Элеонора Файзуллина. АКСАКОВСКИЙ ЛИСТОПАД В ОРЕНБУРЖЬЕ

О межрегиональном проекте «Золотое кольцо Аксаковского Урала и Поволжья»

За почти тридцать лет Аксаковского движения без доли преувеличения могу сказать: у каждого из нас – свой Сергей Тимофеевич Аксаков. У писателя Михаила Чванова – возрожденные из небытия храмы, новые произведения, двадцать девять Международных Аксаковских праздников. У писателя Александра Проханова – неожиданный и вместе с тем глубочайший подход (как все у Александра Андреевича) к «Аленькому цветочку». Для известного деятеля русского зарубежья Никиты Струве «…встреча с Уфой означает встречу с духом Аксакова. Для меня ваш город всегда ассоциировался только с произведениями вашего великого земляка, которого я считаю одним из лучших русских писателей…» Также нашли «своего Аксакова» космонавт Савиных и двадцать с лишним лауреатов Всероссийской литературной аксаковской премии…
У лидера направления «Аксаковский автопробег» Вячеслава Аброщенко, первого заместителя председателя регионального отделения Русского географического общества в Башкирии, тоже свой Аксаков – серьезный, отнюдь не сиюминутный, а многогранный, долговременный и весьма трудоемкий межрегиональный туристический проект «Золотое кольцо Аксаковского Урала и Поволжья». «Аксаков – это наши корни, наша история. Нет корней, нет истории – нет нации. Именно Аксаковы столько сделали для русской культуры и в целом для России, – это наша цель, наша идеология», – провозглашает Вячеслав Аброщенко.
Сергей Тимофеевич объединил и сплотил людей разных возрастов и профессий: журналистов и преподавателей, предпринимателей и врачей, краеведов и ученых. Что движет этими людьми? Конечно, любознательность и любопытство к окружающему миру, романтика, но эти потребности можно почерпнуть и за морями – за долами. Все участники проекта единодушны в одном: «Нам небезразлично наше прошлое, история страны во всех ее ипостасях, приоритет – культура, литература. Это и есть то общее, что нас объединило в неблизкий путь по «Золотому кольцу Аксаковского Урала и Поволжья».
Используя аксаковский термин, наш «дорожный экипаж» оказался отнюдь не тесным, а состоящим из девяти машин. Как только мы выехали из Уфы, как только за окном замелькали удивительные, невиданные краски наших уральских лесов – ни с чем не сравнимые картины затянувшегося бабьего лета, пришло полное осознание гениальной глубины лирического отступления о дороге из «Детских годов Багрова-внука» С.Т. Аксакова: «Дорога – удивительное дело! Ее могущество непреодолимо, успокоительно и целительно. Отрывая вдруг человека от окружающей его среды, все равно, любезной ему или даже неприятной, от постоянно развлекающей множеством предметов, постоянно текущей разнообразной действительности, она сосредоточивает его мысли и чувства в тесный мир дорожного экипажа, устремляет его внимание сначала на самого себя, потом на воспоминание прошедшего и, наконец, на мечты и надежды – в будущем; и все это делается с ясностью и спокойствием, без всякой суеты и торопливости». Мы старались соответствовать пожеланиям земляка.

«Здесь, на берегах Бугуруслана,
где раскинулись роскошные леса,
луга, заросли, отлогие и крутые горы,
непочатая степь с множеством зверей
и птиц… прожил я большую половину своего века».
С.Т. Аксаков

Оренбургская область
село Аксаково (Знаменское)

