нет комсомола.
А я стала княжной.

КНЯЖНА

Непреклонно-невесомо
Я брожу среди людей.
Я в гостях всегда как дома.
Дома прячусь от гостей.

Улыбаюсь лишь глазами.
Оттого и не поймут,
То ли весело с друзьями,
То ли мне печально тут.

Я не верю в стойкость пены.
Старомоден мой язык.
И к речам моим степенным
Так никто и не привык.

Диковата, нелюдима.
И надменна, и смешна.
Я обломок пирамиды.
Я – татарская княжна.

Опубликовано в Интерпоэзия №1, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Вам необходимо авторизоваться на сайте, чтобы увидеть этот материал. Если вы уже зарегистрированы, . Если нет, то пройдите бесплатную регистрацию.

Газизова Лилия

Лилия Ривкатовна Газизова (6 июня 1972, Казань, РСФСР) — русская поэтесса, переводчица, эссеистка, ответственный секретарь международного журнала "Интерпоэзия" (Нью-Йорк). Член Союза российских писателей, член Международной федерации журналистов. Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан.

Регистрация
Сбросить пароль