Фанис Янышев. ПЕВЕЦ ДОБРА И МИЛОСЕРДИЯ 

К 75-летию Победы

Река Дёма в этих местах красиво изгибается и прижимается к деревне Аитово, и та напоминает девушку в объятиях любимого, которая с головой бросилась в воды любви. Берега нашей красавицы-реки покрыты прекрасными, волнующими душу вербами и вётлами, бахромой ольхи, спелыми и сочными плодами калины и черёмухи. А пёстрое разнотравье, окружающие кустарники в пойме реки, то словно улыбаются, то шаловливо смеются, глядя на влюблённых. От охватившего чувства блаженства горячо и волнительно начинает биться сердце и всего тебя охватывает чарующее наслаждениe.

Я истосковался!..
Весна мою душу
Вернула к родной Дёме,
Оглянулся я, стоя на её берегах,
Подбоченяясь.
На берега с шумом дует ветер,
Гладит вершины ластоящих деревьев.
Нежась, они качаются,
Падает на воду румяный отблеск 1 .

Говорят, павлин всех птиц прекрасней.
Ну а ласточка – краса небес? –
Все цветы по-своему прелестны,
Каждый кустик украшает лес 2 .

Эти строки принадлежат героическому сыну башкирского народа, известному поэту Фатиху Кариму.
Сегодня, как сто лет назад, его родная деревня Аитово выглядит красиво и опрятно. Каждого, кто посещает её, встречают крепкие дома, свежевыкрашенные заборы, клумбы с цветами во дворах.
Особое волнение охватывает, когда останавливаешься возле дома из красного кирпича, где находится мемориальный музей Фатиха Карима. У входа встречает бюст поэта, словно декламирующего свои, идущие от сердца стихи.
Изнутри музей тоже содержится в идеальном порядке, здесь со вкусом подобраны экспозиции, каждый экспонат находится на своём месте. Сначала посетители знакомятся с историей деревни, родословной поэта. Согласно ревизским документам 1795 года, в деревне Кул иле Минской волости Белебеевского уезда Оренбургской губернии (ныне д. Аитово Бижбулякского района Республики Башкортостан) проживало 218 башкир. Представителей других народов не было 3 .
В 1834 году в Аитово проживало 395 душ, а в 1859 году648 человек в 82 домах, все они были башкирами 4 .
9 января 1909 года в этой деревне родился Фатих Карим. Согласно ревизским документам 1859 года, его дед Мухаметкарим Курбангалин, из башкир, проживал в деревне Аитово с тремя жёнами, десятью сыновьями и многочисленными родственниками. Первая жена – Бибихосниямал, от неё сыновья – Мухамметзариф, Мухамметсадык, Мухамметьян. Вторая жена – Шамсикамар, от которой родились сыновья: Ахмадей, Ахметсаный, Ахметхадый, Ахметвали, дочь Фагиза. Третья жена – Аскапьямал, от которой родились Ахметгарей, Мухамметгариф, Ахмадей. Младший сын деревенского богача Мухамметкарима и его второй жены Шамсикамар – Ахметвали имел во втором браке супругу Гульямал, дочь Идриса. В этом союзе родились 12 детей, младшим из которых был Фатих Карим.
В семье Мухамметкарима вместе жили и дети его сестры Фатимы – Идрис, Юнус, Мухамметгарей, Гайниямал, Гафира.
Ахметвали исполнял обязанности деревенского муллы, обучал детей в школе и медресе. Известно, что он был разносторонне развитым человеком – писал стихи и поэмы, сочинял мунажаты, а на праздниках выводил на курае задушевные мелодии.
И первое же появившееся в печати стихотворение Фатиха Карима «Сейчас я с вами» посвящено родителям и родной земле:

…Вдоль леса тянувшиеся песни,
Ныне я вас пою,
Пою и
Тут же, забываясь,
Растягиваю мелодию курая.
Курай – подарок отца,
Под который все тоскливо распевали.
А ныне я
Играю радостную мелодию.
И, как отец,
Вас не заставлю плакать 5 .