История освоения Оренбуржья тесно связано с историей Аксаковского рода, у истоков которого деятельность русского помещика Степана Михайловича Аксакова, деда писателя. Именно он один из первых или первый стал осваивать здешние земли, за ним последовали и другие помещики, преимущественно Симбирской губернии. В 60-е годы ХVIII века Степан Михайлович «поставил деревянный дом, заложил парк с липовой и сосновой аллеями, немногим позже построил мельницу и запрудил реку Бугуруслан». Вот так!
Село Аксаково расположено в живописном месте Оренбуржья, в двадцати пяти верстах от уездного города Бугуруслана Оренбургской губернии и занимает совершенно особое место в жизни писателя: «Во все течение моей жизни я продолжал испытывать приближаясь к Аксакову подобные ощущения… Старые меха не выдерживают молодого вина, и старое сердце не выносит молодых чувств… но тогда, Боже мой, что было тогда!» Мы убедились в этом, когда подъехали к селу, которое расположилось в живописном месте Оренбуржья, в 35 километрах от Бугуруслана, недалеко от трассы Бугульма-Бузулук.
Мы обо всем знали, не понаслышке. В первый день нашего путешествия приехали к знаменитой Челяевской горе, к единственному в своем роде пруду, выкопанному еще при Степане Михайловиче, к мельнице… Прошли в парк со столетними липами и соснами, искали путь к грачиной роще, которая доставляла столько радости и восторга маленькому Сереже Аксакову…
Было 18 часов нашего уральского времени, нас встретили не по-осеннему солнечный теплый вечер, неумолчное щебетанье птиц, названья которых мы так и не смогли угадать. Забегая вперед скажу, что птицы Оренбуржья стали для нас не просто предметом восхищения, но и зависти: мы узнавали у соседей голоса птиц, которых в Уфе давным-давно уже нет. К примеру, щурку золотистую в Уфе мы запеленговали последний раз в нашем саду, на Кардоне, лет пять назад, больше о ней не слуху, не духу. А здесь, наша общая когда-то уральская пташка, дай Бог ей здоровья, летает.
Признаюсь, птицы – моя слабость, раз в год, по весне, жду прилета стрижей, которые гнездятся на нашем балконе, и грущу, когда они от нас улетают в теплые края. Поэтому не могу не сказать об одном из участников нашей экспедиции – Сергее Ивановиче Жданове, фотохудожнике, авторе уникальной дилогии о природе нашего с вами уральского края. Его бесценная книга в двух томах «Звери и Птицы» стала результатом серьезной непростой работы. Без доли преувеличения скажу, что Сергей Жданов – прямой наследник аксаковских традиций и увековечение в неравнодушной, художественно-живописной форме того, что мы теряем в природе навсегда, дорогого стоит. С первых минут экспедиции Сергей Иванович потряс нас своей реакцией фотохудожника: пока мы, разинув рты, слушали, смотрели и плохо успевали в процессе познания окружающего мира фиксировать его на свои телефоны, Жданов вскрикнул: «Похвистень!» – и через мгновение фото этой птицы-крохотули было у меня на ватсапе.
Именно здесь, на этой своей «прекрасной родине», как называл Аксаково сам Сергей Тимофеевич, прошли его детские и отроческие годы, сюда приезжал он на каникулы, когда учился в Казанской гимназии, а затем в Казанском университете. И сюда же, в 1816 году, вернулся двадцатипятилетним человеком, уже женатым и счастливым! Ни о каком писательском труде тогда и не помышлял. Но именно здесь через три с лишним десятка лет родится уникальный русский писатель, который займет свое, только ему принадлежащее место в русской культуре, рядом с которым поставить никого до сих пор никто не берется. Хотя, конечно, мы помним, что Сергей Тимофеевич Аксаков пришёл в мир всё-таки в городе Уфе Оренбургской губернии, 20 сентября 1791 года. И Уфа навсегда остаётся родиной этого русского человека, ваятеля и главы великой русской семьи, русского писателя.
