Елена Глазкова. РАССКАЗЫ В ЖУРНАЛЕ “БИЙСКИЙ ВЕСТНИК” №2, 2020

Сегодня в сказочной избушке вдруг жалобно заскрипела давно не отпиравшаяся старая дверь. «Вы совсем обо мне забыли, – печально прохрипела она, – а в давние времена многие мечтали заглянуть сюда».
Я с трудом отодвинула тяжёлый засов и шагнула в неведомое.
Передо мной возникло древнее Варяжское море – теперь его называют Балтийским. Вдали из густого тумана выглядывал остров Рюген.
В глубокой древности его называли Руян – Буян. Помнишь у Пушкина слова: «…Мимо острова Буяна в царство славного Салтана…»?
На  скалистом  обрывистом берегу острова блистал роскошными храмами священный город славян Аркона. Несметные богатства хранились в нем. После уборки хлеба сюда стекалось великое множество народа – приезжали поклониться древнему четырехликому богу русов Святовиту.
В главный Арконский храм полагалось приносить третью часть военной добычи – золото, серебро, жемчуга, добытые на войне. Сундуки, стоявшие в храме, с трудом вмещали подаренные драгоценности. Охраняла богатства дружина в триста витязей на боевых конях.
В главном храме Арконы воины поклонялись священному белому коню Святовита. Его длинные грива и хвост никогда не стриглись.
Перед битвой коня выводили за узду из сеней храма на три ряда скрещенных копий. Если он через все копья ступал сначала правою ногой, а потом левою – это считалось счастливым предзнаменованием. Если конь первый шаг делал с левой ноги – поход отменялся.
Неожиданно сильный порыв ветра поднял меня ввысь. Далеко за горизонтом я увидела самую высокую в древней Греции светлую гору Олимп – жилище двенадцати главных богов Эллады: так в древние времена называли Грецию. Среди богов-олимпийцев главным считался Зевс – бог неба, грома и молний. Крылатый конь, белоснежный Пегас, доставлял Зевсу на Олимп громы и молнии от бога огня – Гефеста.
На вершину горы не смели подниматься простые люди. Вход на Олимп охранялся, а белые густые облака надёжно закрывали его. Гигантские одноглазые циклопы-силачи строили для богов-олимпийцев чудесные дворцы. Кентавры возили колесницу Диониса – бога виноделия. Жестокие и грубые, они пугали окружающих необузданным нравом.
Могущественный Зевс боялся потерять власть и нередко лютовал. От произвола богов попытался защитить людей сильный и мужественный титан Прометей.
Он похитил искру священного огня с Олимпа, подарил людям и научил пользоваться им. Разгневанный Зевс жестоко наказал титана, приковав к скале.
В сказке ты ещё встретишь этих героев. А сейчас я поведаю тебе удивительную историю.

СКАЗКА О ЛОШАДИ ИЗ СОЗВЕЗДИЯ ПЕГАСА

Приближалась  полночь,  а мальчику не спалось. В окно, улыбаясь, заглядывала луна. Её волшебные лучи превращали обычные предметы в сказочных персонажей.
Елисей накинул рубаху и вышел на крыльцо. Луна притягивала. Закинув голову, он разглядывал далёкое светило. Миллионы звезд сверкали и подмигивали ему из необъятного вселенского пространства.
Мальчик искал среди них созвездие Пегаса – крылатого коня.
Он любил лошадей. Зная породы и повадки умных животных, он умел с ними обращаться. Дедушка Елисея в молодости дрессировал лошадей в цирке, и любовь к ним передалась внуку.
Он часто рассказывал мальчику о любимых артистках – лошадях. Иногда кое-кто из них проявлял строптивый нрав, кусался, скалил зубы, но всё же они слушали его, выполняли команды, а потом искали сахар, стараясь забраться в карман. Получив сладость, лизали руки в знак благодарности. Мальчик знал: нельзя приближаться к лошади резко, прыгать рядом с ней, махать руками, подходить сзади, пролезать между ног и под шеей. Садиться на лошадь нужно с левой стороны. Этим правилам Елисея научил дедушка.
