Анатолий Муравлев. ТАНКИСТ-ДЕВИЦА

Эту женщину часто сравнивают с кавалеристом-девицей Надеждой Дуровой, которая сражалась с напавшей на страну французской армией. Только Нина Бондарь не скрывала своего женского существа, воевала с фашистами и управляла уже не лошадью, а танком.

НЕБО И ЗЕМЛЯ

До начала войны Нина успела окончить в Бийске школу и одновременно аэроклуб. В те годы многие увлекались авиацией. Первый год изучала двигатель, прошла все инструктажи и даже прыгала с парашютом. Смелая была, всё ждала, когда же, наконец, разрешат полетать. Успела прямо перед самым началом войны.
Бийский аэроклуб, созданный в 1934 году, к тому времени подготовил несколько сотен пилотов, прошедших подготовку на лёгком самолёте-биплане У-2, а также авиатехников, планеристов, парашютистов. Среди его выпускников – Герои Советского Союза Иван Березуцкий, Владимир Тагильцев, Аким Немтинов, Александр Помелов, Герой Социалистического труда Александр Помелов. Рядом с ними смело можно назвать и имя Нины Бондарь, которая в замужестве носила фамилию Ширяева.
Уже в июле 1941 года в Бийском горвоенкомате дочь офицера выразила желание вступить добровольцем в Красную армию.
Учитывая лётные навыки, её направили на переподготовку в Омск, а затем распределили в воинскую часть системы противовоздушной обороны Москвы. Летала на знакомом У-2, который после смерти конструктора Николая Поликарпова в 1944 году переименовали в По-2, по кодификации НАТО называли мулом, а вообще-то больше полувека именовали «кукурузником». Хорошая была машина – простая в управлении, многофункциональная и надёжная, несмотря на то, что собрана была из дерева, фанеры и двигателя, мощностью 125 лошадиных сил. Недаром же У-2 стал «героем» фильмов «Небесный тихоход», «И ты увидишь небо», «В бой идут одни старики», «В небе «Ночные ведьмы» и других.
Летали с полевого аэродрома.
Поскольку радиосвязи на борту не было, начальник отряда давал команды в небе движениями крыльев.
В одном из разведывательных полётов «слепой» снаряд попал в её самолет. Пилот едва дотянула до земли, но выбраться из кабины без посторонней помощи уже не смогла. Оказалось, что у Нины тяжёлое ранение обеих ног.
Потом был госпиталь. Врачи спасли её ноги, но вынесли удручающий диагноз: «к службе в авиации непригодна, летать противопоказано».
Девушку списали «на землю».
Но она не считала себя вправе отсиживаться за спинами других, не собиралась возвращаться в тыл. Её направили в резерв. И предложили выбор: поступать в медицинское училище или пойти учиться на регулировщика. Однако она категорически отказалась от этих предложений: «Медицину я терпеть не могу, а регулировщица – ещё чего не хватало!»
Знакомые по госпиталю солдаты предложили ей: «Нинка, в Саратовское бронетанковое училище набирают добровольцев. Поехали». Написали письмо, адресованное Иосифу Сталину. А к нему приложили список тех, кто желает учиться на танкистов. И хоть Нина знала, что туда девушек не берут, вписала свою украинскую фамилию: «Н.И. Бондарь». И никто не заподозрил, что это – девчушка из далёкой Сибири. Её и потом путали, полагая, что имеют дело с Николаем Бондарем.
Скоро из Москвы пришёл положительный ответ. Привезли добровольцев в столицу, Нина – в тревоге: «Что же я наделала?!»
Однако назад хода нет!
Каково же было удивление начальника училища генерала Белова, который, увидев Нину, схватился за голову: «Кто такая? На каком  основании?  Немедленно отправить обратно». Но ознакомившись с документами, под которыми стояли подписи Сталина и Ворошилова, угомонился – попробуй не выполни приказ Ставки Верховного главнокомандования!
Больше того, назначил Нину старшиной роты в 150 курсантов.
Так, лётчица Бондарь стала танкисткой.
Её дочь Галина Ефанова на сайте «Бессмертного полка» вот что написала о боевом пути матери: «…Окончив училище весной 1942 года, Нина была направлена лейтенантом в 1-ую танковую армию командиром танка Т-34. В боях и походах обрела боевой опыт, наращивала воинское мастерство. Экипаж танка под её командованием громил врага. Она принимала участие в сражениях на Курской дуге у д. Прохоровка, Корсунь-Шевченковском сражении. Освобождала Украину, Польшу, Чехословакию. Танк под ее командованием первым ворвался на Дуклинский перевал у города Моравска-Острава. За этот бой чехословацкое правительство наградило девушку медалью, на перевале установлен советский танк Т-34 с номером машины, на которой воевала Нина. В честь девушки, которая сражалась за освобождение Словакии, издана книга «Zeva v ranku».
Тяжёлым был путь к победе.
Не один раз сибирячка выскакивала из горящей машины в последний момент. Четырежды её, тяжело раненную, вытаскивали боевые друзья. Дважды горела в танке, потом около года не снимала шлем, потому что выгорели волосы.
Дошла до Берлина. Победу встретила в Праге. Там, на Эльбе, выпустила последний снаряд.
Нина Ильинична награждена орденом Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степеней, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Она – участник Парада Победы в июне 1945 года в Москве.
После войны работала в конструкторском бюро на Бийском котельном заводе, «Ветеран труда».
Скончалась 13 апреля 2013 года».
Всего, по данным исследователей военной истории, в сражениях с гитлеровскими захватчиками участвовало 13 женщин-танкистов. Среди них, кроме Нины Бондарь, была и Ольга Сотникова (в девичестве Поршонок), которая начинала на фронте шофёром, а, окончив танковое училище, стала механиком-водителем  железной машины. Несколько раз горела в боевой машине. Участвовала в освобождении Белоруссии, дошла до Берлина, оставляла надпись на рейхстаге. В самом конце войны стала заместителем командира роты тяжёлых танков ИС-122 112го тяжёлого танкового полка 67-й отдельной гвардейской танковой бригады. Жила в Барнауле.