Выдающийся наш современник, писатель, публицист, критик, выдающийся общественный деятель, не уфимец, но оставивший нам уникальные книги о нашем земляке, М.П. Лобанов в последней повести «”Дух по-прежнему тревожен…”. Жизнь Сергея Аксакова» посвятил селу Аксаково львиную долю текста, тем самым в очередной раз подчеркивая значимость и уникальность данного места для Сергея Тимофеевича. Смотрите, как называются главы этого произведения: «Из далей “прекрасной родины”», «Где родился, там и пригодился» и т.д. Вот что он пишет: «Да, если и есть блаженство на земле, то его переживал Сергей Тимофеевич, семейный человек, в своем родном Аксакове. Сколько раз приезжал, возвращался он в Аксаково, и каждый раз это была почти безумная радость встречи. И так с самого детства, с тех пор, как родители впервые привезли его в деревню из Уфы, где он родился. Особенно памятно ему то волнение, с каким въезжал в Аксаково вместе с матерью, забравшей его, больного, из Казанской гимназии. Беспрестанно спрашивал кучера, скоро ли будет деревня. И вот наконец тот сказал, наклоняясь к переднему окошку: «Вот наше Аксаково, как на ладонке».
…Тепло и по-аксаковски родственно встретили нас сельчане старинного заповедного села Аксаково. На месте сохранившегося старого фундамента в 1998 году был реконструирован аксаковский усадебный дом. Его сознательно сделали одноэтажным, каким видел его Сережа в детстве. Трогательно, да? И бережно. Грамотно! Главное «угощенье», которое они нам приготовили, стала модная нынче ночная экскурсия – реконструкция усадебной жизни, где каждая комната олицетворяла жизнь русских дворян. Помнится по «Семейной хронике», Степан Михайлович выше всего ставил свое дворянство. И очень гордился им.
Потом пили чай с пирогами с грибами и аксаковскими крендельками. И тихонько размышляли о том, что музей – это здорово, но совсем другое дело, когда это Музей-усадьба. Всё подаётся глубже, с определенным метафорическим содержанием, с загадкой, с какой-то вуалью, что ли. Я вспомнила, как в «плохие» советские годы со студентами мы побывали и в некрасовской усадьбе в Карабихе, и в толстовской, тургеневской и прочих дворянских усадьбах. И особое очарование им всем придает, безусловно, пруд, как неотъемлемая и традиционная их часть. Не случайно это нашло отражение в различных видах и жанрах русской культуры: литературе, живописи, сценографии…
Вот в таком классическом, благородно и грамотно восстановленном аксаковском пространстве провели мы часть своего авто вояжа. «Наверняка, в аксаковские времена, пруд был совсем иным, чем сегодня», – это я уже размышляла в дороге, да и хозяева дорогие рассказали, что пруд сегодня имеет совсем иные границы, но очарования своего он не потерял. Напротив, он, казалось, отпечатался в нашей памяти навсегда. Ведь именно вокруг таких прудов «вились» тургеневские «дворянские гнезда», в беседке подле такого пруда в Маниловке мечтал пустоватый нелепый гоголевский помещик. Думаю, если перелистать толстовские романы, там тоже они, пруды, найдутся. Пруд как часть дворянской культуры, как культурологическое явление.
А еще по дороге мы вспоминали рассказ работников музея о том, что в двух километрах от села находится Барский родник, откуда возили на лошадях в больших бочках воду для хозяев. До сих пор, как и много лет назад, за чистой родниковой водой к нему ездят все желающие.
Итак, мы снова в пути. Поблагодарив коллег за интересное погружение в прекрасную усадебную ночь, запаслись «Аксаковским медом» из шалфея. А нас уже ждал «дорожный экипаж» и дорога, ДОРОГА – та, которая, по мнению Сергея Тимофеевича, дает «мечты и надежды в будущее».