Продолжая разглядывать ночное  искрящееся  пространство, мальчик вдруг увидел движущийся на фоне звёзд силуэт златогривой лошади. Она мчалась по звёздному небу, а за ней, еле поспевая, летел табун лошадей. Елисей застыл от восторга, ему не верилось в происходящее. А может быть, это сон?
Золотая красавица, тряхнув гривой, неожиданно стала спускаться, направляясь к земле, а табун помчался дальше. Елисей бросился на опушку леса. Полная круглая луна, словно солнце, освещала всё вокруг. Деревья отбрасывали причудливые сказочные тени. Послышалось ржание.
Копыта  осторожно  коснулись земли, и посреди поляны появилась лошадь рыжей масти, будто золотая, с гривой и хвостом льняного, почти белого цвета. Затаив дыхание, мальчик разглядывал её: благородная голова с большими умными глазами; короткая, мускулистая, мощная шея, спокойная, уверенная  поступь.  Настоящая царица лошадей гарцевала перед ним. К ней можно было прикоснуться!
«А ведь эта красавица, похоже, авелинской породы, значит, она родилась на земле …» – размышлял Елисей.
Мальчик вышел на поляну и, обратившись к лошади, спокойно протянул руку: «Скажи, что с тобой произошло, ведь ты – земная, а прилетела из космоса?!»
Она не шарахнулась в сторону, только склонила голову набок.
«Да, я – из созвездия Пегаса, но родилась на Земле. Давным-давно меня похитили Кентавры и унесли на далёкую планету».
Лошадь внимательно посмотрела на мальчика и неторопливо продолжила: «В созвездии Пегаса существуют три царства – государства: крылатых коней, кентавров и обычных лошадей. Мы дружим с Пегасовым царством крылатых коней, а царство Кентавров причиняет нам зло. Они захватили наши земли, заставляют без отдыха работать, а обессиленных и голодных сбрасывают в пропасть. Многие мои друзья погибли от острого копья Кентавров. Нам надо защищаться».
«И как же вы собираетесь это делать?» – удивился Елисей.
«В детстве родители рассказывали мне о чудесной траве и живой воде. Их можно найти только на Земле, богатой волшебными свойствами. Это наша последняя надежда. Тогда мы станем сильными и неуязвимыми. Пегас отправил меня в далекое путешествие, надеясь одолеть их. Каждый из друзей, провожая, отдал мне частичку своей силы. Но Кентавры прознали о нашем замысле, и один из них гонится за мной…»
Елисей не удивился, что она отвечает ему человеческим голосом – всё вокруг казалось сказочным видением.
«Пойдём к нам домой! Вчера отец косил траву, тебя ждёт свежий душистый стог сена…» – смело предложил мальчик.
Лошадь, тряхнув гривой, благодарно взглянула на него умными добрыми глазами.
«А как тебя зовут?» – поинтересовался мальчик.
«Людей называют по имени и фамилии, а лошадей различают по породам и дают клички. Я – авелинской породы, самой выносливой и здоровой, – подтвердила она догадку Елисея. – Выросла в скалистых окрестностях Альп. Друзья зовут меня Авелина».
Неожиданно послышался треск ломающихся веток. Шум быстро приближался.
«Это Кентавр! Помоги мне укрыться…» – взмолилась Авелина.
«Скорее бежим к стогу сена, я забросаю тебя травой!» – заволновался Елисей.
На поляне появилось странное существо. Длинные чёрные волосы развевались на ветру. Злые глаза на человеческом лице сверкали яростью, а вместо ног – тело огромной лошади. Полуконь, получеловек! В огромных мощных руках – копье. Казалось, всадник врос в лошадиное тело.
«Ты не видел здесь белогривой лошади?» – грозно прорычал Кентавр.
«Нет!» – звонко крикнул взволнованный Елисей, успев спрятать Авелину.
«Такое жестокое и страшное существо не остановится ни перед чем», – подумал мальчик.