Мулла Ахметвали с супругой Гульямал старались дать детям достойное образование. В Аитове Фатих оканчивает начальную школу. Первый учитель – Бадгутдин Шафеев, выходец из деревни Менеуз-Москва нынешнего Бижбулякского района. Награжден орденом Ленина за многолетний и плодотворный педагогический труд. Их старший сын Габдулла Каримов (1899–1936), более известный знатокам литературы под псевдонимом Ярлы Карим, как все его дети стремился, преодолевая трудности, получать знания.
В 1916 году Ярлы Карим поступает учиться в Оренбургское медресе «Хусаиния», а после Февральской революции переходит из медресе на педагогические курсы. Летом 1917 года он познакомился и сдружился с Шайхзадой Бабичем, с которым соревновался в стихосложении. Участвует в образовании государственности Башкортостана.
Известный читателям поэт, журналист, педагог Тухфат Ченекай (18931958) в своих воспоминаниях оставил нам такие строки: «Однажды рано утром ко мне пришёл Ярлы Карим.
– О, хорошо, что ты пришёл Габдулла, – говорю. – Пока я ставлю самовар, ты сходи на “русский базар” купи с десяток яиц, потом вместе поедим, чай попьём. И протянул ему деньги.
Но только он собрался на базар, как в дверях дома появился Бабич. Поздоровавшись с ним, Габдулла говорит:
– Ладно, я сейчас быстренько схожу на “русский базар”, затем за чаем поговорим. А Бабич остановил его, вытащил из кармана деньги и, протянув их Габдулле, сказал:
– Погоди-ка, Габдулла, мне тоже кое-что возьми на базаре. Вот тебе деньги, купи мне…пару русских девушек.
– Ну уж нет, – нашёлся тот, – вдруг я возьму, а тебе не понравится. Ты уж лучше сам сходи и выбери, что тебе по душе. С этими словами он выскользнул из дома, а этот смешной момент долго вспоминали и хохотали».
Бесстрашный ротный комиссар Габдулла Каримов служил в Отдельной Башкирской стрелковой бригаде, которая в 1919 году внесла большой вклад в разгром Юденича под Петроградом. Объясняя бойцам смысл и значение Советской власти, он вдохновлял их и пламенными патриотическими стихами. В этой смертельной схватке бесстрашный герой получил тяжёлое ранение, долго лечился в госпиталях. Признанный негодным к прохождению дальнейшей службы, был направлен на работу в Стерлитамак, в распоряжение правительства Малой Башкирии. По дороге он потерял документы и по этой причине вскоре после приезда, был арестован чекистами.
От тюрьмы его спас только руководитель правительства Башкортостана – Ахмет-Заки Валиди. После переноса столицы Башкортостана в Уфу Габдулла Каримов начинает работать политсекретарём, комиссаром газеты
“Башкортостан”. Используя каждую свободную минуту, много пишет статьи, пламенные стихи. Призывает народ к знаниям, приветствует усилия коммунистического режима по облегчению жизни бедноты, гордится своим башкирским происхождением. Вот его небольшое стихотворение под названием «Я вернулся».

Родился и вырос
В башкирской деревне.
И потому знаю,
Что волнует башкир.
Да, я пою
Песню бедных башкир.
Да, я башкирский соловей
На молодых ветках березы 6 .

