Александр Радашкевич. БЕСЕДА С ГЛАВОЙ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ВЛАДИМИРОМ КИРИЛЛОВИЧЕМ. Часть вторая

В этом году исполнилось 100 лет со дня рождения и 25 лет со дня кончины Великого князя Владимира Кирилловича (1917–1992). Это интервью было подготовлено для очень популярного в то время московского журнала для подростков «Мы» (№ 10, 1991 г.), оно вызвало широкий общественный резонанс и было перепечатано с различными сокращениями и изменениями многими советскими газетами и журналами, а также парижским еженедельником «Русская мысль» (№ 3888). Здесь интервью впервые воспроизводится в полном и неискажённом виде. Именно оно привело меня в дом Великого князя 3 мая 1991 года, и ирония судьбы в том, что впоследствии мне пришлось самому же отвечать на сотни писем-откликов уже в качестве его личного секретаря. Интервью записывалось на диктофон, и в ближайшее время полная аудиозапись будет размещена в интернете в рамках видеопроекта Игоря Франка (Москва) «Владимiръ». Настоящая публикация приурочена также к скорбной дате 100-летия со дня убийства Царской семьи, которая отмечается в будущем году.

Начало и вступительную статью см. в № 4(20), 2017 г.

По дороге в Россию. Великий князь Владимир
Кириллович и личный секретарь Александр
Радашкевич. Посадка в Гамбурге, 5 ноября 1991 г.
Фото Массимо Сестини (Италия)

– Как Вы, Ваше Высочество, отнеслись к идеям, высказанным недавно Александром Солженицыным в его эссе «Как нам обустроить Россию»?

– Я не совсем согласен с некоторыми мыслями этого, безусловно, крупного и глубокого писателя. Его главная идея в том, что можно «обустроить» Россию даже при известном распаде той империи, которую мы знали… Я считаю, что высказывать это не было нужно, даже если он убеждён в том, что так должно случиться. Я верю, что этого распада ещё можно избежать.
Мне приходилось встречаться с живущими в тех частях нашей бывшей империи, которые стремятся отделиться, и я ясно понял, что суть их стремлений в желании отделиться от коммунизма, освободиться от него. И если бы центральное правительство оказалось в какой-то момент некоммунистическим (вовсе не обязательно, чтобы это была монархия), то этим странам, частям или областям (называйте, как хотите) было бы гораздо выгоднее остаться внутри такого конфедеративного союза или империи, или – в чём-то, подобном британскому Commonwealth (Содружеству наций – А.Р.).
Если они отделятся, это будут сравнительно небольшие государства, которым сразу же, с самого начала, придётся просить у других стран денежной помощи. А начинать свою жизнь с крупных долгов, с экономической зависимости всегда невыгодно.
Я согласен со многими мыслями Солженицына. Но это его личное мнение о желательности такого распада. Я не согласен был с необходимостью его высказывать… Даже прибалтийским республикам, думаю, было бы выгодно остаться с Россией, несмотря на их более тесные связи с Западом, завязавшиеся между Первой и Второй мировыми войнами. Многие из тех прибалтийцев, с которыми мне довелось разговаривать, были совершенно согласны с этим (думаю, не из желания доставить мне удовольствие). Сотрудничество с  крупным и могущественным государственным организмом, существующим уже столько столетий, – целиком в их собственных интересах.

– Если когда-нибудь состоится Ваш визит в Россию, хотели бы Вы, Ваше Высочество, встретиться с Михаилом Горбачёвым или с Борисом Ельциным?

– Не только бы хотел, но, думаю, это было бы необходимо. Потому что мне не представляется мой визит в Россию возможным без согласия на то главы государства, власть предержащих.

– Подобный визит может быть только официальным или это может произойти частным порядком?

– Только официальным. Вы знаете, как печально всё сложилось с поездкой румынского короля недавно. Он отправился частным образом, на частном самолёте и с иностранным паспортом. И его на пути из аэропорта остановили и попросили вернуться в Швейцарию. Решение о его поездке было опрометчивым, или он получил неправильную информацию.
Допустить такой промах было бы нежелательно, так как в политической жизни это полезным быть не может.

– Оспаривает ли кто-нибудь права Вашего Высочества на императорский престол?

– Это было, конечно, и есть. Оспаривали в своё время и права моего отца. Но всё это граничит с абсурдом, поскольку наши государственные законы и семейные традиции совершенно недвусмысленны и точно определяют порядок престолонаследия. Поэтому все претензии основаны на неблаговидных мотивах.

– Вы, безусловно, слышали, Ваше Высочество, о сенсационных заявлениях Гелия Рябова. Что Вы думаете по этому поводу?

– Сообщения о его находках вызвали во мне, естественно, большой интерес. У меня даже возникли контакты – не непосредственно с Рябовым, но с людьми из его окружения.
Но пока всё это не конкретизировалось, и я, увы, не совершенно уверен в обоснованности его заявлений. Не могу составить по этому поводу определённого мнения, поскольку не располагаю достаточными данными.

– Позвольте спросить, Ваше Высочество, каковы Ваши домашние привычки, вкусы, увлечения? Как обычно распределяется Ваш день?

– Мой день занят главным образом – теперь более, чем когда-либо – перепиской, поддержанием контактов с соотечественниками (раньше это были почти исключительно русские, живущие за пределами России – по всему миру) с тем, чтобы быть готовым послужить родине, если представится такой случай.
Сейчас, конечно, контакт с Россией стал практически свободным. Письма я получаю чрезвычайно интересные и трогательные. Молодёжь высказывает откровенно свои мысли, часто очень здоровые, спрашивает у меня советов – как поступать, как смотреть на вещи, на прошлое и на будущее. Мой долг – ответить каждому, чтобы не разочаровать чистосердечно обратившегося ко мне человека. Я стараюсь ответить всем. Некоторым приходится ждать довольно долго, но, слава Богу, мне до сих пор удавалось отвечать всем – раньше или позже. Для меня этот живой контакт очень важен и ценен. И я всех прошу оставаться со мной на связи.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Эмигрантская лира №1, 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Радашкевич Александр

Род. 30 апреля 1950, Чкалов — русский поэт, эссеист, переводчик. Эмигрировал в США в 1978 г. Работал в библиотеке Йельского университета (Нью-Хейвен), сотрудничая с эстонским поэтом и искусствоведом Алексисом Раннитом. В 1984 г перебрался в Париж, где работал в еженедельнике «Русская мысль», поддерживая литературные и дружеские связи с И. В. Одоевцевой, К. Д. Померанцевым, З. А. Шаховской и поэтами «третьей волны» — Б. Кенжеевым, Н. Горбаневской, Ю. Кублановским. В 1991—1997 гг. был личным секретарём Великого князя Владимира Кирилловича и его семьи, которую сопровождал во время более чем тридцати визитов в Петербург, Москву и по всей России, а также Грузии, Украине и европейским странам. Живёт в Париже.

Регистрация

Сбросить пароль