«Смотри! Если обманул – пожалеешь!» – зло ткнув копьем в стог сена, преследователь поскакал дальше. Авелине повезло: острие не задело её. Елисей быстро отбросил сено.
«Он уже далеко. Возьми меня с собой, я помогу тебе!» – с мольбой в голосе попросил мальчик золотую красавицу.
«Конечно! Садись поудобнее, нам нужно торопиться! А я по пути расскажу тебе о другом кентавре, благородном и мудром, по имени Хирон.
Он жил давным-давно, славился добротой, любил музыку, разбирался в военном искусстве, лечил и обучал людей. Один из его воспитанников – Геракл – стал знаменитым греческим героем.
Боги подарили Хирону бессмертие. Но однажды Геракл нечаянно ранил кентавра стрелой, отравленной ядом. Мучаясь от неизлечимой раны, Хирон мечтал о смерти.
А в это время прикованный к Орлиной скале страдал Прометей. Каждый день свирепый и кровожадный орёл прилетал клевать его печень.
Тогда Хирон отказался от бессмертия в обмен на освобождение Прометея. За этот благородный поступок Зевс поселил Хирона на небе, превратив его в созвездие Кентавра.
Авелина стремительно мчалась по лесу. Мальчик не успевал разглядывать деревья, полянки, небольшие речушки.
«А где же ты найдешь живую воду?» – заметив блеснувшее озерцо, поинтересовался Елисей.
«На склоне горы Геликон. Там когда-то Пегас выбил копытом волшебный источник. Его вода дарила поэтам вдохновение, а больным здоровье. Её называли живой водой. Как только страждущий выпивал кружку прозрачного холодного напитка, старец превращался в юношу, а хромой – сбегал с горы, забыв о больной ноге».
«А где мы найдём семена волшебной травы?» – волновался Елисей.
«На острове Рюген. При главном храме Арконы живет мой друг, священный белый конь. Он знает о наших бедах. По повелению древнего бога земли русской Святовита для жителей созвездия Пегаса приготовлен ларец с семенами чудодейственной травы».
Мальчик вспомнил об угрозе злого Кентавра, оглянулся и вдруг ясно услышал шум погони. Их настигал свирепый враг! Елисей спрыгнул с лошади и затрубил в пастуший рожок. Он умел играть так, что зачарованные птицы отовсюду слетались слушать чудные мелодии. В это время он мог управлять ими.
Елисей указал на Кентавра, и птицы, словно полчище комаров, кинулись на него. Растерявшись от неожиданности, грозный преследователь попытался отмахиваться, присев на задние ноги, но ничего не помогало. Копье выскользнуло из рук, а птиц становилось всё больше.
Елисей вскочил на лошадь:
«Скорее, к морю!»
Волны, казалось, сами несли на гребнях к острову смелых путников. На берегу гостей ждал священный белый конь, приветливо помахивая хвостом. Он проводил их в храм Святовита.
В просторном зале высокий старец с длинной пушистой бородой вручил путникам ларец.
Мальчик приоткрыл крышку, сверкавшую драгоценными камнями. На дне шкатулки ярко зеленели чудесные зернышки.
«Первый урожай – сохраните, от второго – используйте третью часть, от третьего – половину, а потом трава сама себя сажать начнет, если не забудете поливать», – напутствовал старец, пожелав счастливого пути.
«Мы всегда будем помнить о вас и благодарить за помощь!» – с почтением отозвалась Авелина.
«Я знаю, дальше ваш путь лежит к горе Геликон за живой водой. В дороге могут встретиться опасности. Возьми попону: прикоснешься к ней – станешь невидимой», – и, лукаво взглянув на Елисея, он накинул попону на Авелину. Мальчик растерялся: изумленно посмотрел вокруг. Где Авелина?
Где старец?! Они только что были рядом!
Через минуту, улыбаясь растерянности мальчика, старец протягивал ему небольшой мешок:
«Держи, Елисей, крепко, не теряй!
Чудесная попона вам пригодится.