Преображенка – родина Н.М. Карамзина

Продолжаем погружение в великую отечественную литературу. Впереди – имя, которое сегодня не очень на слуху, сомневаюсь, изучают ли его в школе, – впереди родные места Николая Михайловича Карамзина, великого нашего соотечественника, ученого-историографа, общественного деятеля, писателя, автора нетленного памятника русской культуры «Истории Государства Российского» и хрестоматийной повести «Бедная Лиза».
Село Преображенка Бузулукского района – оренбургское имение семьи Карамзиных. Основал его отец писателя – Михаил Егорович, получивший эти земли за безупречную военную службу. До Бузулука – всего 55 километров.
Несмотря на то, что прямых документов о месте рождения Николая Михайловича нет, тем не менее большинство фактов и свидетельств говорят в пользу оренбургской версии: Николай Михайлович Карамзин родился в Оренбургской губернии, селе Преображенка в 1766 году. Детские годы будущий писатель тоже прожил здесь. Сельчане верят в это и гордятся выдающимся земляком. На протяжении всей жизни он поддерживал связи не только с родственниками, но и с соседями по имениям, в том числе с оренбургскими дворянами, которых называл своими собратьями.
Жизнь в Преображенке бурлила, село было центром провинциальной жизни. В Бузулукском и Бугурусланском уезде жили родные братья Николая Михайловича – Василий, Федор и Александр, и сестра Екатерина. Их потомки были владельцами родовых поместий до 1917 года. А родной брат писателя, Федор, в начале Х1Х века избирался бузулукским уездным предводителем дворянства и проживал в Преображенке постоянно.
Семья Аксаковых пересекалась с Карамзиными не раз, во-первых, они были соседями, во-вторых, представителями одного круга и даже дальними родственниками. Вспомним, в «Детских годах Багрова-внука» представлена подробная характеристика младшего сводного брата Карамзина, Александра Михайловича, который подолгу жил в Преображенском. С.Т. Аксаков дает не только скрупулезный портрет своего современника, но и представляет его характер и свое, авторское, искреннее отношение: «Карамзина все называли богатырем; и в самом деле, редко можно было встретить человека такого крепкого могучего сложения. Он был высок ростом, необыкновенно широк в плечах, довольно толст и в то же время очень строен; грудь у него выдавалась вперед колесом, как говорится; нрав он имел горячий и веселый; нередко показывал он свою богатырскую силу, играя двухпудовыми гирями, как легкими шариками … я думал в то же время, какой бы чудесный рыцарь вышел из Карамзина, если б надеть на него латы и шлем и дать ему в руки щит и копье».
Удивительна история названия села. Первоначальное было Михайловка, по имени основателя, затем оно стало Карамзихой. Преображенкой оно стало называться после 1786 года, когда была построена церковь во имя Спасо-Преображения и православного праздника – Преображения Господня. Здание храма сохранилось, но используется оно, к сожалению, не по назначению.
В Преображенке нас встретил Сергей Викторович Колычев, директор Бузулукского краеведческого музея, директор благотворительного фонда имени Г.Р. Державина, личность известная не только в нашей общей губернии, в Оренбурге и Уфе. Сергей Викторович не раз принимал участие в наших автомобильных пробегах и на снегоходах аж из Уфы. Литературную, культурную, образовательную карту Оренбуржья невозможно представить без его яркой просветительской деятельности, где мы сразу выделили приоритет науки и исследования, где начисто отсутствует уфимский комплекс неполноценности и вторичности, т.к. сразу виден вектор личности и его деятельности, цель которой – благо Отечества.
Поразил и никого не оставил равнодушным фильм Сергея Колычева «Карамзины». Он получился по-научному глубоким, с ярко выраженной авторской позицией и вместе с тем не наукообразный, чем грешат подобные работы. Адресованный не только, что называется, региональному зрителю, а имеющий всероссийский размах и значение. Не так давно мы отметили 200-летие со дня рождения великого мыслителя, историка, писателя, и фильм Сергея Колычева о Карамзине – достойная благодарная «юбилейная» лепта.
А мы? А мы развернули наше знамя экспедиции – знамя Всероссийского географического общества и сфотографировались у памятника нашему соотечественнику и земляку Николаю Михайловичу Карамзину.

Державино

Жёсткий маршрут экспедиции ведёт нас от одного памятника русского литератора и литературы к подобному же. И мы в одночасье убеждаемся в том, что Оренбуржье – исторически значимый и насыщенный литературный перекресток нашей страны, который объединяет литературные имена России аж с ХVIII века. Сами названия населенных пунктов уже определяют вектор отечественной культуры . А ведь на дворе век ХХI, такая бесценная старина нам встречалась на каждом шагу! Кто-то заметил: «Ведь в тот раз этих памятников не было, растут как грибы памятники в Оренбурге, а у нас без устали хвалят памятник дворнику, что на проспекте Октября».
Старинное русское село Державино, затаившееся между Бузулуком и Бугурусланом, за холмами, за долами, называют жемчужиной Оренбургского края… Оно было основано и появилось на карте Оренбуржья в 1756 году благодаря отцу поэта Гавриила Романовича Державина, Роману Николаевичу на землях, пожалованных ему за безупречную службу офицером в Оренбургских полках, которые действовали в интересах Оренбургской экспедиции, основавшей Оренбургский край. Впоследствии первый губернатор Иван Неплюев, называемый оренбуржцами не иначе как «наш великий губернатор», добился от императрицы того, чтобы этим офицерам выделяли земли. Первые жители села – 13 крепостных крестьян – были куплены матерью поэта, Феклой Андреевной, в Поволжье и привезены сюда. Тут же была построена деревянная церковь.
Семья поэта частенько жила в этих владениях. Сам Гаврила Романович бывал в этом селе наездами, но в Оренбургской губернии жил подолгу, любил Оренбуржье, ведь здесь прошло его детство.