ВОЙНА – НЕ ЖЕНСКОЕ ДЕЛО

– Никогда за войну я не была  уверена,  что останусь жива, – вспоминала Нина Бондарь. – У меня даже мысли такой не было! Всё равно же убьют…
Другого не может быть. Сегодня одного хоронишь, завтра второго.
Но думала о себе одно, получилось другое…
Ведь если даже немного с ним побыл в экипаже, он уже тебе как родной. И ты чувствуешь, что ты за него в ответе. Он погиб, и ты чувствуешь свою вину перед ним.
А потом думаешь – из-за кого? Изза него, из-за немца. И жалости у меня к ним не было. Давила их батарею, и абсолютно ничего во мне не дрогнуло. Курице я за всю жизнь голову отрубить не могла. А немцев – спокойно. Честно говоря, и сейчас их речь спокойно слушать не могу. Для меня это враг! Сейчас они нам улыбаются, говорят чтото… А я им не верю. Их тоже я много видела, подбитых и обгорелых…
Экипажей у меня много сменилось. Помню, был у нас Серёжка, беленький такой, фамилию его забыла… Танк уже сгорел. Мы вернулись и подошли к нему. Я чуть задела за волосы, он – ш-ш-ш и распался. До того мне было плохо… Ребята говорят: что тебя туда понесло, зачем?..
Был у меня любимец – тоже командир танка Витя Зорин. На баяне здорово играл и пел. По росту мы самые маленькие, всегда в конце строя – я, Петя Гусаков и он. На марше в его танк ударила случайная болванка, погиб он один.
Самое памятное в боях? Что там запоминать?! У командира танка всё одно и то же. Езжай и стреляй. И смотри в оба-два, где, что и как. Надо смотреть и думать.
И механиком руководить – назад, правее, левее, прямо.
Очень уважала я комбрига Петушкова – корректный, отзывчивый. Хороший был и комбриг Белоусов. А вот от замполита Романенко я старалась быть за версту.
Был он высокомерный какой-то.
Я почему-то замполитов, их много было, недолюбливала. Придут к нам, выступят: ребята, давайте!
Ребята, давайте! А сами… Романенко мы вообще не видели, чтобы он был где-то связан с передовой. За что он получил три ордена Красного Знамени? Считаю, несолидно это, нехорошо…
Со СМЕРШевцами ухо держи востро. Одно дело – борьба с врагом, контрразведка, это я понимаю. А ходить, вынюхивать – кто что сказал, к чему придраться? Но наши парни-танкисты держались в этом отношении молодцом. Сидим в землянке, в палатке около танка или под ним, и вдруг появляется смершевец. Полундра! Все замолкают, говорят о чём-нибудь отвлечённом. Подойдёт. Ему:
– Что пришёл?
– А, так.
– Ладно, иди дальше…
Сын Владимир у меня военный, майор, уволился в запас. Был в Чечне, и в первой войне, и во второй. Я у него спрашиваю:
– Ну как, посмотрел, что такое война?
– Посмотрел. Еду, смотрю и вспоминаю тебя, – как мать занималась этим делом-то…
Вообще, война – не женское это дело…
Вылезешь из танка как чёрт.
Умыться негде, воды нет. Очки подымешь – ни рожи, ни кожи. Не поймёшь, кто ты есть. Как усну, мне снилось, что отец работает банщиком, а я у него прошусь: разреши помыться. Если рядом овраг с ручьём или болото чистое, мы комбинезоны в грязи, в песке вытопчем, сполоснём. На трансмиссию положим, мотор заведём, пять минут – и комбинезон высох.
Быт танкиста – не для женщины.
Но мирилась со всем, терпела. Что меня ещё возмущает – показывают женщину на войне, она обязательно курит. А у нас в бригаде никто из девушек не курил, не пил.
Спиртное хранилось у меня на всякий случай, просили часто офицеры, но уходили ни с чем, ворчали – да у этой среди зимы снега не выпросишь.
Пьющих я и сейчас, честно говоря, терпеть не могу…