Автор этих пламенных строк Ярлы Карим вначале устраивает брата, будущего известного поэта Фатиха Карима на подготовительные курсы при Белебеевском педагогическом техникуме, затем везёт его в Казань. Здесь 15-летний Фатих один год воспитывается в детском доме имени Н. Крупской.
В 1925–1929 годах получает образование в Казанском землеустроительном техникуме. Уже в студенческие годы он с головой погружается в творчество, работает в редакциях газет.
В 1928 году Фатих Карим приехал в Аитово на каникулы и отправился в соседнюю деревню Туксанбай, чтобы встретиться с людьми, знакомыми с жизнью и биографией Акмуллы.
Со слов муллы Шайхетдина сына Динмухамета, он записал ценные сведения о знаменитом башкирском поэте. Собранный материал опубликовал в казанском журнале «Наш путь» («Безнең юл», 1928, № 6/7, с. 32). В этой публикации он пишет: «Сейчас стало очевидным, что Акмулла эфенди был башкиром. А в книге Шигабетдина Марджани Акмулла записан как казах.
Это неверно… Мой отец, Динмухамет Сафаргали-углы, бывало, рассказывал его биографию, все события от начала до конца. Мой отец много занимался его воспитанием. …Его подлинное имя – Мифтахетдин Камалетдин углы, за правду и верность казахский народ дал ему имя «Акмулла». Вот таково его толкование, данное мне. Этот человек по имени Шайхетдин известен у окрестных башкир, как хороший певец. Он исполняет все стихи Акмуллы на определенную мелодию…» По мнению литературоведов, изучающих творчество и жизнь Акмуллы, эта статья и сегодня является ценным документом. За что мы, наследники Акмуллы, eму благодарны.
На мой взгляд, есть ещё одна причина, по которой Фатих Карим приезжал в деревню Туксанбай для изучения биографии Мифтахетдина Акмуллы. При беседе с односельчанами он узнал о родственной связи матери великого поэта с деревней Аитово. Однако докопаться до истины ему не удалось, в СССР началась «культурная революция»: рушились мечeти, медресе, вместе с древними документами, книгами начали гореть и архивы. Иными словами, начались репрессии против служителей религии. Наступила эпоха, когда не только творчество и биографии мулл нельзя было изучать, но даже имён их вслух произносить стало небезопасно. Фатих Карим принимается прославлять достижения социализма.
30-e годы прошлого столетия для Фатиха Карима были самыми успешными. Он вместе с известными литераторами участвует в создании Союза писателей СССР и ТАССР. Автор семи книг, двадцатипятилетний Фатих Карим вместе с будущим Героем Советского Союза, лауреатом Ленинской премии в области литературы, яркой звездой в мусульманском мире Мусой Джалилем, поэтом Хади Такташем, писателем и государственным деятелем Галимджаном Ибрагимовым, писателями Кави Наджми, Мирсаем Амиром, Хасаном Туфаном и другими играл большую роль в становлении общественной, политической и культурной жизни Татарстана.
Среди друзей Фатих Карим был известен и своим весёлым, озорным характером. Обратимся к воспоминаниям известного башкирского писателя Сагита Агиша, который в то время учился в театральном училище в Казани: «…В наш кружок пришел один парень, который учился в землеустроительном техникуме (то, что этот парень Фатих Карим, автор данных строк услышал от Мустая Карима). По сравнению с нами, он очень хорошо знал русский язык. “А подшучу-ка я над Хасан-агаем”, – частенько говорил он, а вот как он подшутит, не объяснял.
Мы с большим нетерпением ждали, когда же этот заинтриговавший нас случай наступит. И вот час настал. Парень перeвёл на русский язык стихи Хасана Туфана. (В те годы переводы стихов с русского на татарский и башкирский, хоть редко, но встречались, а вот с башкирского и татарского на русский, пожалуй, не было вовсе.)
Поэтому слушать строки Хасан-агая на русском языке нам было очень интересно и странновато. В вольном переводе стихи выглядели так:

Наши головы в урагане,
Ураганную жизнь ведут:
У каждого жизнь похожа на рассказ,
А жизнь двоих не сравнить и с романом.