Там степи, как моря, струятся,
Седым волнуясь ковылем;
Там небо всюду лучезарно.
Янтарным пламенем блестит,-
Мое так сердце благодарно
К тебе усердием горит.

С Г.Р. Державиным С.Т. Аксаков познакомился еще в юности, а в конце жизни написал увлекательные воспоминания об этом периоде. Их знакомство состоялось в конце 1815 года в Санкт-Петербурге в доме поэта на Фонтанке. Аксаков благоговел и робел перед великим поэтом. Державин же был рад знакомству с молодым человеком, о котором ему рассказывали как о прекрасном актере и декламаторе. Кроме того, для поэта было немаловажно, что они были земляками: «Вы оренбуржец и казанец, и я тоже; вы учились в казанской гимназии сначала и потом перешли в университет, и я тоже учился в казанской гимназии, об этом университете никто не помышлял. Да мы с вами и соседи по оренбургским деревням; я обо всем расспросил братца вашего. Мое село, Державино, ведь с небольшим сто верст от имения вашего батюшки…».
В Оренбуржье от семьи Державиных остался материальный – уникальный и духовный, конечно – памятник ХVIII века – православный храм Смоленской иконы Божией Матери, строительство которого поэт завершил в 1796 году. Храм является памятником истории и культуры и связан с дворянскими семьями Аксаковых, Карамзиных, Набоковых, Шишковых, с жизнью современного нам поэта Евгения Курдакова (1940–2002). В 1819 году в нем венчались Александр Шишков и Мария Булгакова – родители Софьи Александровны Шишковой, в замужестве Аксаковой, жены будущего губернатора Оренбурга и Уфы Григория Сергеевича Аксакова. Да, да, нашего, первого губернатора.
А Оренбургский край продолжает нас удивлять: перед нами Дом Божий восстал из праха времен. Здесь тебя охватывает такое чувство, что время остановилось, его нет, оно куда-то делось и там, далеко, за Бузулукским Бором – от-ды-ха-ет! Кроме храма, есть в Державино еще одно уникальное место – родник, освященный иконой «Неупиваемая чаша». Нам дойти не довелось, но Сергей Викторович сказал, что вода леденющая, но вкусная. Исцеляющая!
И вновь знамя экспедиции – у памятника, но уже Гаврииле Романовичу Державину.
Дальше наш путь лежал через Бузулук, жемчужину Оренбургского края.

Бузулук

Сказать, что мы мало знали о Бузулуке, не сказать ничего, у меня по этому поводу была просто «таричеллева» пустота.
То, что мы узнали и увидели, внушает оптимизм и, простите, зависть. Оказывается, под боком у нас город, где не разрушаются корни и история, а совсем даже наоборот.
Смотрите: Бузулук в разные исторические эпохи был крепостью, духовной столицей самарского Заволжья, купеческой республикой, красной цитаделью, городом-штабом, а теперь является неофициальной нефтяной столицей Оренбуржья. А бузулукская земля была крестьянским царством, краем дворянских гнезд, одним из литературных перекрестков России.
Бузулук основан как крепость в 1736 году статским советником и руководителем Оренбургской экспедиции Иваном Кирилловым на месте слияния рек Бузулук и Самара для контроля над степными дорогами…
Первыми бузулукскими помещиками были Державины, Карамзины, Ляховы и Страховы…
В сентябре 1833 года Бузулук посетил А.С. Пушкин, который собирал в Оренбуржье материалы для «Истории Пугачева» и «Капитанской дочки»…
В городе сохранилась ценная планировка, каменная и деревянная застройка, отдельные памятники архитектуры второй половины ХIХ – начала ХХ веков. Дворянская утонченность здесь соседствовала с купеческим размахом. Духовные устремления были выражены в величественных православных храмах…
Современные ученые и путешественники называют Бузулук «заповедником деревянного модерна», замечательным образцом уездного города. Бузулучане сумели максимально сохранить или возродить свои корни, сообразно им обустроить свою повседневность и заглянули далеко в будущее…. В этом убедил нас великолепный краеведческий музей города, с богатым, насыщенным историческим и природным содержанием.
История Бузулука, небольшого нестоличного городка – это история всей страны. Причем все этапы и страницы истории Отечества представлены объективно, грамотно, уважительно. Яркая страница – истоки города, его рождение, его становление, своеобразие ХVIII века, величие ХIХ. И в годы гражданской войны он был не на обочине истории Отечества. Город воевал и победил в Великой Отечественной войне, в мощной связке со всей страной.
Сегодня Бузулук – одновременно историческое поселение регионального значения и современный город с населением свыше 85 тысяч человек. Он имеет удобное географическое расположение, а также прямое автомобильное и железнодорожное сообщение.
Насладившись историческим ароматом города Бузулука, мы к вечеру этого дня достигли еще одного заповедного места России.