Ещё в 1979 году пригласили меня в танковую часть… Начали стрельбы. Один раз промазали, другой. Я говорю: милые мои, если бы мы так стреляли во время войны, то Гитлер был бы во Владивостоке! Они оправдываются: конечно, вы там стреляли в день-то по сколько раз. А нам один снаряд в год и то не дают. Всё равно, говорю, офицер должен уметь стрелять.
Я стреляла хорошо. Из пушки – раз, два – обязательно попаду. В училище меня тренировали здорово. Ротный всегда говорил: если не будешь уметь стрелять, тебе грош цена. Тебя не примут солдаты. И вообще тебе нечего делать там.
И два года назад была у танкистов, лазила в танк. Техник спрашивает: похоже на «тридцатьчетвёрку»?
– Конечно, нет. С этим мне, пожалуй, не справиться. На Т-34 я, девчонка, ногу поставлю на педаль, двумя руками за рычаг, и он – фьють! – развернётся.
Любила я «тридцатьчетвёрку», отдаю ей полное предпочтение. Чистила её с удовольствием. Ребята-офицеры вылезли и пошли. Я – никогда. Говорю, давайте почистим, это же наш дом, наше убежище.
Экипаж другой раз – о… мы же сейчас всё равно поедем. – Не знаю, поедем или нет. Давайте мы её почистим, погладим… Я всё делала вместе с экипажем. Однажды ко мне подошла одна девушка из бригады: возьми меня в экипаж. Я говорю: ты знаешь, что такое гусеница? Её разобьют, нужно её поднять, перебросить на катки. Кто будет? Мы с тобой не сможем, а два мужика её не поднимут…
Да, потери были большие. И меня прямо бесит, когда в иных фильмах и книгах врут – вот наши пошли вперёд, и без продыху, и без потерь…
Думаешь – покажите же правду, как было на самом деле…
В истории нашей бригады пишется: «В боях за Винницу экипаж Бондарь подбил один танк Т-3, шестиствольный миномёт, уничтожил 50 гитлеровцев». На последнее я скажу: кто их считал?
Ну, уничтожил пушку – это видно. А живая сила? Мы ударили и пошли дальше. Эти цифры мне и раньше страшно не нравились. И сколько мой экипаж подбил танков – честно скажу, я не знаю, даже примерно. Другой раз приедешь, говорят: Нинка, ты там подожгла. Когда, не знаю. Мало ли я там лупила. Он сразу может не загореться, а немного погодя.
Может быть, кто-то ещё ему поможет. Я видела в прицел, что ударила в него и дальше поехала.
Меня уже это не касается. Я знаю, что там сзади посмотрят и добьют, если он будет трепыхаться…
Не до бухгалтерии было. Низкий поклон!

Опубликовано в Бийский вестник №3, 2020

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то приобретите премиум-подписку.

Муравлев Анатолий

Родился 24 июля 1951 года в селе Колыванском Павловского района Алтайского края. Является автором пяти документальных книг серии «Неизвестный Алтай»: «Лихолетье войны», «Далёкое-близкое», «Трансграничный маршрут», «Города-призраки», «Поверх барьеров» (издана по результатам краевого конкурса на издание литературных произведений), документальной повести «Михаил Калашников» (губернаторская серия «Алтай. Судьба. Эпоха»). Награжден государственной медалью «Защитнику свободной России» (1993 г., «…за исполнение гражданского долга при защите демократии и конституционного строя 19–21 августа 1991 года, большой вклад в проведение в жизнь демократических преобразований, укрепление дружбы и сотрудничества между народами») и региональными медалями «За заслуги перед обществом», «За заслуги в труде», наградами общественных организаций: «Патриот России», «Акинфий Демидов», «Святитель Макарий». Лауреат премии Алтайского края в области литературы и искусства, архитектуры и народного творчества (2014). Лауреат (2013, 2015), победитель (2014) краевого конкурса «Лучшая книга Алтая» в номинациях «Краеведение» и «Публицистика». Член Союза писателей России с 2016 г.

Регистрация

Сбросить пароль