Леля Серебряная. СТИХИ В ЖУРНАЛЕ “После 12 №1-2, 2018”

ЦИРКОВОЕ

Я цирки не люблю. Там плачут звери,
недрессированный хохочет зритель,
по акробатке не вздыхает осветитель,
а клоун раскурочен и потерян,

медведь в цветных штанах не помнит маму,
крутя колеса зло, с остервененьем,
слониха ожидает потепленья,
пенсне разбилось у мартышки Аму.

Сродни арена адовому кругу.
Живой списали только крокодилу
да Ариадну — грустную гориллу —
в богатый дом купили, как прислугу.

Софиты — словно аленький цветочек,
а чудище с хлыстом златит зубами.
Ах, львиная душа, лети над нами,
покуда ящик твой не заколочен.

Повсюду чудятся ободранные шкуры.
В трико змеятся дурочки и дуры…

Я цирки не люблю. Я плачу зверем.

*
Мне бы дымчатого драного кота
с мышью из церковного двора,
чёрную смородину с куста
да живой водицы полведра.

Сварит бабушка густой-густой кисель,
позовет к родному шалашу…
Небо-небо — старенькая гжель,
не разбейся, господи, прошу.

*
Свергли памятник.
Встало дерево.
Оказалось рябиною,
никем не хранимою,
в снегириное зарево
на морозе всё куталась…
Только кровь — это палево.
Время улицы спутало,
ни названий, ни памяти,
ни страны, ни околицы…
— Полно, девонька, баяти,
помолчи, мы помолимся.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в После 12 №1-2, 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Серебряная Леля

Родилась в старинном сибирском городе Минусинске в 1981 году. Раннее детство прошло в деревне Камызяк, среди ковыльного сухостепья и легенд старых хакасских шаманов о спрятанном заговорённом соловьёвском золоте. Затем на долгие годы — Черногорск, цыганская улица, уже полынная степь за окраиной, кони, костры, гитары и ветер. На этом чудеса закончилась, сменившись обыкновенной выживаемостью. Поэзия, вернее, первое с нею соприкосновение — с обретённой на свалке книги Саши Блока, по которой и выучилась читать. Затем — «самописьмо», поражённое неизлечимой болезнью мифологизма и расстроенной ритмики. Плодами стали три сборника стихов. Ныне обитаю в Новосибирске. Слово продолжаю считать единственной живой водой, которое настолько же редко, насколько она сказочна.

Регистрация

Сбросить пароль