Тот студент землеустроительного техникума, что перевёл стихи, подошёл к Хасан-агаю, и говорит:
– Я в библиотеке сидел, разбирал старые журналы и там наткнулся на одно стихотворение. Мне кажется, оно похоже на ваше. Я его переписал, вот, пожалуйста, прочтите.
Запись очень заинтересовала Хасан-агая. Прочитал, на его лице появилось удивлённое выражение лица.
Некоторое время не знал, что сказать, наконец, вымолвил: «Оно не только похоже, оно само и есть. Однако, клянусь, я его не читал и не видел. Однако я не верю, чтобы стихи двух разных поэтов были в такой степени похожи, один к одному. Это что же, получается, меня можно обвинить в литературном плагиате…» – сказал он, поникнув головой. Нам было неловко дальше оставлять Хасан-агая в смятённом состоянии. Мы засмеялись и открыли тайну. Хасан-агай смягчился и произнёс только:
– Ах, проказники!
Но я помню, что Хасан-агай дал этому парню и его переводу не только шуточную оценку, но и вполне серьёзные, дельные советы. Следуя советам Хасана Туфана, Фатих Карим впоследствии перевёл стихи Владимира Маяковского, сказку «О рыбаке и рыбке» Александра Пушкина, «Приключения Тома Сойера» Марка Твена.
Мастерски владея богатым башкирским и татарским фольклором, он пишет вдохновлённые стихи и поэмы, ставшие подлинными произведениями искусства. Любители литературы искренне ждали выхода новых его публикаций, с удовольствием их читали. Фатих Карим становится известным писателем. Однако его честность и прямолинейность в окололитературных кругах не всем нравилась.
В книге «Духовные мосты» (Уфа, 2006) литературоведа Суфияна Сафуанова мы встретили такие строки:
«…В уфимской газете “Юный бедняк“, от 13 апреля 1929 года, за подписью “Г. Шамун“ в него была направлена стрела с отравленными строками: “Сын муллы, известного как “Знаменитый дёмский мулла“, из деревни Аитово Белебеевского кантона Ф. Карим учится в земтехникуме. Если правду говорят, то он, во-первых, поступил туда, как дитя из приюта, а во-вторых, говорится, что он поэт. Хотя в этом вопросе поэтический дар не имеет никакого значения. Не нужно ставить пролетарскую печать поэта на чуждом элементе».
Первую ядовитую стрелу Фатих Карим сумел вытащить из своего сердца, однако рана осталась.
Его тут же исключают из комсомола, выгоняют с учёбы. Он вынужден доказывать свою невиновность: приносит документы о смерти отца в 1919 году, приводит факт, что его старший брат Габдулла Каримов в Гражданскую войну был комиссаром роты Красной Армии. Несмотря на то, что в комсомоле его оставили, продолжить учёбу не разрешили. Его образование – три курса Казанского Землеустроительного техникума.
В 1937 году на поэта начинается новая атака. Обратимся теперь к книге Рафаэля Мустафина «Репрессированные татарские писатели» (Казань, 2009). Там написано, что …главный редактор газеты «Юный ленинец» и журнала «Пионерское перо», писатель Лябиб Гилманов в своей статье в газете «Кызыл Татарстан» (29 марта 1937 г.), пользуясь статьями из «Юного бедняка», обвиняет Фатиха Карима в том, что он является сыном муллы, чуждым элементом, то есть «врагом народа», «подстрекателем против Советской власти», поэма «Аникин» является клеветой на Красную Армию.
Когда вышла эта статья, Фатиха Карима выгоняют и из комсомола, и с работы – из издательства.
После многочисленных и долгих разбирательств, правлением Татарской писательской организации под руководством того же Лябиба Гильми, 12–14 июня 1937 года, все «контрреволюционные элементы»: Фатих Карим, Кави Наджми, Хасан Туфан, Гумер Тулумбай и Ахмет Файзи исключаются из Союза писателей СССР.
В течение последующих шести месяцев Фатих Карим живёт без всяких средств к существованию. Чувствуя, что скоро за ним придут, он отправляет беременную жену Кадрию с дочерью Адой к проживающей в Уфе старшей сестре Губайде (1906–1999).
Сам принимается за перевод повести Марка Твена «Приключения Тома Сойера» с русского на татарский.
С чувством удовлетворения закончив перевод, отнёс книгу в издательство, где вместо него работал писатель Гариф Губай. Последний с восхищением принял работу. Однако, когда Фатиха Карима посадили в тюрьму, он тут же издал готового «Тома Сойера»… под своим именем. Об этом подробно написано в дневнике Кадрии… «В доме чисто-пречисто, везде – порядок, на столе книги, рукописи лежат. Фатих день и ночь работал. Переводил “Приключения Тома Сойера” Марк Твена. А ведь позднее эта его работа пропала в издательстве. А книга Марк Твена все равно вышла – в переводе Гарифа Губая…»
Если уж мы заговорили о Гарифе Губае, надо остановиться и на следующем неприглядном факте его биографии.
Когда потребовалось обнаружить в стихах Фатиха Карима «происки контрреволюции», «защиту буржуазных идeалов», «отрицание завоеваний социализма», работники НКВД обратились к знаменитым писателям: Гарифу Губаю, Нуру Баяну, Рахману Ильясу. Те поспешили исполнить заказ этих слуг сатаны, с большим рвением в пух и прах раскритиковали поэму Фатиха Карима «Аникин». Хотя произведение великолепное:

…Смотришь зорко нашими глазами,
На реку глядишь, как часовой.
Ты погиб – но чтоб остаться с нами,
Чтобы вдохновлял нас подвиг твой,
Чтоб и нас не забывали долго,
Чтоб добром могли нас помянуть,
Чтобы пламя верности и долга
Озаряло наш великий путь 7 …

Но «друзья» Фатиха Карима написали, будто это произведение «показывает Красную Армию только с неприглядной стороны», «направлено против советского строительства», а одна из героинь поэмы жалеет, что живёт в советской стране, всё время плачет по этому поводу. И вообще, если говорить в целом, это произведение не удовлетворяет запросам советских людей».
Опираясь на это заключение, попутно навесив на Фатиха Карима и другие обвинения, Верховный суд Татарстана вынес своё решение: “Каримов Ф. В. Обвиняется по ст. 58–2, 5810, 58–11 Уголовного кодекса РСФСР в том, что он является членом контрреволюционной право-троцкистской националистической организации и проводил активную контрреволюционную деятельность на культурно-идеологическом фронте, возводя на страницах художественной литературы клевету на советскую действительность.
На основании вышеизложенного Каримов Ф. В. приговаривается Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда ТАССР к десяти годам тюремного заключения с поражением в избирательных правах сроком на пять лет. 14 марта 1939 года».
Более четырёх лет Фатих Карим просидел в тюрьме. У поэта по поводу этого события написано много горьких строк.