Но помни: через час она теряет волшебную силу, а потом приобретает снова.
Возвращаясь, путники увидели на берегу четырех Кентавров – в кольчугах для защиты от птиц.
Чёрные металлические чудища ждали их с нетерпением.
Мальчик быстро вытащил попону из мешка, и Кентавры сразу потеряли их из виду. Они бросились в разные стороны, а потом – друг на друга, обвиняя в недосмотре.
Авелина с Елисеем, стараясь не шуметь, торопливо выбрались на берег. Преследователи услышали стук копыт и устремились в погоню. Но теперь свирепых Кентавров можно не бояться! Попона стала надежной защитой, лишь бы не выронить её на скаку. Мальчик крепко держал мешок, и все же одна из веток зацепила его. Он упал на землю.
Яростные  крики  приближались. Елисей успел схватить мешок и вытащить попону. Один из кентавров задел её передней ногой и, остановившись, тоже стал невидимым. Остальные не на шутку испугались. Главный Кентавр исчез – будто под землю провалился!
Мальчик освободил его копыто от волшебной ткани, и преследователи, ни о чем не догадавшись, поскакали дальше.
«Давай отдохнем», – жалобно попросил Елисей. Лошадь сразу же опустилась на колени. Мальчик прижался к светлой гриве и загрустил: «Ты – удивительная, смелая, прекрасная. Я давно мечтал о таком друге, а ты скоро покинешь землю?!»
«Да, как только из созвездия Пегаса на землю упадёт луч, я улечу обратно, – вздохнула Авелина, – но ты отрежь прядь моей гривы и носи с собой. Она соединит нас во вселенском пространстве, и ты обо мне будешь всё знать», – неожиданно предложила Авелина.
«Я обязательно вернусь к тебе, и мы отправимся в удивительное путешествие. Ваше величество будет приказывать, а я – исполнять!»
– шутливо добавила она. Мальчик повеселел и напомнил: «Авелина!
Нас ждёт ещё одно важное дело».
Долго без устали скакала золотая лошадь. Наконец вдали показались склоны горы Геликон. Здесь, под большим камнем, прятался источник живой воды.
Давным-давно  у  маленькой Авелины медленно росли зубки, и родители привели её к подножию белой горы – таким большим показался тогда ей камень! Она вдоволь напилась воды, и на следующий день зубки стали лучше, чем у подружек.
Сейчас Авелина, волнуясь, искала тот самый камень. А вот и он!
Но теперь большую белую гору он не напоминал – наверно, состарился, искрошился от ветров и дождей.
«На всякий случай я прикрою тебя, пока ты наполнишь эти чудесные сосуды. В них вода не убывает. Сам Пегас, провожая, вручил их мне», – горделиво добавила Авелина. Мальчик набрал прозрачную волшебную воду, надёжно укрепил на спине лошади ларец, по бокам – два сосуда, накрыл попоной, и они поскакали обратно.
«Я так благодарна тебе за помощь! Без тебя у меня ничего бы не получилось», – призналась Авелина.
Елисей с радостью ловил каждое слово. «Но я волнуюсь, – продолжала она, – Кентавры не прощают поражений и будут преследовать тебя. Думаю, попона ещё понадобится».
На поляне вдруг стало светло. Ослепительный луч – дорожка коснулся золотой красавицы, и она, шагнув навстречу, вдруг оторвалась от земли. Елисей долго смотрел вслед, пока не почувствовал боль. На поляне стоял Кентавр, упирая в грудь мальчика копьё.
Елисей вспомнил о волшебной попоне. До неё нужно только дотянуться, а опасный враг не давал этого сделать.
«Ты спрашивал меня о белогривой лошади?! Посмотри на небо!» – решил отвлечь Кентавра Елисей. Там, далеко-далеко, в ослепительно-белом луче мчалась к созвездию Пегаса Авелина.
Пока  Кентавр  разглядывал звёздное пространство, мальчик накинул попону. Разъярённый преследователь собрался выместить злобу на мальчике, но тот внезапно исчез.
