Александр Дудин. ТАМ, НА ЧЁРНОЙ РЕКЕ

К 100-летию Гражданской войны в России.

Солнце стояло ещё высоко, но уже чувствовалось приближение ночи.

В воздух поднялось призрачное марево, которое парило над высокой травой, разнося повсюду терпкий запах цветов. Тонкими, чуть видимыми столбиками кружилась комариная карусель. Это живое подобие смерча то и дело догоняло идущих путников, облепляя лицо и руки, и негде было укрыться от этого назойливого кровопьющего гнуса. Неопределённость угнетала мысли путников, которые совсем отчаялись и не знали, дойдут ли до своей цели или сгинут среди этой суровой тайги, полной жизни и полной смертельной опасности.

Третий день был на исходе. Сколько их ещё впереди — не знал никто.

Путников было трое. Заросшие густой щетиной лица шелушились, опалённые жарким солнцем. У двоих одежда, отдалённо напоминавшая военную амуницию, выцвела и отдавала белизной, поблёскивая чуть видимыми кристалликами соли. У каждого за плечами было по довольно вместительному мешку, перетянутому кожаными сыромятными ремнями, а короткоствольные казачьи карабины и широкие ножи, висевшие на поясе, придавали путешественникам воинственный вид.

Дойдя до высокой разлапистой ели, стоявшей на краю густого чёрного леса, они сбросили на землю поклажу и устало повалились в траву, не в силах продолжать свой путь.

Стройный, средних лет человек тихим, скрипучим от жажды голосом прохрипел:

— Чёртова жара… Как назло, ни одной посудины нет, тащимся, словно верблюды по безводью. Хоть бы в болоте каком напиться…

— И то правда,— прошипел рыжебородый детина, расплывшись в лукавой улыбке.— Бывало, пашенку боронишь, пройдёшь полосочку — рубаху хоть выжимай. Водицы бы испить… Ан нет… Попьёшь разок, разохотишься и будешь потом весь день хлебать.

— Полноте юродствовать, ротмистр. Папаша ваш, помещик, сам что ли, земельку пахал? Сидел, небось, в гостиной с рюмочкой шустовского да барыши подсчитывал. Земли-то сколько имел, Бог ты мой!

А какой дом в Первопрестольной!

— Ан нет, Николай Валерьевич, я и пашенку пробовал попахать, и сена покосил вдоволь. Любопытство, знаете ли, юношеское. Хотелось самому вкусить солёного крестьянского хлебушка.

— Господа! — вздрогнув, прошептал самый юный из них.— Там, за кустами, кто-то есть!

Все насторожились. Через мгновение рыжебородый рассмеялся и ловко бросил палку в стоявшие неподалёку кусты. Из густого смородника вылетела небольшая сова и, испуганно хлопая крыльями, скрылась за ближайшими деревьями.

Все рассмеялись, и этот громкий смех эхом прокатился по дикому лесу.

1.

Преследователи

Всю ночь накрапывал мелкий дождик. Он шёл уже несколько часов, но так и не смог напоить влагой землю, иссушенную палящим двухнедельным зноем. Село дремало в предрассветной мгле, не думая просыпаться, хоть и прокричали уже хриплым тенором петухи. Безмятежный сон жителей прервал дробный перестук конских копыт.

На центральную улицу влетел всадник и промчался, разбрасывая в стороны шматки сырой глины. Он остановился у большого, с резными ставнями, дома и нервно забарабанил нагайкой в окно.

— Товарищ Воронцов! Товарищ Воронцов!

В окно выглянуло взлохмаченное небритое лицо, затем исчезло, и через мгновение окно открылось.

— Чё те надо? — прогнусавил невысокого роста коренастый мужик, часто моргая заспанными глазами.

— Воронцова давай! Живо, мать твою,— закричал всадник, размахивая нагайкой.

Человек отпрянул от окна.

На крыльцо вышел командир отряда особого назначения Воронцов, на ходу заправляя под ремень линялую гимнастёрку.

— Чего раскричались?

— Товарищ командир! От Петровича я. Мальчонка прискакал из Раздольного. Белые там нынче заночевали, человек двести конных.

Неровён час, сюда двинут. Уходить вам надо.

Воронцов перекинул через плечо деревянную кобуру с маузером.

— Сенька! Быстро всех сюда,— и, увидев, что тот замешкался, прикрикнул: — Шевелись же, ядрёна вошь!

Сенька с разбегу сиганул через плетень и помчался к соседнему дому. Через несколько минут все были в сборе. Красноармейцы входили в «апартаменты» командира, на ходу занимаясь своими делами: кто застёгивал пуговицы и поправлял гимнастёрку, кто приглаживал взъерошенные после сна волосы.

Воронцов осмотрел всех укоряющим взглядом и встал.

— В Раздольном белые,— сказал он надтреснутым от волнения голосом.— Сами знаете, бой принять мы не можем, надо уходить.

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Опубликовано в Енисей №1, 2018

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Скрытое содержание доступно только для подписчиков Lit-Web. Если вы подписчик, авторизируйтесь на сайте. Если еще нет, то перейдите к выбору плана подписки.

Дудин Александр

Автор-исполнитель. Лауреат Всероссийского телевизионного фестиваля патриотической песни «Россия молодая», фестиваля Министерства обороны «Песни о космических войсках», Первого краевого конкурса молодых поэтов Красноярья. Выпустил восемь поэтических сборников в издательствах Барнаула, Красноярска, Москвы и Саратова. Являлся слушателем семинаров под руководством Романа Солнцева и Аиды Фёдоровой. Печатался в журнале «Откровение Life», альманахах «Перезвон», «Русь моя», «Наследие», «Лира», «Вместе», «Георгиевская лента», антологии «Поэзия Красноярского края — XX век».

Регистрация

Сбросить пароль