А я остаюсь в душной
каменной тюрьме,
Склоняю голову к железной решетке.
Готовая разорваться, страдает душа
От тоски по тебе, моя Кадрия! 8

В другом своём стихотворении Фатих Карим продолжает эту мысль:

Как корабль, затонувший в море,
Мраком покрыта тюрьма.
Спящему на каменном полу зиндана
Узнику снится страшный сон.
От оскорблений дрожит он.
Судьба роковая что с ним сделала?

Укрыться невозможно Старым заплатанным бешметом 9 В июне 1940 года группу арестованных, среди которых был и Фатих Карим, погрузили в баржу, отвезли на середину моря и взорвали. В этой чудовищной трагедии в живых остался только он – Фатих Карим.
По словам односельчан, поэту помогло чудесным образом выплыть из ледяной воды то, что он с детства закалялся в целебной дёмской реке, а также духовная сила его сердца, с помощью которой возникло огромное желание жить.
После этого случая его отправили в Молотовск строить железную дорогу.
Он возит тачкой глину, камни. Наконец, в ноябре 1941 года состоялся новый суд, который признал его полностью невиновным. Преступившим все заповеди и человеческие нормы в годы репрессий лживым угодникам и доносчикам, поэт посвятил такие строки:

Хочу схватить я Землю, как арбуз,
И раскроив продольно-пополам,
Ударить полушариями, чтоб
В одну помойку ссыпался весь хлам.
Собрать бы мне на площади большой
Всех подхалимов и клеветников,
Тупым ножом отрезать языки
И бросить их голодной своре псов! 9

Выйдя из тюрьмы, оправданный от всех обвинений Фатих Карим, с чувством гордости от того, что он с оружием в руках сможет защитить Родину, добровольцем уходит на фронт. Все его чувства: любовь к родным и близким, патриотизм отражаются в стихотворении «Клятва»:

Враг
Бедою,
Грозою,
Войною,
Выжигает державу мою.
Перед сыном своим и женою,
Перед Родиной клятву даю.
Во имя жены и во имя,
Сына, жизни, всего, что люблю,
Взял винтовку руками своими
И ни шагу я не отступлю.
Если смерть в битве меня уложит,
Будь, жена дорогая, тверда…
В это грозное время, быть может,
Растаемся с тобой навсегда.
Ты, жена, от печали немая.
Вот и слезы блеснули, слепя…
Долго-долго тебя обнимаю,
Долго-долго целую тебя.
Даже вгляд у сынишки тревожен,
И как будто улыбка строга,
Словно хочет он вымолвить тоже:
«Нас, отец, защити от врага!»
И во имя жены,
и во имя Сына,
жизни, всего, что люблю,
Взял винтовку руками своими
И ни шагу я не отступлю! 10