И вдруг где-то рядом послышался насмешливый голос Елисея: «Теперь ты, жестокий и злой, перестанешь быть самым сильным и непобедимым»!

ЧУДО МЕЩЕРСКИХ ЛЕСОВ

Когда приходит беда, кажется: ты с ней остаёшься один на один. Но вдруг появляются рядом замечательные люди и пытаются тебе помочь.
Операция прошла успешно!?
Только почернела левая половина лица. Только глаз перестал видеть.
Только, только, только… «Ничего.
Это временно. Всё должно восстановиться!» – успокаивает доктор.
Больница, палата, белые халаты, врачи – всё позади.
Но настоящие трудности ещё только начинались. Нужно заставить пальцы снова стать гибкими, чтобы смогли выводить хотя бы кружочки, палочки. А они не слушаются!
Нужно читать, а буквы забылись, чужим стал алфавит. Пытаешься связать гласную с согласной, а язык разучился слоги произносить, стал деревянным. Словно очутился в заколдованном мире и потерял ключик от окружающего пространства.
Ждать помощи неоткуда. Только мама каждую минуту рядом.
Она верит: всё наладится, всё будет хорошо и часто повторяет:
«Надо только постараться, очень захотеть, и ты догонишь ребят, пойдёшь с ними в седьмой класс!»
Однако, в одиночестве, стараясь, чтобы никто не увидел, мама плакала и молилась.
И вот шестикласснику, прочитавшему когда-то всего Жюль Верна, купили букварь, прописи – и «Здравствуй снова, первый класс!»
Однажды  маму  пригласили на бал в Дворянское Собрание.
Ничуть не колеблясь, она отказалась. Какой бал! Если нет в сердце места для радости и давно разучилась улыбаться…
В тот день она спокойно хлопотала по хозяйству и вдруг, поглядев на сына, стала лихорадочно собираться на бал. Чей-то голос подсказал ей: вдруг среди приглашенных окажется человек, способный вылечить Антошу.
Часы пробили 16.00 – время съезда гостей. Через час прозвучат торжественные звуки полонеза Шопена, возвещающие об открытии бала. Сказочно красивые дамы в длинных платьях, затянутые в корсеты, пышные кринолины, благосклонно вручат себя не менее изысканным кавалерам в чёрных смокингах и белых перчатках. Приветствуя в полонезе друг друга, пары пройдут по периметру зала, а затем плавно закружатся в вальсе.
И вот в пышном голубом платье,  необыкновенно  красивая, мама стремительно поднимается по парадной лестнице, ведущей в зал, взволнованно обмахиваясь веером. При входе её окликает госпожа Лопухина, справляется о здоровье сына и советует поехать с ним в Николо-Радовицкий монастырь к чудотворному образу Святителя Николая. «В трудные минуты наша семья не раз находила у него помощь!» – обнадеживает она. Это предложение оказалось той соломинкой, за которую хватается утопающий.
А Лопухина поведала удивительную историю. В глухих Мещерских лесах, недалеко от Москвы, стоит древний мужской монастырь. Давным – давно в 1431 году, фессалийский грек, инок Пахомий сопровождал из Фессалии Московского и Киевского митрополита Фотия, назначенного Константинопольским патриархом в митрополиты Руси. После смерти Фотия инок Пахомий отправился странствовать по России в поисках уединенного места и обнаружил в глубине густого леса чудесное озеро с прозрачной зеркальной водой.
Душа монаха возрадовалась, и он решил остаться здесь навсегда, а местность вокруг озера назвал в честь Фессалии – своей родины – Радовицами.
Прошло время. На месте шалаша возник монастырь сначала деревянный, потом каменный. Однажды, уже в 16 веке, новый игумен обители в предрассветный час вышел знакомой тропой к озеру и, пораженный, застыл на месте. По вызолоченной рассветным солнцем широкой глади, ступая по воде, словно по суше, во всем сиянии архиерейского облачения к нему шел святой! Не зная почему, он тотчас признал в нем НиколаяЧудотворца. После этого случая озеро стало называться Святым.
