Алексей Аргунов. СТИХИ В ЖУРНАЛЕ “Бийский вестник №1, 2019”

* * *
Ты меня не спасай
И совсем не жалей,
Мне и так больно всегда.

Ты меня не хвали
И наград не давай,
Мне и так стыдно всегда.

Ты меня не зови,
Счастья не обещай,
Мне и так страшно всегда.

* * *
Ужасает платоновский жестокий рассказ.
Первобытная боль разъедает всех нас.
Невеселый и зимний пейзаж
за окном,
Не вишу я на ветке замершим мешком.
Надрывается сердце
зачем-то запеть,
Ухмыляется подлая, наглая смерть.

ЖАЛОСТЬ

Потираешь, счастливец, ладони –
От побед не сбежать никуда,
И железные фыркают кони –
Скоростные спешат поезда.

И парижи падут на колени,
Восторгаясь все сразу, подряд,
Только смерти всё это до фени,
Жаль, что жизни, как спички, горят.

ОСЕННЕЕ

Был детский сон распорот
Далёким солнцем по глазам,
И люди ходят в город
По каким-то там делам,
И ты поверил вырий там.

Но был потерян путь домой.
Рубахой жёлтой под дождём
Простужен в злую осень зной,
Свобода грезится ружьём,
И мозг промозглым обожжён.

* * *
Поймать я время не могу.
Бессильный падаю в песок.
И выразить мою тоску
Лишь можно выстрелом в висок.

* * *
Извивался Басё,
Как ничтожный червяк,
Под иголкой судьбы.
Я же беды прогнал,
Подобрав сироту,
Я расслышал не крик
Обезьяны в горах,
А как плачет дитё
На осеннем ветру.

* * *
Я подумал –
Мне не хватит мастерства,
Чтобы делать стихи,
И прекратил эти детские
Забавы стихосложения.
Но с тех пор за спиной
Я стал слышать звук,
Похожий на щелчок затвора.

* * *
…пожалуй, я не люблю писать стихи,
Что так яростно рождаются
во мне
После тяжёлых ран, полученных
В какой-нибудь кабацкой драке.

Я люблю писать стихи,
Которые приходят как будто просто так.
Они спокойны и неотвратимы,
Как утреннее Солнце.

* * *
Постой! Смотри!
Опять стрела летит
Куда-то далеко – нам из-за мглы
Не разглядеть. Но Бог стрелка простит,
Любой стрелок – лишь страсть его стрелы.

Но хочешь ты прожить
без всяких бед,
На зверя страшно выпустить себя.
Зачем стрела – когда желанья нет,
Добычи, да и просто нет тебя.

* * *
Не монахи, не солдаты,
Не трудяги, не дельцы,
Нами правят бюрократы –
Удалые молодцы.
И они воруют время
У тебя и у меня,
И несут элиты бремя,
Не ругаясь, не браня,
На головушках на лысых
Их блистает мелкий пот,
Принимая в жертву смысл,
Лишь растёт у них живот.
Бюрократы, будто боги,
Лбами бейтесь прямо в кровь.
Но, быть может, на пороге
Грозный бунт против богов.

* * *
Сердце уже не плачет,
Оно – ахиллесова медь.
Сладкая сверхзадача
Была – от любви умереть.

Нынче – зола и пепел
И боли настырная месть.
В жизни без края степи,
И подвиг, конечно, в ней есть.

* * *
Поэзия мертва,
лишена жизни,
потому что поэзия –
это слова:
сотрясание воздуха,
грязь чернил
на обезличенном
трупе дерева.
И всё-таки почему
поэтичность стихов
я измеряю
твоей решимостью
оставаться живым.

* * *
Ночь бежит и близится к утру.
Так легко и без сомненья
Луч прожёг во тьме ночной дыру,
И смешно моё смущенье.

Ночь бежит и близится к утру.
Всё слабей, слабей её тиски,
Мир уснувший мне не по нутру,
Больше нет ни боли, ни тоски.

* * *
Соблазн горенья лихой –
Не могу устоять.
Я жизни легко отдаюсь,
Как последняя блядь.

Я настоящее жгу –
Вечно творец со мной.
Когда разрушится мир,
Я останусь живой.

* * *
История подобна взрыву
И колебаниям струны.
Бегут испуганно к обрыву
Людей уставших табуны.

У нас ли миссия такая –
Чужая нам как выдох-вдох.
А я – лишь музыка живая,
Какую слышит только Бог.

* * *
С нечистым
Договор я расторг.
Покой – паралич,
порядок – морг.

Разбил я свой мир,
И путь мой во мгле.
Но жив я теперь.
Я один на земле.

НАРКОМАН

А я с богиней бледно-белой
Танцую серо-черный твист,
Сжигаю душу недозрелой.
Летит по маю желтый лист.

Но что же, жизнь – самоотдача.
И вот уже я вижу сам –
Моя Тихе тихонько плачет,
И по щеке струится шрам.

ПОСТКОММУНИСТ

Ваше время слетело с резьбы
И в грязном ржавеет раю.
Только я в ожидании звезды
На крыше высокой стою.

Мной не скроешь бытийную брешь,
Купив на блошином ряду.
И любить мне осталось,
хоть режь,
Сгоревшую в прошлом звезду.

* * *
Я не хотел болеть тобой,
Я выздоравливать хотел,
Как прокаженный, я чужой,
Гоним недугом за предел.

Без страха в черную дыру
Врываюсь, будто рад судьбе,
И если все же я умру,
Я посвящаю смерть тебе.

* * *
Ты старался работать,
быть может, любил,
играл на гитаре
и песни кричал,
а ещё ты горланил стихи
и даже в трамваях
вскакивал с места,
увидев уставших старух,
а мишка молчит,
игрушечный мишка
с оттопыренным ухом
почему-то сидит и молчит.

* * *
День усталый затих,
Чтобы забыться во сне.
Мне же каждую ночь
Снятся умершие люди –
Дядя или отец,
Дедушка, бабушка, брат.
Все же странные сны,
Знаю – на свете их нет,
Жили, жили они,
Пели, страдали…
Только время прошло…
…и не проходит никак.

Опубликовано в Бийский вестник №1, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

This content is for members only.

Аргунов Алексей

Родился в 1972 г. в городе Барнауле. Окончил Алтайский государственный университет, исторический факультет. В 2012 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Настоящее как мера социального времени» (специальность социальная философия). Печатался в журнале «Ликбез».

Регистрация

Сбросить пароль