На полях смертельных схваток, в окопах он написал около 150 стихотворений, пять поэм, одно драматическое произведение («Шакир Шигаев»), две повести («Записки разведчика», «В весеннюю ночь»). Выходят сборники его стихов «Любовь и ненависть» (1943), «Мелодия и сила» (1944).
За проявленный героизм при строительстве моста через реку Писса и устройстве переправы через реку Алле, Фатих Карим 6 февраля 1945 года награжден орденом «Красной Звезды».
Он погиб под деревней Каврен округа Кенигсберг. За проявленную храбрость во время сражения посмертно награждён орденом Отечественной войны I cтепени. В наградном листе записано:
«Младший лейтенант Каримов особено отличился при строительстве моста 11 февраля 1945 года через р. Пасмар в районе Гвобунен округа Кенигсберг, когда он, командуя взводом сапёров, под сильным артиллерийским обстрелом противника, работая в ледяной воде реки, установил опоры для моста, этим самым способствовал действию самоходной артиллерии.
19 февраля 1945 года при атаке высоты 37.8 мл. лейтенант Каримов погиб смертью храбрых. Достоен посмертного награждения ордeном Отечественная война I cтепени.
20 февраля 1945 г. Командир 226 ОСБ Шаманов».
В музее наряду с этим историческим материалом и родословной Фатиха Карима представлены экспонаты, последовательно разъясняющие его творческой путь, причину его пребывания в тюрьме, материалы об освобождении, его письма. Присланные с фронта рукописи стихов, личные вещи, фотографии, около пятидесяти его книг. Нельзя без волнения смотреть или обойти стороной эти предметы, являющиеся памятником эпохи. Они навсегда остаются в душе.
Вот одно из писем, которое Фатих Карим написал жене Кадрие Ишуковой.
«…27 октябрь, 1943 год.
Любимая, дорогая, свет очей моих Кадрия! Шлю тебе самый горячий привет, какой я могу от всего любящего сердца посылать только тебе. Горячий привет и моим доченькам. Ты их обними за меня и крепко-крепко поцелуй.
И ещё за меня тихонько укуси правое ушко Адочки и кончик носа Лэйлы. Если моё письмо успеет прийти, всех вас поздравляю с праздником великого Октября. Живите радостно и счастливо.
Я сейчас жив-здоров. От разных моих товарищей приходят мне только очень душевные письма. Всегда жду с нетерпением твоих писем. В один день с твоим письмом пришёл и 5-й номер журнала “Советская литература“.
Сам в последнее время был очень занят, беспокоился о выполнении воинского задания. Заниматься творчеством было некогда. Поговорите с Анасом Камалом, когда выйдут 7 и 8 номера “Советской литературы“, мне вышлите. В номере “Красного Татарстана“ от 3 сентября 1943 года вышла рецензия Хасана Хайри на мою “Любовь и ненависть“. Похвалил. Наверное, читала. Кстати, как идёт ваш перевод?
Что-то в последнее время нет писем от Кашафа. Постоянно переписываемся с Ризой Ишмуратовым, Хужи. Они мне присылают свои газеты.
Ну, как вы там готовитесь к зиме?
А моя дочурка, что учится в музыкальной школе, уже научилась исполнять
“Осеннюю песню“? Когда мне довeдётся услышать её игру? Ада, какие ещё мелодии выучила, напиши мне письмо о том, как учишься. Как дела у Лэйлы?
Она уже теперь, наверное, очень выросла, а почему-то мне не пишет.
Ладно, на этом заканчиваю, до свидания. Всем, кто меня спрашивает, передай привет. Скучно без вас и всех троих очень крепко целую – Фатих…»
Кадрия Ишукова родилась в СанктПетербурге в 1909 году. Они вместе учились с Фатихом в землеустроительном техникуме и в 1930 году поженились.
Письма, письма…
«Кадрия, свет моих очей! Здравствуй! Тоскую по моим любимым доченькам Аде и Лэйле и передаю им мой привет…
Тебя интересует, как я живу? Моя последняя новость – я вышел из госпиталя. Сейчас – в строю. В службе исполняю роль командира среднего звена. Если останусь на этой должности, очень хорошо… Если здесь начнутся изменения, буду думать о том, чтобы перейти на работу в газету. Что ценно в строю, так это то, что всё пропускаешь через своё сердце. И если написанные мной вещи будут оценены, как удачные, то основная причина – в этом. Я воюю, проливая кровь, поэтому об этом и с этим чувством пишу… Ты пишешь, что веришь в продолжение нашей совместной жизни ”твоя постаревшая Кадрия“. И разрываешь мне душу. Но сердце верит, мы ещё поживём.
Скучаю по тебе, очень. Мне хочется целовать твои глаза. Твой Фатих».
«Фатих! Любимый!
Наконец-то пришло от тебя долгожданное письмо. Я не могу выразить в письме всю свою радость. Прочла твоё письмо с вечера, а под утро проснулась от того, что ясно услышала, как ты громко позвал меня: ”Кадрия! “ Вскочила, подбежала к окну, к дверям. О, Боже мой! Только бы это было к добру!