Бузулукский бор

Национальный природный парк Бузулукский Бор считается чудом номер один Оренбургской области, и, как нам сказали, в последнее время он побил все рекорды посещаемости. Сказать, что мы увидели Красоту, не сказать ничего.
Если взглянуть на карту России и сосредоточиться на нашем Южном Урале, то внимание привлечет роскошный сочно-зеленый треугольник: такое впечатление, словно кто-то гигантскими ножницами геометрически вырезал треугольный кусок тайги и перенес его на обширное пространство между городом Бузулуком и селом Борским. Чур, не путать с Бермудским, который морочит голову мореплавателям всех континентов не один десяток лет! Речь пойдет о мощном сосновом массиве, который раскинулся во глубине Евразии и представляет собой своеобразный континент в континенте.
Самый большой в мире реликтовый сосновый массив расположен в долине реки Самары и окружен степями. Первое, что нас поразило, – это мощная стена зеленого леса, стена красавиц наших уральских сосен, стройных, излучающих гармонию и красоту. И этот роскошный мощный лесной оазис «цветет и пахнет» в засушливом Заволжье, в краю его степных просторов! Существует мнение, что на этом месте когда-то плескалось море, которое ушло и на его месте выросло это чудо.
Слушая насыщенное повествование Сергея Викторовича, я подумала: а ведь Бузулукский бор настоящий таежный форпост на юго-востоке Европы! Ведь именно через эти места со стороны Казахстана и Средней Азии в жаркую летнюю пору мчатся знойные ветры, которые своим иссушающим дыханием способны уничтожить все посевы на сотни километров вокруг. «Но не тут-то было!, – не без оптимизма заявляет наш гид. – На полпути ветры встречают Бузулукский бор, о который и разбиваются, ибо бор для них – неприступная зеленая крепость, сотворенная Всевышним». Да, этим могучим дружным соснам, скрепляющим песчаные почвы, веришь, глядя на их натруженные корни, преклоняешься перед ними, видя такую высокую миссию. Они – единственные спасительницы живой природы России. Правда-правда, это не гипербола, они живые, мы ощутили каждый на себе. Не случайно эта впечатляющая божественная картина Бузулукский бор – «дедушка русского лесоводства» – является одним из главных природных символов Оренбуржья и особо охраняемой природной территорией. Несмотря на то, что бор расположен в степной зоне, здесь выпадает на 15-22 % больше осадков, поэтому поля вокруг леса дают большую урожайность, бор практически формирует особый микроклимат. Ученые отмечают здесь большую продолжительность солнечного сияния по сравнению с другими густонаселенными районами страны. Не без гордости бузулукчане говорят об уже сложившейся туристической славе Бора как места, благоприятного для отдыха и ландшафтной терапии.
Конечно, наша дружная уфимская команда не впервые лицезрела сосновый лес, но в том-то и дело, что лес – это лес, а его величество Бор – это несколько лесов, это много лесов. Чуете разницу? Посмотрите, какими поэтически точными эпитетами народ наградил эти роскошные невиданные интереснейшие места нашего Урала: «Бор-уникум», «жемчужина Заволжья», «бриллиант среди степей» и др.
С особой гордостью и удовольствием Сергей Викторович рассказывает о насыщенном содержании заповедника: «В нашем бору вы можете найти уголки самых разных природных регионов страны: от тенистого широколиственного леса – дубравы и северной тундры, тайги и знойной ковыльной степи. Если вам повезет, можете встретить ручейки с чистой прохладной водой, в которых еще совсем недавно водились и форель, и выхухоль. Да-да, не исключено, что где-то в нашей глуши, куда мы с вами не дошли, они есть и до сих пор. Животные? А как же! Здесь хозяйничают домовитые бобры, быстрые лоси и хрупкие косули. Около 700 видов растений и более 200 видов птиц и млекопитающих выявили ученые в Бузулукском бору!»
Главной достопримечательностью Бора являются 350-летние сосны, с одной из них мы не только пообщались, но и подружились и вдоволь пообнимались (те уфимцы, которые здесь не впервой, уверяли, что они, сосны, лечебные, поэтому они обнимались более профессионально, нежели мы, со знанием дела).
Краса и гордость национального парка-заповедника «Бузулукский бор» – 350-летняя сосна. Это один из самых знаменитых символов хвойного массива. Сосна-красавица появилась на свет во время царствования царя Михаила Романова! Да-да, 385 лет, всего-то! Высота дерева свыше 30 метров, диаметр 1,5 метра. Для того, чтобы обхватить сосну, нужно крепко взяться за руки нескольким человекам, подумать о хорошем и добром, подружиться и уже потом обняться с Бузулукской красавицей. Что мы и сделали не раз!
А впереди – главная наша река – матушка Волга и область, которая с ней тесно связана, впереди – Поволжье. Самарская область, как и областной центр, тесно связана с родом Аксаковых, но мы едем прямиком в Борское.