А игумен призвал самого искусного резчика по дереву и велел вырезать фигуру увиденного святого. Безымянный мастер сначала выдержал несколько дней строгого поста и только потом принялся за работу. «Он! – едва увидев резной образ Николая-Чудотворца, воскликнул игумен, – А почему из яблоневого дерева, ведь оно быстро покроется трещинами!» Но прошло несколько столетий, и ничего не случилось с ликом.
Чудеса по молитвам перед образом Николая-Чудотворца совершались так часто, что их начали записывать. Многие избавлялись от болезней, слепые – прозревали.
Царь Иван Грозный, прослышав об обретении чудотворного образа, пожаловал монастырю земли, а богатые люди делали щедрые подарки.
Однако Пётр I скептически относился к суевериям, и во время его правления образ изъяли и передали Синоду. После неожиданной смерти императора образ Николая-Чудотворца вернула в монастырь первая жена Петра, Евдокия Лопухина, сосланная им в Покрово-Суздальский монастырь.
С тех пор и сегодня род Лопухиных ощущает поддержку и неведомую благодать от чудотворного образа. На балу Лопухины пригласили маму с Антоном к себе на дачу, построенную вблизи Николо-Радовицкого монастыря.
И вот мы входим в главный отреставрированный в 2008 году храм.  Огромный  светлый  зал встретил нас, жителей Москвы, необычайным покоем. Ещё не всё белое пространство стен украшено иконами и фресками. В центре иконостаса в серебряном окладе темный образ – лик Николая-Чудотворца, действительно вырезанный из дерева, потемневший от времени, но узнаваемый. Перед ним – небольшое возвышение и три ступеньки. Отчего-то гулко забилось сердце, и застрял комок в горле.
Антон поднялся по ступеням, приблизился к образу, с любопытством  разглядывая  необычную икону, а затем опустил глаза и долго стоял молча, изредка шевеля губами, произнося единственную молитву, которую знал. Случайно заметив: желающих подойти к образу немало, мы отошли в сторону.
В какой-то момент показалось: он отвечает и даже улыбнулся.
Молчаливые,  сосредоточенные, переполненные невыразимыми чувствами, мы, возвращаясь домой, остановились в кафе перекусить, заняли столик у окна, ожидая исполнения заказа. Огромные арочные окна открывали вид на противоположную сторону улицы. И вдруг Антоша, глядя в окно, стал бегло читать плакаты, вывески на зданиях, названия магазинов. Он читал их одну за одной растерянно, с изумлением оглядываясь на родных. Мама всё поняла.
Слёзы радости брызнули из глаз, и, не стесняясь окружающих, она опустилась на колени, крестясь и благодаря за случившееся чудо.
Значит, сын будет читать, писать, говорить!
Рядом стоящие люди с любопытством наблюдали за происходящим: узнав причину, тоже начинали креститься. Сёстры Лопухины обрадовались новости и совсем не удивились. Одна из них готовилась к серьёзной операции, но после неоднократных встреч с образом – ликом Николая-Чудотворца – её удалось избежать. Врачи недоумевали, но подтвердили её выздоровление.
Что это!? Вера, сознание человека, могучее желание победить болезнь или ДРУГОЕ? Ведь мироточат иконы! Случаются необыкновенные чудеса, пока не разгаданные наукой.
Антон всё лето занимался, догнал ребят, пошел в седьмой класс, но часто вспоминает посещение Николо-Радовицкого монастыря.

Опубликовано в Бийский вестник №2, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Глазкова Елена

Прозаик, детский писатель. В московском журнале «Детское творчество» ведет рубрику «В сказочной избушке». Член Союза писателей России. Награждена многими дипломами за художественные достижения в развитии лучших традиций отечественной литературы. На международном литературно-музыкальном фестивале в Крыму «Интеллигентный сезон-2018» завоевала 1-е место в номинации «Малая проза для детей».

Регистрация

Сбросить пароль