Я сейчас научилась во всём находить скрытый смысл. И очень боюсь, что всё обернётся плохой стороной. Только бы не сойти с ума…твоя Кадрия».
Письма-письма… Рядом с ними документы о репрессиях. Читаем отрывок обвинительного приговора…
«…в 1929 г. обв. Каримов написал произведение под названием ”Кысыр чячаклар“ (Бесплодные цветы), в котором наносит контрреволюционную клевету на Советскую власть и на комсомол, и в другом произведении под названием ”Аникин “ клевещeт на Красную Армию и её действительность.
Состоял с 1931 г. членом контрреволюционной правотроцкистской националистической пантюркистской военной организации при Татлокафе – Татарском литературном объединении Красной Армии и Флота, совместно с Кави Наджми, Гумером Галеевым, Мирсай Амировым, Сафа Гильфановым, Газиз Усмановым, Хисаметдин Аглетдиновым и другими проводил контрреволюционную деятельность на культурно-идеологическом фронте…»
Несколько слов о Хисамутдин Аглетдинове, так как об остальных совместно обвиняемых написано очень много. Он родился в 1902 году в деревне Менеуз-Москва нынешнего Бижбулякского района. Окончил в 1918 году знаменитую медресе «Хусаиния» в Оренбурге. Дружил с, братом Фатиха Карима – Габдулла Каримовым (Ярлы Карим). Учились вместе в Оренбурге и Белебее на курсах политкомиссаров.
Участник гражданской войны – освобождал Закавказье от белогвардейцев.
Окончив краткосрочные курсы, начал работать учителем, но был избран председателем волостного комитета в Белебеевском уезде. В 1924 году направляется на учебу в Казань. Окончив татаро-башкирскую военную школу имени ТатЦИК-а, служил старшим политруком в управлении стрелковой дивизии имени ТатЦИК. Он является автором, переводчиком, составителем более двадцати книг на военную тематику. Как политрук, участвовал в работе редакции газеты «Кызылармеец», где проходил срочную службу в Красной Армии Фатих Карим. Несколько раз был в командировке в Китае.
В 1934 году его перевели в город Куйбышев в политуправление Приволжского военного округа. После успешной командировки в Китай, он получил очередное воинское звание – батальонный комиссар. Трижды подвергался репрессий. В 1936–1937 годах обвинялся, как правый троцкист, а в 19381939 годах – националист-пантюркист, контрреволюционер на идеологическом фронте. А третий раз – объединив все дела, Хисаметдина Аглетдинова отправили на ссылку в село Дракино Инзинского района Ульяновской области.
В ноябре 1941 года добровольцем ушел на фронт. Комиссар 956-го стрелкового полка 299-й стрелковой дивизии, 66-й армии Аглетдинов Хисамутдин Саяхетдинович участвовал в ожесточенных сражениях под Сталинградом и погиб смертью храбрых 6 сентября 1942 года.
…В музее каждое свидетельство, каждый документ, стенд находятся на своём месте. Чувствуется рука специалиста. В сборе материалов о Фатихе Кариме, большой вклад внесла Хатира Самигулловна Гиззатуллина. Существенную помощь оказал ей в этом Тимербек Газизович Нигматуллин. Пользуясь возможностью, хочется сказать несколько слов об их семье.
Газиз Яруллович Нигматуллин (1891–1944) – уроженец деревни Анас нынешнего Миякинского района.
В 1922 году женился на 17-летней старшей сестре Фатиха Карима – Губайде.
В деревне Тукаево (нынешнего Бижбулякского района), созданной переселенцами из Елбулактамака, работал учителем. Их дочь Зухра (1924 г. р.) окончила Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Сначала около двадцати лет преподавала английский язык в Музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных, потом более 40 лет – в МГУ имени М. В. Ломоносова. Кандидат филологических наук, автор многих учебников.
Зухра спасла семью Фатиха Карима от смерти. В 1939 году она бросила учёбу, продала пальто матери Губайды, некоторую домашнюю утварь, мебель, с вырученными деньгами приехала в Казань. Около года присматривала за двумя маленькими девочками – Адой и Лэйлой. Когда Кадрия устроилась на работу, а девочки пошли в детский сад, она вернулась в Уфу и продолжила учёбу. Во время войны Зухра трудилась в Москве медсестрой в военном госпитале. В 1956 году миловидная, смелая Зухра получила неожиданное предложение – стать прототипом образа башкирской девушки при создании творческой группой действительного члена Академии художеств СССР, народного художника СССР, лауреата Государственной премии СССР Михаила Байбурина, Монумента Дружбы в столице республики.
Народы Башкортостана, гости, приезжающие в Уфу, идут к этому памятнику. И кладут цветы к ногам башкирской девушки – нашей героической, умной, статной, симпатичной Зухры Газизовны Нигматуллиной.