Борское

Как и все, что мы видели в экспедиции, Борское – село историческое, связано с историей России. А именно – со строительством Самарской охранной линии. Дата его рождения – 1736 год. Отсюда следует, что Борское – село-крепость, село-воин. Но русские крестьяне – землепашцы и хлеборобы – самый мирный народ. Поэтому, когда к концу ХVIII века крепость утратила прежнее военно-стратегическое значение, превратилось в обычное поселение. Тем не менее до конца ХIХ века село называлось Борская крепость. Наряду с казаками в ней селились и крестьяне, и мещане, и купцы, и разночинцы. В разное время Борское посетили: академик Петр Симон Паллас, А.С. Пушкин, Т.Г. Шевченко, Л.Н. Толстой, – опять россыпь знаменитых исторических имен!
Славная история села бережно хранится в Борском краеведческом музее, который располагается в самом красивом, и, что мы сразу подчеркнули, в старинном, историческом здании.
В селе есть большая библиотека, вокруг которой разбит Аксаковский сквер. Как всегда и везде на Руси, и здесь нас встречали хлебом и солью. Мы приехали тоже не с пустыми руками: пополнили историческую библиотеку новыми книгами, а В. Аброщенко, согласно установившейся десятилетней традиции, посадил в Аксаковском сквере села калину из Калиновки! (Давлекановскаий район Башкирии). Неформальность этой традиции прочитывается уже в самом названии, правда, оно очаровательное: «калина из Калиновки»! За три десятилетия Аксаковского движения сосны, березы и прочие дерева, посаженные писателем В. Распутиным, космонавтом В. Савиных, поэтом К. Скворцовым, народным скульптором Республики Беларусь И. Мисько и другими известными гостями Аксаковских праздников, растут потихоньку и в Надеждино, и в Зубово, и уже шелестят листвой. В этом замечательном центре культуры ребятишки села показали свою версию сказки С.Т. Аксакова «Аленький цветочек», настоящий театрализованный спектакль, который зрители встретили аплодисментами, без скидки на возраст ребят. А мы увезли из Борского новые и добрые впечатления, и уверенность, что через пару лет здесь зашелестит калина из Калиновки!

Серноводск

 Будучи еще очень молодым охотником, ехал я на исходе июля,
 со всем моим семейством, на серные Сергиевские воды.
С.Т. Аксаков

Сергиевские минеральные воды расположены на Серноводской возвышенности, к которой примыкает гора Шихан, на границе Оренбургской и Самарской области. В разные годы на курорте побывало много известных людей: математик Н.И. Лобачевский, писатели Н.Г. Гарин-Михайловский и В.А. Соллогуб, композиторы А.А. Алябьев и А.Г. Рубинштейн – россыпь имен!
В самом начале ХIХ века серноводный источник стал приобретать популярность среди окрестных помещиков и купцов, очень скоро он получил название «Дворянские воды».
Несколько поколений аксаковской семьи бывали в этих местах. Мать Сергея Тимофеевича Мария Николаевна часто приезжала сюда на лечение грязями и водой. Не раз здесь бывал и Сергей Тимофеевич. Местное курортное общество он описал в неоконченной повести «Наташа». Здесь лечились и его сестры, Анна Тимофеевна Воейкова и Софья Тимофеевна Глумилина с семьями. В 1848 году сын писателя, Иван Сергеевич, подробно писал родителям о курорте, сожалея, что не может вместе с ними разделить радость от этой красоты: «Что за красота Голубое озеро! Я ничего подобного и представить себе не мог! Оно голубое от преломления лучей в этой светлой серной воде. Озеро или озерцо глубоко, говорят, до 20 саженей и идет вниз воронкой. Мы бросали камни, и по крайней мере вы целую минуту можете проследить его падение, постепенно голубеющего, до тех пор, пока его не станет видно. Но еще краше сама степь, и горы, и ковыль! Что за роскошь! Дикое вишенье, дикие персики, сухие и седые болота, камыш по Тунгуту, журавли, утки, разная дичь, пространство, видно на 40 верст кругом, местами дубняк, ковыль в цвету… Зачем Вас нет с нами, милый отесинька. Я не могу без слез подумать о том, каковы были бы Ваши впечатления и ощущения!.. Надо, надо еще раз съездить в Оренбургскую губернию».
Голубое озеро – главная здесь достопримечательность, явление сверх загадочное. Загадка первая: оно имеет геометрически круглую форму, расположено в карстовой воронке. Природа – математик!? Так получается. Загадка вторая – оно редкостного цвета, осмелюсь назвать – бирюзового да простят меня за отсебятину гостеприимные хозяева. Загадка третья – озеро никогда не замерзает!

*  *  *

Наш маршрут занял всего три дня, но впечатлений, новой информации, знаний хватит, уверена, надолго. Заранее завидую туристам, всем, кто повторит наш маршрут. Туристические маршруты бывают разные, в одних местах побывал и хватит, все прочел и все понятно, «у матросов нет вопросов». А вот мы побывали в таких местах, где, побывав единожды, хочется обязательно вернуться еще раз. Наш маршрут оказался на редкость многогранным и насыщенным, за короткий период времени удалось получить и прекрасное времяпровождение в общении с заповедным краем России, и погружение в русскую усадебную культуру, и ещё раз возгордиться лучшей в мире литературой, и восстановить или услышать впервые историю Отечества. Чтобы понять все, что поняли мы, надо туда поехать.

…Пока готовился этот материал, в Оренбурге открыли еще один памятник, на сей раз не великому человеку, а великому … сло-ва-рю! Памятник называется «Толковый словарь живаго великорусского языка» Владимира Ивановича Даля. В «Литературной газете» читаем в заметке под названием «Оренбургский триумф»: «В Общественной палате подвели итоги конкурса “Культурный след”. Главный приз получил памятник словарю Даля в Оренбурге, созданный художником Александром Сукмановым по задумке Игоря Храмова». А давайте напомним друг другу об этом огромном лингвистическом своде – памятнике русской культуре. Начнем с того, что словарь – это сборник слов какого-либо языка с толкованием или переводом их. Любого языка? Думаю, что нет. Что касается нашего языка, родного, государственного, то история словарей русского уходит в глубину веков, и Владимир Даль начал не с нуля, Тем не менее его Словарь уже стал памятником русской культуры практически с первого издания, но вот только жители славного города Оренбурга догадались увековечить его в камне, и наш Словарь – теперь на века!

Опубликовано в Бельские просторы №8, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то приобретите премиум-подписку.

Файзуллина Элеонора

Кандидат филологических наук, доцент, член Союза журналистов России.

Регистрация

Сбросить пароль