Тимербек Газизович окончил Башкирский сельскохозяйственный институт, аспирантуру Всесоюзного экспериментального ветеринарного института в Москве. Доктор биологических наук, профессор, Отличник здравоохранения СССР, заслуженный работник науки Башкортостана. Более 40 лет проработал в научно–исследовательском институте имени И. Мечникова в Уфе.
Награждён орденом Дружбы народов.
Бюст Фатиха Карима, который встречает тебя у входа, создан благодаря стараниям Тимербека Газизовича Нигматуллина. Он же подарил музею и памятный сундук матери Фатиха Карима – Гульямал.
Мы уже упомянули, что отец Зухры – Газиз Яруллович Нигматуллин из деревни Анас Миякинского района. Если посмотреть на его родословную, видно, что они происходят из славного рода.
У Нигматуллы было шесть сыновей: Султангир, Захагир, Саррах, Ярулла, Ибрагим, Калимулла. Сын Султангира Биктимер учился вместе с Газизом в медресе г. Троицка и посвятил свою жизнь делу обучения детей. Биктимер Султанов дважды удостоен ордена Ленина, первый раз 1939, второй раз – в 1951году.
Сын Биктимера Султанова Нажиб вначале стал военным лётчиком, участвовал в Великой Отечественной войне. К концу войны вся грудь героя была увешана орденами и медалями.
После этого он учился в Башкирском сельскохозяйственном институте, получил специальность ветврача, работал в разных местах.
Сын Нажиба Урал – гордость России и Башкортостана. Космонавт – исследователь. Космический корабль многоразового использования «Буран» в 1988 году полетел в космос. Сегодня полковник Росавиации Урал Нажибович Султанов живёт в Башкортостане. Вот куда ведут родственные нити!
Душевно щедрые, милосердные люди бывают великими!
Первой заведующей музеем стала Сайма Тимергалиевна Хайруллина.
Сейчас эта ответственная должность поручена Райсе Хафизовой, которая всем сердцем понимает творчество Фатиха Карима. При знакомстве с музеем выяснилось, что у пламенного патриота башкирского народа Фатиха Карима нет ни одной книги, вышедшей на башкирском языке! Будем надеяться, что Союз писателей Башкортостана, Башкирское книжное издательство имени Зайнаб Биишевой сумеют положительно решить этот вопрос, издать его произведения на родном языке.
Общая площадь музея – 174 квадратных метра. В нём хранится около 200 eдиниц основного фонда и 132 вспомогательных документов. Каждого встречает у входа восхитительный бюст поэта – работа лауреата Республиканской государственной премии имени Салавата Юлаева скульптора Ханифа Хабибрахманова.
Руководители Бижбулякского района, односельчане деревни Аитово искренне гордятся прославленным поэтом Фатихом Каримом, многое делают для увековечивания его светлой памяти. Так, со стороны Главы администрации Бижбулякского района Наиля Габдулловича Гатауллина учреждена премия имени Фатиха Карима. Среди её лауреатов есть известные люди Российской Федерации: заслуженный деятель искусств Башкортостана, народный художник Татарстана Рашит Имашев; доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Башкортостана Тимербек Нигматуллин; дочь поэта Лэйля Каримова и другие. Средняя школа деревни Аитово носит имя Фатиха Карима. По мнению директора школы Ильмира Рашитовича Шафикова, музей является центром духовного воспитания.
«Мы, – говорит Ильмир Рашитович, – проводим здесь уроки истории, башкирской, русской и татарской литературы. Каждый документ здесь вызывает большой интерес у учащихся.
Увидев и поняв огромный и высокохудожественный литературный труд и героизм в защите отчизны в Великой Отечественной войне юные сердца их наполняются гордостью за выдающегося земляка».
Аитовская средняя школа ежегодно проводит чтения, посвящённые Фатиху Кариму. Приехавшие ученики из разных мест нашей республики, читают стихи поэта на башкирском, татарском, русском, чувашском языках, также стихи, рассказы, сочинения, посвящённые Фатиху Кариму, проводятся диспуты, обсуждения картин, видеофильмов.

Примечания:
1 Подстрочный перевод
2 Перевод А. Ахматовой
3 РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 929, 932, 935, 938, 940, 1871, 1874, 1876, 1881, 1884, 1886.
4 ЦГИА РБ. Ф. 138. Оп. 2. Д. 431, 738.
5 Подстрочный перевод
6 Подстрочный перевод
7 Перевод А. Шпирта
8 Подстрочный перевод
9 Перевод Я. Смелякова
10 Перевод Б. Дубровина

Опубликовано в Бельские просторы №1, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то приобретите премиум-подписку.

Янышев Фанис

Родился 2 февраля 1950 г. в д. Зирекли-Куль Миякинского района Башкортостана. Член Союза писателей РБ и РФ.

Регистрация

Сбросить пароль